Шестая Часть,

являющаяся Шестой Брошюрой

[Написана для того, чтобы предостеречь служителей и приверженцев Мудрого Корана, дабы они не обманулись.]

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ

وَلَا تَرْكَنُٓوا اِلَى الَّذٖينَ ظَلَمُوا فَتَمَسَّكُمُ النَّارُ

“Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного.” “И не опирайтесь на тех, которые несправедливы, чтобы не коснулся вас огонь…” (Коран, 11:113)

Эта “Шестая часть”, Иншааллах, оставит безрезультатными “Шесть коварств” дьяволов из людей и джиннов и перекроет шесть их путей наступления.

ПЕРВОЕ КОВАРСТВО. Получив урок от дьяволов-джиннов, дьяволы-люди, пытаются обмануть преданных служителей Корана посредством карьеризма и таким образом хотят заставить их отказаться от этого святого служения и высокой духовной борьбы.

У большей части людей и у каждого мирского человека в большей или меньшей степени имеются называемые карьеризмом стремление к славе, честолюбие, желание обрести почёт, привлекая всеобщее внимание занимать положение в глазах общественного мнения. И эти чувства могут довести человека до такой степени, что ради них он готов будет пожертвовать даже своей жизнью. Для “людей Ахирата” эти чувства очень опасны. Да и для мирских людей они весьма хлопотны; они являются источником многих плохих нравов и самой уязвимой человеческой слабостью. То есть, чтобы привлечь некого человека, лаская это его чувство делают его своим сторонником,  и этим же побеждают его. Больше всего в отношении своих братьев я опасаюсь того, что безбожники могут воспользоваться этим слабым местом. Данное обстоятельство заставляет меня много задумываться над этим. Некоторых моих бедных друзей, не ставших истинными, привлекли таким образом, духовно подвергли их опасности. (Примечание).


(Примечание): Эти несчастные, с мыслью, мол: “Сердце наше с Учителем” – считают, что они в безопасности. Между тем, человек, который придаёт силу течению безбожников, поддаётся на их пропаганду, а возможно и неосознанно используется в слежке, но при этом говорит: “Моё сердце чистое, оно предано принципам Учителя” – походит на такой пример: Некто, совершая намаз, не сдержал кишечных газов и тем самым испортил своё омовение. Ему говорят: “Твой намаз испортился”. На что тот отвечает: “С чего бы ему испортиться, ведь сердце моё чисто!”

О мои братья и мои товарищи по служению Корану! Этим желающим воспользоваться вашей тягой к карьере шпионам коварных мирских людей и пропагандистам заблуждения, или ученикам сатаны вы скажите: “Во-первых, довольство Аллаха, благосклонность Милостивого и приемлемость перед Господом представляют собой такое положение, в сравнении с которым людские симпатии и одобрения подобны пылинке. Если есть благоволение этой Милости, то этого достаточно. Благоволение людей приемлемо только в качестве отблеска и тени того благоволения, иначе, это не то, к чему нужно стремиться. Потому что в дверях могилы оно гаснет и не стоит даже ломаного гроша?”

Если же чувство стремления к карьере не умолкнет и не устранится, тогда его “лицо” нужно повернуть в другую сторону. А именно:

Ради воздаяний Ахирата, с намерением заработать благие молитвы в свой адрес, с точки зрения благотворного влияния этого служения и исходя из секрета нижеизложенного примера, может быть, у этого чувства найдётся некая дозволенная Шариатом сторона. Например, когда Мечеть Ая-Софья заполнена благословенными и уважаемыми людьми, обладающими достоинствами и совершенствами, и кое-где в вестибюле и  в дверях находятся невоспитанные дети и безнравственные бродяги, а также снаружи у окон и поблизости любопытные иностранные зрители. И если в это время в ту мечеть войдёт некий человек, присоединится к той общине и красивым голосом завораживающе прочитает какую-либо часть Корана, то он привлечёт к себе взгляды тысяч людей истины, которые своим благоволением и духовными молитвами дадут приобрести этому человеку воздаяние Иного мира. Это не понравится только тем невоспитанным детям, бродячим безбожникам и нескольким иностранцам. Если же тот человек, входя в ту благословенную мечеть и великую общину, пошло закричит неприличные песни и, танцуя, запрыгает, то это рассмешит тех невоспитанных детей, и понравится тем непристойным бродягам, поскольку будет поощрением их распутства, а также вызовет одобрительные улыбки иностранцев, наслаждающихся от вида недостатков мусульман. Однако вся та великая и благословенная община будет смотреть на него с отвращением и упрёком. В их глазах он опустится до степени самого низкого подлеца.

Итак, подобно этому примеру, Исламский мир и Азия являются некой величественной мечетью. И в ней люди веры и истины представляют собой почтенную общину той мечети. Те невоспитанные дети – это имеющие детское мышление льстецы. Те безнравственные бродяги – это безродные, подражающие европейцам безбожники. Иностранные зрители же – это распространяющие иностранные мысли журналисты. Каждый мусульманин, особенно обладающий достоинством и совершенством, виден в этой мечети на неком положении, соответствующем его степени; к нему обращаются внимательные взгляды. Если в соответствии с искренностью и  стремлением достичь довольство Всевышнего, которые являются основой Ислама, он будет источником действий и благодеяний, соответствующих законам и святым истинам Мудрого Корана, словно прочитав языком своего состояния Его священные аяты, тогда, духовно он удостоится постоянной молитвы каждой единицы Исламского мира, гласящей:

اَللّٰهُمَّ اغْفِرْ لِلْمُؤْمِنٖينَ وَ الْمُؤْمِنَاتِ 

“О Аллах, прости верующих мужчин и женщин!”

и обретёт с ними братские узы. Лишь на взгляд своего рода вредных животных, коими являются некоторые заблудшие, да подобных бородатым детям некоторых глупцов, цена этого будет не видна. Если же тот человек отречётся от всех своих дедов и прадедов, которых он, считает основой своей гордости, от всего славного прошлого и от светлого пути благочестивых предков, воспринимаемого им своей духовной точкой опоры, и займётся разными прихотями, всякими пристрастными, лицемерными, тщеславными и еретическими делами, то, духовно он упадёт во взгляде всех людей веры и истины на самое низкое положение.

Согласно смыслу:  اِتَّقُوا فِرَاسَةَ الْمُؤْمِنِ فَاِنَّهُ يَنْظُرُ بِنُورِ اللّٰهِ  “Берегитесь проницательности верующего. Потому что он смотрит Светом Аллаха” (Тирмизи, Тафсиру Суре 15:6; Абу Наим, Хыйлету’ль-Эвлия, 4:94; эль-Хэйсеми, Меджмеу’з-Зеваид, 10:268; эль-Аджлуни, Кэшфу’ль Хафа, 1:42)  каким бы ни был верующий безграмотным и невежественным, может его разум и не заметит, но сердце, видя такого эгоистичного человека, будет относится к нему холодно, духовно питать отвращение.

Итак, охваченный карьеризмом и влекомый тщеславием человек – второй человек – на взгляд бесконечно большой общины людей падает в нижайшее из низких состояний. И на взгляд некоторых ничего не стоящих, язвительных и вздорных негодяев обретает какое-то временное и злополучное положение. Согласно секрету:

اَلْاَخِلَّٓاءُ يَوْمَئِذٍ بَعْضُهُمْ لِبَعْضٍ عَدُوٌّ اِلَّا الْمُتَّقٖينَ  

“Друзья в тот день – друг другу враги, кроме богобоязненных” (Коран, 43:67).

в этом мире он находит убыток, в могиле – наказание и в Ахирате – врагов, бывших здесь некоторыми лжедрузьями.

Человек, описанный в первом случае, если и не искоренит из сердца карьеризм, но, с условием не ставить его себе целью и принять за основу искренность и довольство Аллаха, получит и некий дозволенный Шариатом духовный статус, и некое великолепное положение, которое полностью удовлетворит его чувство стремления к карьере и почёту. Такой человек мало и даже очень мало, и незначительно теряет, но взамен обретает очень много ценного и безвредного. Точнее, он прогоняет от себя нескольких змей и вместо них находит себе в друзья множество благословенных созданий. Или же отгоняет жалящих диких ос и привлекает благословенных пчёл, являющихся медоносами милости. И подобно вкушению мёда из их “рук”, он находит себе таких друзей, которые изо всех концов Мира Ислама своими молитвами, словно из райского источника, поят его душу духовным светом и заполняют добром его тетрадь благодеяний.

Однажды, когда один маленький человек, занимающий большой мирской пост, совершая на пути тщеславия большой проступок, стал посмешищем в глазах Исламского мира, я преподал ему урок, дал ему по голове посредством вышеизложенного примера. Это хорошо его встряхнуло, однако, поскольку сам я не смог избавиться от карьеризма, то и моё наставление его не разбудило.

ВТОРОЕ КОВАРСТВО. Самым важным и основательным чувством человека является чувство страха. Коварные тираны много им пользуются. С помощью страха они заставляют трусливых надеть на самих себя узду. Шпионы мирских людей и агитаторы заблуждения часто используют эту черту простонародья и особенно учёного люда. Пугают их, возбуждают их мнительность. Как, например, для того, чтобы толкнуть к опасности человека, находящегося на крыше, некий коварный злодей показывает ему нечто, кажущееся ему вредным, чем возбуждает в нем воображаемый страх, и тем самым постепенно заставляет его отступить к краю и, в конце концов, упасть в низ, сломав себе шею. И точно также, с помощью весьма безосновательных воображаемых страхов они заставляют пожертвовать очень важными вещами. И даже бывает так, что человек, говоря: “Как бы меня не укусила муха”, – бросается в пасть змеи.

Однажды один серьёзный человек – да смилуется над ним Аллах – боялся сесть в лодку. Как-то вечером мы пришли с ним к мосту из Стамбула. Пришлось поплыть на лодке. Повозки не было, а нам нужно было попасть в (мечеть) Султан Айюб. Я настаивал, он же сказал:

Боюсь, вдруг утонем!

Я спросил его:

Сколько, примерно, лодок есть в этой бухте?

Он ответил:

Наверное, тысяча есть.

Я сказал:

А сколько их тонет за год?

Одна-две, а иногда и вовсе не тонут.

Сколько дней в году?

Триста шестьдесят.

Тогда – сказал я – вероятность утонуть, которая пугает тебя и будит твои опасения, составляет одну из трёхсот шестидесяти тысяч вероятностей. Такая низкая доля вероятности не сможет напугать не то что человека, но даже животное!

И ещё я ему сказал:

Интересно, как ты думаешь, сколько тебе ещё осталось жить?

Он ответил:

Я уже стар. Может лет десять.

Поскольку – сказал я – вероятность умереть есть каждый день, то ты можешь умереть в любой из трёх тысяч шестьсот дней. Так что вероятность просто умереть сегодня составляет одну из трёх тысяч шестидесяти, что гораздо выше вероятности утонуть на лодке, составляющей одну из трёхсот шестидесяти тысяч. Давай же, дрожи и плач, пиши завещание!

Он образумился и, дрожа, сел в лодку. Там я ему сказал:

Всевышний дал чувство страха для того, чтобы беречь жизнь, а не для того, чтобы её испортить! Не для того, чтобы сделать жизнь тяжёлой, сложной и мучительной, превратив её в наказание. Проявление страха из предосторожности может быть допустимым при вероятности в одном случае из двух, из трёх. Даже из пяти-шести. Однако, боязнь вероятности, составляющей одну из двадцати, из тридцати и сорока – это уже мнительность, которая превращает жизнь в мучение!..

Так, о мои братья! Если угодники безбожников нападут на вас с целью напугать вас и тем самым заставить отказаться от вашей священной духовной борьбы, то вы им скажите:

“Мы – община Корана”. По смыслу:

 اِنَّا نَحْنُ نَزَّلْنَا الذِّكْرَ وَ اِنَّا لَهُ لَحَافِظُونَ

“Воистину, Мы ниспослали Напоминание, и, воистину, Мы оберегаем его” (Коран, 15:9).

мы находимся в его (Корана) крепости. Нас окружает прочная стена аята:

حَسْبُنَا اللّٰهُ وَنِعْمَ الْوَكٖيلُ

“Достаточно нам Аллаха, Он – Прекрасный Доверенный!” (Коран, 3: 173).

Напугав нас тем, что с одной вероятностью из многих тысяч нас постигнет какой-то маленький вред в этой короткой тленной жизни, вы не заставите нас добровольно пойти по пути, который со стопроцентной вероятностью нанесёт тысячекратный вред нашей вечной жизни!..” И скажите: “Интересно, кто из таких, как мы, людей правды, пострадал из-за дружбы на пути истины с этим нашим товарищем по служению Корану – Саидом Нурси – являющимся нашим учителем и начальником в этом святом деле? И кто из его близких учеников попал в беду, в которую могли бы попасть и мы? Чтобы нам тоже опасаться этой вероятности. У этого нашего брата есть тысячи друзей и братьев по Иному миру. И хотя он на протяжении двадцати-тридцати лет влиятельным образом участвовал в общественной жизни этого мира, мы не слышали, чтобы пострадал хоть один его брат. Тем более, в те времена у него в руках была дубина политики. Сейчас же вместо той дубины он держит свет истины. Пусть раньше его и пытались привязать к событиям Тридцать первого Марта. И даже репрессировали некоторых его друзей. Однако, после выяснилось, что в том инциденте были виновны другие. Его друзья пострадали не из-за него, а из-за врагов. К тому же в те времена он спас многих своих друзей. Поэтому у таких дьяволов, как вы, не должно возникать мысли о том, чтобы, пугая нас одной вероятностью риска из тысячи и даже из многих тысяч, похитить из наших рук вечную сокровищницу!” – и с этими словами прогоните от себя этих угодников заблудших людей. И скажите этим льстецам:

“Не то что с одной вероятностью из ста тысяч, но даже если в ста случаях из ста мы будем рисковать погибнуть, всё равно, если у нас есть хоть частица разума, мы не бросим его и в страхе не побежим. Потому что многократный опыт показал и показывает, что беда в первую очередь обрушивается на головы тех, кто во время опасности предаёт своих старших братьев или учителей. Таких и безжалостно наказывают, и при этом смотрят на них, как на последних подлецов. У них умирает и тело, и, морально в позоре умирает душа. Те, кто их наказывают, не чувствуют к ним никакого сострадания. Потому что говорят: “Раз они предали своих верных и добрых учителей, то, конечно, являются очень подлыми людьми и достойны не сострадания, а оскорбления”.

Поскольку истина такова. И поскольку в случае, если некий жестокий и бессовестный человек повергнет кого-либо на землю и твёрдо вознамерится раздавить ногами его голову, а тот, лежащий на земле человек станет целовать ноги этого палача, то посредством такого унижения его сердце будет раздавлено раньше головы, душа умрёт раньше тела. Он потеряет и голову, и свою честь с достоинством. И, показав свою слабость тому бессовестному, хищному тирану, он подтолкнёт его к собственному растаптыванию. Если же лежащий под ногами угнетённый человек плюнет в лицо того деспота, то спасёт своё сердце и душу, тело же станет угнетённым мучеником-шахидом. Да, плюйте в бесстыжие лица тиранов!..

Однажды, когда Англия разрушила береговую оборону Босфора и оккупировала Стамбул, главный священник Англиканской церкви, представляющей собой самое большое религиозное учреждение того государства, задал Управлению Шейх-уль Ислама шесть вопросов. Я же тогда состоял при том Управлении. Мне сказали: “Дай им ответ. Они хотят, чтобы на шесть их вопросов мы дали ответ из шестисот слов”. Я сказал: “Не то что шестьюстами словами, и не шестью словами, и даже не одним словом, а лишь одним плевком я отвечаю им! Потому что, как вы сами видите, когда это государство наступило нам на горло, а его главный священник надменно стоит над нами и задаёт свои вопросы, нужно лишь плюнуть им в лицо. Плюньте же в безжалостное лицо этих притеснителей!..

Теперь же говорю: О мои братья! Хотя во время оккупации такими жестокими властями, как английские, отвечая им в таком виде печатным словом, я подвергал себя стопроцентной опасности, защиты Корана мне было достаточно. В таком случае, конечно, против однопроцентной вероятности вреда от рук таких ничтожных тиранов, вам этой защиты хватит стократно больше.

И ещё, братья мои! Многие из вас служили в армии. Те же, кто не служил, конечно же слышали. Не слышавшие пусть услышат это от меня: “Больше всего ран получает тот, кто убегает, оставляя укрытие. Меньше всего ранены бывают те, которые упорно продолжают в них оставаться!” Указательный смысл аята:

   قُلْ اِنَّ الْمَوْتَ الَّذٖى تَفِرُّونَ مِنْهُ فَاِنَّهُ مُلَاقٖيكُمْ  

“Скажи: “Воистину, смерть, от которой вы убегаете, настигнет вас…” (Коран, 62:8).

говорит, что: “Беглецы со своим бегством ещё больше встречают смерть!..”

ТРЕТЬЕ ДЬЯВОЛЬСКОЕ КОВАРСТВО.  Это алчность, на которую попадаются очень многие.

Во множестве мест “Рисале-и Нур” мы твёрдыми аргументами доказали усвоенное нами из аятов и повествований Мудрого Корана следующее: “Дозволенное пропитание поступает не в соответствии с силой и волей, а согласно слабости и нужде”. Есть бесчисленное множество указаний, признаков и доводов, говорящих об этой истине. Например:

Деревья, представляющие собой некую разновидность живых созданий и нуждающихся в пропитании, стоят на месте, и их пища сама устремляется к ним. Животные же, с жадностью бегая за своей пищей, не кормятся так полно и совершенно, как деревья.

И среди животных самыми глупыми, немощными и живущими среди песка, являются рыбы, но при этом все они прекрасно кормятся и накапливают жир. А такие хитрые и способные животные, как обезьяны и лисы, от своего плохого питания, бывают тощими и слабыми. Что показывает следующее: “Средством поступления пропитания является не сила, а нужда”.

А также прекрасная пища детей, будь это дети людей или животных, и такой самый приятный дар для них из сокровищницы милости, как молоко, пожалованное им неким неожиданным образом из сострадания к их слабости и бессилию, и скудное пропитание диких хищников, показывает, что средства добычи дозволенного пропитания – это слабость и нужда, а не смышлёность и сила.

И в этом мире нет никого, кто гонялся бы за средствами к существованию больше евреев, известных среди народов чрезмерной алчностью. Однако переживая унижение и нищету, они наиболее подвержены скудному существованию. Даже богатые из них живут плохо. Что же касается имущества, полученного запретными путями, такими, как ростовщичество, то это не является дозволенным пропитанием, так что не может опровергнуть наше утверждение.

И нищенское положение многих учёных и литераторов, а также богатство и достаток многих глупцов тоже говорят о том, что основой поступления средств существования является не сообразительность и сила, а слабость и нужда, некое безропотное согласие и мольба, выраженная языком, состоянием и действием.

Так аят, объявляющий об этой истине:

اِنَّ اللّٰهَ هُوَ الرَّزَّاقُ ذُو الْقُوَّةِ الْمَتٖينُ

“Воистину, Аллах – Податель Надела, Обладатель Могущества, Сильный!” (Коран, 51:58)

это настолько прочное и сильное доказательство нашего утверждения, что оно читается языками всех растений, животных и детей. И каждый род созданий, требующих пропитания, произносит его языком своего состояния.

Поскольку средства существования предопределены и даются в дар; и даёт их Всевышний; а Он и Милосердный, и Щедрый. Тогда тот, кто словно обвиняя Его милость и пренебрегая Его щедростью, проливает пот в незаконных делах и, подкупив собственную совесть и продав некоторые святыни, принимает запретное имущество, пусть задумается о том, какую удвоенную глупость он совершает.

Да, мирские люди, особенно заблудшие, не отдают свои деньги задёшево, они продают их очень дорого. Порой происходит такое, что в обмен на имущество, которое в течение одного года может в некоторой степени помогать мирской жизни, эти деньги становятся причиной того, что человек разрушает свою вечную жизнь.  С этой скверной алчностью он вызывает на себя гнев Всевышнего и старается привлечь довольство заблудших.

О мои братья! Если угодники мирских людей или лицемеры заблудших поймали вас на этой слабой человеческой черте, коей является алчность, то, обдумав вышеизложенную истину, возьмите в качестве примера этого вашего бедного брата. Я всеми силами уверяю вас в том, что: довольство и бережливость сохраняют вашу жизнь и обеспечивают вас средствами существования больше, чем жалование. И тем более, эти незаконно полученные вами деньги потребуют от вас тысячекратно большей цены. И они могут ослабить вас или вовсе воспрепятствовать вашему служению Корану, каждый час которого способен открыть для вас некую вечную сокровищницу. Это же является таким ущербом и пустотой, что даже если каждый месяц вам будут платить в тысячи раз больше жалование, оно не сможет заполнить её.

НАПОМИНАНИЕ. Поскольку заблудшие ничем не могут противостоять и ничего противопоставить на распространяемые нами истины веры, взятые из Мудрого Корана, то стараются лицемерно и коварно вводить всех в заблуждение и устраивать разные хитрые ловушки. Пытаются обмануть моих друзей посредством карьеризма, алчности и страха, а меня хотят опорочить разными обвинениями.

Мы в этом священном служении всегда ведём позитивную деятельность. Однако обязанность отталкивать препятствия, которая есть в каждом благом деле, к сожалению, нас иногда направляет на отрицательную деятельность.

И вот поэтому, чтобы мои братья не поддались на хитроумную пропаганду лицемеров, я предостерегаю их вышеизложенными тремя пунктами. Стараюсь отбить направленную против них атаку.

А самая серьёзная атака направлена против моей личности. Они говорят: “Саид – курд. Что вы его так почитаете, идёте за ним?”

Итак, для того, чтобы заставить таких субъектов молчать, я вынужденно, не желая того, языком “Прежнего Саида” изложу четвёртое коварство дьявола.

ЧЕТВЁРТОЕ ДЬЯВОЛЬСКОЕ КОВАРСТВО. По наущению сатаны и с подстрекательством заблудших, некоторые занимающие большие посты безбожники, ведущие против меня пропаганду, с целью обмануть моих братьев и пробудить их националистические чувства, говорят: “Вы турки. Машаллах, у турков есть много разных учёных-богословов и святых. Саид же – курд. Сотрудничать с человеком другой нации непатриотично”.

Ответ. О несчастный безбожник! Я, слава Аллаху, мусульманин. Моя нация постоянно насчитывает триста пятьдесят миллионов человек, которые основывают вечное братство, помогают мне своими молитвами, и при этом в их число входит абсолютное большинство курдов. И я бесконечно прибегаю к Аллаху от того, чтобы пожертвовать этими тремястами пятьюдесятью миллионами благословенных братьев ради националистических идей и обретения ограниченной кучки безбожников или вышедших за рамки мазхабов еретиков, носящих имя курдов и считающихся из курдского народа!.. О безбожник! Только такие, как ты, глупцы могут пожертвовать вечным братством истинного светлого общества, несущего пользу и насчитывающего триста пятьдесят миллионов человек, ради обретения бесполезного даже в этом мире, временного братства с мадьярскими неверными или кучкой отошедших от религии и подражающих европейцам турков. В третьем пункте “Двадцать шестого Письма” мы с доказательствами показали сущность и вредоносность национализма, а потому здесь мы лишь немного объясним одну истину, которая в общем виде была изложена в конце того третьего пункта. Итак:

Этим выдающим себя за патриотов безбожникам, спрятавшимся под маской тюркизма, а в действительности являющимся врагами турков, я говорю: “С являющимися частью исламской нации людьми веры этой страны, зовущимися турками, я сильно и очень реально связан истинным и вечным братством. И из исламских чувств я питаю гордую и сторонническую любовь к сынам этой страны, которые уже тысячу лет победоносно несут Знамя Корана во все шесть сторон света. Ты же, о, выдающий себя за патриота лжец! Питаешь некое ложное, националистическое, временное и корыстное братство, непомнящее об истинной национальной гордости турков. Я спрашиваю у тебя: Разве турецкая нация состоит только из беспечной и увлечённой страстями молодёжи в возрасте от двадцати до сорока лет? И разве служение для их пользы, которого требует национальное самосознание, состоит только в европейском воспитании, которое увеличивает их беспечность, приучает к безнравственности и поощряет запретное? Или только в том, чтобы наделить их временными радостями, которые в старости заставят их же плакать? Если национальный патриотизм состоит в этом, и если это – прогресс и счастье жизни; да, если ты – такой тюркист и такой патриот, то я от такого тюркизма бегу, и ты тоже можешь от меня бежать! Если же у тебя есть хоть частица патриотизма, ума и совести, то посмотри на следующее распределение и дай ответ. Итак:

Потомки этой страны, называемые турецкой нацией, делятся на шесть частей: Первая часть – это благочестивые и богобоязненные люди. Вторая часть – это попавшие в беду и больные. Третья часть – старики. Четвёртая часть – дети. Пятая – малоимущие и слабые люди. Шестая часть – молодёжь. Разве первые пять частей – не турки? Национальный патриотизм на них не распространяется? Разве причинение боли тем пяти частям, лишение их удовольствия и разрушение их надежды ради пьяных наслаждений шестой части является национальным патриотизмом? Или же это враждебность к этому народу?.. Согласно принципу “Суждения по большинству”, наносящий большинству вред является врагом, а не другом!

Я спрашиваю у тебя:

Разве самая большая польза для первой части, коими являются люди веры и богобоязненности, заключена в европейской культуре? Или же она состоит в том, чтобы со светом истин веры следовать любимому ими пути истины и обретать истинное утешение, думая о вечном счастье? Подобное твоему же, заблудшее и будто патриотичное учение гасит духовный свет тех богобоязненных верующих людей, разрушает их истинное утешение и показывает смерть, как вечную казнь, а могилу – как ворота постоянной, нескончаемой разлуки.

Может польза второй части, коими являются попавшие в беду, больные и отчаявшиеся в жизни люди, состоит в безбожной европейской культуре? Между тем, эти бедняги ищут какой-то свет, какое-то утешение. Хотят какого-то воздаяния за свои беды. Хотят возмездия своим обидчикам. Желают отогнать ужас могилы, к которой они приблизились. Вы же в очень нуждающихся в сострадании, ласке и заботе сердца этих несчастных бедняг вгоняете своим лжепатриотизмом иглу! Бьёте им по голове! Безжалостно разрушаете их надежду! Бросаете их в полное отчаяние!.. Это что, национальный патриотизм?! Такую пользу вы приносите народу?!

Третья часть – старики – составляют одну треть общества. Они приближаются к могиле, к смерти. Удаляются от этого мира и подходят к миру иному. Разве их польза, свет и утешение состоят в том, чтобы слушать о жестоких похождениях таких тиранов, как Чингизхан и Хулагу? Или они заключены в заставляющих забыть об Ахирате и привязывающих к этому миру нынешних делах, по смыслу являющихся падением, но внешне зовущихся прогрессом? И разве их загробный свет находится в кино? А их истинное утешение может быть содержится в театре? И когда эти бедные старики ждут от патриотизма уважения, взять и словно морально резать их ножами, давая им мысль о том, что они “направляются на вечную казнь”, и, превращая могилу, воспринимаемую ими, как врата милости, в пасть дракона, и наущая им на ухо, говоря: “Ты пойдёшь туда!” – если это патриотизм, то от такого патриотизма сто тысяч раз прибегаю к Аллаху!..

Четвёртая часть – это дети. Они ждут от национального патриотизма сострадания и милосердия. Они тоже, будучи слабыми, бессильными и безвольными, могут духовно расти лишь со знанием об одном Милостивом и Могучем Создателе, и тогда их способности смогут благополучно развиться. В дальнейшем эти безгрешные создания обретут целесообразное желание и стремление к жизни благодаря наставлениям веры, обучающим упованию и исламскому смирению, которые дают способность противостоять ужасным состояниям и страхам мира. Могут ли уроки развития цивилизации, с которой они мало взаимосвязаны, а также обучение мрачным, сугубо материальным философским законам, разрушающим их духовную силу и затмевающим свет их душ преподать надлежащее им?  Если бы человек состоял только из животного тела и в его голове отсутствовал бы разум, тогда быть может способное временно развлечь этих безгрешных детей, так называемое культурное воспитание и европейские основы, которыми вы приукрасили национальное воспитание, как некая детская игрушка, могли бы принести им какую-то мирскую пользу. Но, поскольку эти невинные создания будут брошены в суматоху этого мира, и поскольку они – люди, конечно, в их маленьких сердцах будут присутствовать бесконечные желания, и в их маленьких головах родятся большие замыслы. Поскольку истина такова, то сострадание к ним требует разместить в их сердцах веру в Аллаха и в Ахират (Иной мир), являющиеся источником помощи и точкой опоры для их предельной слабости и нужд. Сострадание к ним и милосердие выражаются в этом. Иначе, подобно сумасшедшей матери, зарезавшей своего ребёнка ножом, опьянить этих невинных детей националистическим сознанием – значит, духовно их задушить. Это тоже самое, что для насыщения тела извлечь из него сердце и мозг и скормить ими его; это такая же дикая жестокость и насилие!

Пятая часть – это малоимущие и слабые. Разве в национальном патриотизме нет доли для малоимущих, испытывающих посредством нищеты тяжёлые условия жизни, а также для слабых, очень подверженных влиянию ужасной суматохи мира? Разве эта доля заключается в ваших действиях, совершаемых вами из любви к бесстыжей и фараонской культуре европейского образца, усугубляющей отчаяние и муки этих бедняг, и являющейся игрушкой для страстей некоторой распутной части богачей, а также средством для того, чтобы некоторые сильные тираны могли прославиться и грабить. Лекарство же для ран нищеты этих бедных неимущих может найтись не в националистической идее, а в святой аптеке Ислама. Слабые тоже не обретут стойкости и силы во мрачной философии, связанной со случайностью и неразумной природой, скорее всего они обретут от Исламской преданности и от высокой Исламской нации!..

Шестая часть – это молодые. Если бы их молодость была постоянной, тогда так называемое «вино» негативного национализма приносило бы им некую временную пользу и выгоду. Однако, поскольку насладительное опьянение молодости мучительно очнётся в старости; утром старости тот сладкий сон окончится, и человек с сожалением проснётся. Похмелье и тоска того вина заставят его много плакать, а муки от исчезновения того приятного сна пробудят в нём много сожалений, заставив его сказать: “О горе мне! И молодость ушла, и жизнь прошла, и я, разорённый, ухожу в могилу. Если бы я был благоразумен!” Так разве доля национального патриотизма для этой части народа состоит в том, чтобы ради кратковременного удовольствия потом очень долго заставлять их с сожалением рыдать? Или же их мирское счастье и наслаждение жизни состоит в том, чтобы в виде благодарности за этот прекрасный и сладкий дар молодости, расходовать его не на пути распутства, а на пути истины; поклонением, в духовном плане,  увековечить эту тленную молодость, и её правильным использованием зарабатывать некую вечную молодость в краях счастья? Если у тебя есть хоть частица разума, то ответь!..

Одним словом, если бы турецкая нация состояла только из той шестой части, коей являются молодые, и если бы их молодость оставалась постоянной, и они бы не имели других местопребываний, кроме этого мира, тогда ваши подражающие европейцам действия, прикрытые завесой тюркизма, могли бы считаться национальным патриотизмом; и тогда о таком человеке, как я, который мало значения придаёт мирской жизни, и националистические идеи считает такой же европейской болезнью, как сифилис, и старается предостеречь молодёжь от запретных удовольствий и одержимости страстями, и родившимся в другой губернии, вы могли бы сказать: “Он – курд. Не следуйте за ним”, – и имели бы какое-то право на такие слова. Однако, поскольку сыны этой страны, называемые турками, как мы изложили выше, состоят из шести частей. То наносить вред пяти частям и лишать их удовольствий, давая лишь одной части некое временное, мирское и, в результате, пагубное наслаждение, а точнее опьяняя её, – это, конечно, является не дружбой к той турецкой нации, а враждебностью.

Да, по нации я турком не считаюсь. Однако, всеми силами, с полным желанием, по-доброму и по-братски трудился и тружусь для богобоязненной части турков, для их части, страдающей от бед, для их стариков и детей, а также для тех из них, которые слабы и бедны. И их шестую часть, коей является молодёжь, я тоже хочу побудить отказаться от запретных поступков, которые отравляют их мирскую жизнь, уничтожают их жизнь вечную и в результате одного часа смеха вынуждают целый год плакать. И налицо произведения, взятые мной из Корана, которые я распространил на турецком языке не только за последние шесть-семь лет, но уже лет за двадцать.

Да, слава Аллаху, заимствованные от источника сияний Мудрого Корана произведения показывают свет, которого больше всего желают старики. И для больных и терпящих бедствия они показывают самые полезные лекарства из священной аптеки Корана. И с тем сиянием Корана в них сказано, что врата могилы, о которых больше всего думают старики, являются вратами милости, а не вратами вечной казни. И для хрупких детских сердец из источника Мудрого Корана извлечены и показаны очень сильная точка опоры и место обращения за помощью в бесконечных делах и желаниях против бесчисленных бед и вредных вещей. И показано их использование на деле. А также, посредством истин веры из Мудрого Корана, были облегчены трудности жизни, которые больше всего угнетают и печалят неимущих и слабых людей.

Итак, это пять групп, которые составляют пять из шести частей турецкой нации. Мы трудимся ради их пользы. Шестой частью является молодёжь. И к хорошей её части мы питаем серьёзные братские чувства.

С такими же, как ты, безбожниками у нас никакой дружбы нет! Потому что людей, которые вошли в неверие и хотят выйти из исламской нации, несущей все истинные предметы гордости турков, мы за турков не считаем. По нашему мнению это некие европейцы, надевшие маски турков. Даже если сто тысяч раз они назовут себя туркистами, всё равно людей истины им не обмануть. Потому что их поступки и действия опровергают их слова.

Итак, о безбожники, подражающие европейцам, желающие своей пропагандой охладить отношение ко мне моих истинных братьев! Какая от вас польза этому народу? Свет первой его части, коими являются богобоязненные и благочестивые люди, вы гасите. На раны второй части, заслуживающей заботы и сострадания, вы разбрасываете яд. Третью часть, очень достойную уважения вы лишаете утешения и бросаете в полное отчаяние. У четвёртой части, очень нуждающейся в милосердии, вы разрушаете всю духовную силу и гасите их истинную человечность. И вы оставляете пустыми надежды и просьбы о помощи пятой части, весьма нуждающейся в поддержке, превращая на их взгляд жизнь в нечто более страшное, чем смерть. Шестую же часть, очень нуждающуюся в предостережении и приведении в чувство, находящуюся во сне молодости, вы поите таким вином, похмелье после которого очень мучительно и ужасно. Интересно, это и есть ваш национальный патриотизм, ради которого вы жертвуете многими святынями? Разве такова польза туркам от этого турецкого национализма? Сто тысяч раз да упасёт Аллах!..

О господа! Знаю, что когда вы оказываетесь побеждёнными  с точки зрения истины, то прибегаете к силе. Поскольку сила в истине, а в силе истины нет, то даже если весь мир вы превратите для меня в огонь, то и тогда эта голова, пожертвованная истине Корана, перед вами не преклонится! И ещё хочу вам сообщить следующее: не то что такой ограниченной кучке, как вы, в моральном отношении, отвратительных на взгляд народа людей, но даже если со мной станут физически враждовать ещё тысячи таких, как вы, субъектов, то и тогда я не придам всем вам никакого значения и не считаю вас страшнее некоторых зловредных тварей. Ведь что вы можете мне сделать? Только лишь положить конец моей жизни или нарушить моё служение. Кроме этих двух вещей я ни с чем в этом мире не связан. Что касается смерти, то я до степени очевидности уверовал, что она предопределена и не изменится. А раз так, то я не уклоняюсь, а наоборот, страстно желаю умереть на пути Истины, мучеником за веру. Тем более, я стал старым, не думаю, что проживу больше года. Поменять один год внешней жизни на бесконечно вечную жизнь, зарабатываемую посредством мученической смерти, для таких людей, как я, – самая высокая цель и самое важное стремление.

Что же касается служения, то слава Аллаху, в этом служении Корану и вере, Аллах милостиво дал мне таких братьев, что с моей смертью это дело будет вестись во многих центрах вместо одного. Если смерть заставит замолчать мой язык, то вместо него заговорит множество других, очень сильных языков, и они продолжат служение. Даже могу сказать следующее: Подобно тому, как некое семечко входит в землю и умирает, но в результате начинается жизнь ростка и вместо одного семечка появляется сотня других, исполняющих его обязанности, также и в нашем случае, я надеюсь, что моя смерть послужит этому служению больше, чем моя жизнь!..

ПЯТОЕ ДЬЯВОЛЬСКОЕ КОВАРСТВО. Сторонники заблудших желают отдалить от меня моих братьев, используя их самолюбие. Действительно, самолюбие является самой опасной чертой характера человека, и самым его слабым местом. Лаская эту склонность, они могут заставить человека совершить много очень плохих вещей.

О мои братья! Будьте внимательны, чтобы вас не поймали на этой слабой струне самолюбия и не нанесли вам удар. И знайте, что в этом столетии заблудшие, оседлав самолюбие. понеслись в стремнины заблуждения, Человек истины сейчас может служить истине лишь вынужденно отказавшись от своего “я”. Даже если у него есть право использовать это своё “я”, но, поскольку он тем самым становится похожим на других, и они считают его таким же, как они, самовлюблённым, то это станет несправедливостью в отношении служение истине. И наряду с этим, служение Корану, вокруг которого мы собрались, не принимает понятие “я”, оно требует понятия “мы”. Оно учит: “Не говорите “я”, говорите “мы”. Конечно, вы убедились в том, что этот ваш бедный брат не вышел в мир со своим “я” и не делает вас слугами своему “я”. Скорее, он показал вам себя, как некого безличного служителя Корана, и избрал своим принципом не быть сторонником своего эго и не одобрять себя.

Вместе с этим, он твёрдыми аргументами доказал вам, что представленные для использования произведения являются казённым имуществом; то есть, произошли из Мудрого Корана. И никто не может присвоить их своему “я”! Даже если представить невозможное, что я со своим эго присваиваю их себе, то и тогда, как сказал один мой брат: “Поскольку открылись врата этой коранической истины, люди знания и совершенства не должны проявлять к ней равнодушие и чураться того, чтобы находиться за мной, не смотря на все мои недостатки и маловажность. Хотя произведения благочестивых предков (саляф-и салихин) и учёных-исследователей истины являются великой сокровищницей, вполне достаточной для каждого недуга, но порой бывает так, что ключ становится важнее, чем сокровищница. Потому что сокровищница закрыта, а один ключ может открыть многие из них.

Я думаю, что и те личности, имеющие большое научное самолюбие, тоже поняли, что каждое из распространяемых брошюр “Рисале-и Нур” является отдельным ключом к истинам Корана, а также неким алмазным мечом, опускающимся на головы тех, кто пытается эти истины отрицать. Пусть эти, обладающие достоинствами и совершенством люди, несущие сильное научное самолюбие, поймут, что они становятся учениками не мне, а Мудрому Корану. Я же – их товарищ по уроку. Даже если представить невероятное, и я бы заявил, что являюсь их учителем, то, поскольку мы нашли способ избавиться от сомнений и подозрений, которым подверглись все уровни верующих, от простонародья до учёных, то пусть те богословы или найдут ещё более простой способ, или же поддержат этот способ и станут обучать ему, будут его сторонниками. Ведь есть серьёзная угроза (предостережение) в отношении горе-богословов (улема-уссу’). В наше время учёные люди должны быть особенно внимательны.

Даже если представить, что, как думают наши враги, я нахожусь в этом служении ради своего эго. То и в этом случае, когда ради мирских и национальных целей многие люди, отбросив своё самолюбие, с полной преданностью собираются вокруг некого фараоноподобного человека и с мощной солидарностью занимаются своим делом, разве этот ваш брат, наряду с сокрытием эгоизма, не имеет права желать от вас солидарности в сплочении вокруг истин Корана и веры, отказываясь от своего самолюбия, подобно ефрейторам тех мирских комитетов? Разве даже самые большие учёные из вас не будут несправедливы, если не ответят ему?

Братья, самой опасной стороной самолюбия в нашем деле является ревнивая зависть. Если не будет чистого намерения ради Аллаха, то она вмешивается и вредит. Так же, как у человека одна рука не ревнует другую, глаза не завидуют ушам, а сердце не соперничает с разумом, также и каждый из нас в духовной личности нашей общности является одним из органов, одним из чувств. На вашей совести лежит обязанность не соперничать между собой, а наоборот, гордиться и наслаждаться достоинствами друг друга.

Осталось ещё одно. Самой опасной является ревность к этому вашему бедному брату, если она имеется у вас или у ваших друзей. Среди вас есть большие учёные, а у некоторой части учёных людей имеется научное самолюбие. Даже если сам такой человек скромен, в этом отношении может оказаться самолюбивым. И от такого самолюбия ему быстро не избавиться. Насколько бы сильной ни была привязанность его сердца и разума, нафс, в отношении научного самолюбия, желает привилегий, хочет показать себя и даже хочет спорить с изданными  книгами. Несмотря на то, что сердце их любит, а разум находит высокими и прекрасными, из-за ревности, исходящей от научного самолюбия, нафс питает к ним скрытую враждебность, а также желает опустить цену “Рисале-и Нур”. Дабы с тем его собственные идеи достигли их уровня и стали им равноценны. Однако, я вынужден сообщить следующее:

Те, кто находится в кругу этих уроков Корана, будь они великими богословами или муджтахидами, относительно науки веры их обязанность состоит только в том, чтобы комментировать эти издаваемые произведения “Рисале-и Нур”, разъяснять их или упорядочивать. Потому что мы уже многократно убеждались в том, что «на нас возложена обязанность вынесения решений (фетва) по данным знаниям веры (имана)». Если кто-то в нашем кругу с некой долей научного самолюбия нафса напишет что-либо, выходящее за рамки комментариев и разъяснений, то это примет форму некого холодного соперничества или ущербного подражания. Потому что многие доводы и признаки подтверждают, что книги “Рисале-и Нур” “просочились” из Корана, и каждый из нас, по правилу разделения труда, возложил на себя какую-либо обязанность, чтобы вместе доставить эту воду жизни нуждающимся!..

ШЕСТОЕ ДЬЯВОЛЬСКОЕ КОВАРСТВО. Оно состоит в использовании человеческой лени, изнеженности и трудолюбия. Да, дьяволы из людей и джиннов нападают со всех сторон. Когда видят, что сердца наших товарищей непоколебимы, преданность сильна, намерения искренни, а усердие высоко, то атакуют через другие точки. А именно:

Для того, чтобы замедлить наше дело и посеять апатию в нашем служении, они используют лень, изнеженность либо трудолюбие наших братьев. Этими коварствами удерживают их от служения Корану. Когда те и не ведают, находят для некоторых из них много дел, дабы они не нашли времени для служения! Другим же показывают привлекательные вещи этого мира, дабы, пробудив их страсти, сделать их невнимательными к этому служению и так далее.

Об этих путях нападений можно говорить долго. Сокращая это длинное изложение, мы препоручаем его вашей внимательной сообразительности.

О братья! Будьте внимательны! Ваша обязанность священна, а служение высоко. Ваш каждый час может обрести цену целого дня поклонения. Знайте же об этом, дабы такое благо не вышло из ваших рук!..

يَٓا اَيُّهَا الَّذٖينَ اٰمَنُوا اصْبِرُوا وَصَابِرُوا وَرَابِطُوا وَاتَّقُوا اللّٰهَ لَعَلَّكُمْ تُفْلِحُونَ ۞ وَلَا تَشْتَرُوا بِاٰيَاتٖى ثَمَنًا قَلٖيلًا

سُبْحَانَ رَبِّكَ رَبِّ الْعِزَّةِ عَمَّا يَصِفُونَ وَسَلَامٌ عَلَى الْمُرْسَلٖينَ وَ الْحَمْدُ لِلّٰهِ رَبِّ الْعَالَمٖينَ

سُبْحَانَكَ لَا عِلْمَ لَنَٓا اِلَّا مَا عَلَّمْتَنَٓا اِنَّكَ اَنْتَ الْعَلٖيمُ الْحَكٖيمُ

اَللّٰهُمَّ صَلِّ وَ سَلِّمْ عَلٰى سَيِّدِنَا مُحَمَّدٍ النَّبِىِّ الْاُمِّىِّ الْحَبٖيبِ الْعَالِى الْقَدْرِ الْعَظٖيمِ الْجَاهٖ

وَ عَلٰى اٰلِهٖ وَ صَحْبِهٖ وَ سَلِّمْ اٰمٖينَ 

“О вы, которые уверовали, терпите и будьте терпимы, будьте стойки и бойтесь Аллаха, – может быть, вы будете счастливы!” (Коран, 3:200), “…И не продавайте Мои знамения за ничтожную цену…” (Коран, 2:41). “Пречист твой Господь, Господь величия. Превыше Он того, что Ему приписывают! И мир посланникам! И хвала Аллаху, Господу миров!” (Коран, 37:180-182). “…Пречист Ты! Мы знаем только то, чему Ты нас научил. Воистину, Ты – Знающий, Мудрый!” (Коран, 2:32). О Аллах, благослови и приветствуй нашего Господина Мухаммада, чья цена велика, а положение высоко, а также его семью и сподвижников. Амин.

* * *

Один святой момент

Год, в котором проявился один важный секрет чуда Мудрого Корана, зашифрован в самом слове “Коран”. А именно:

Слово “Коран”, по подсчёту “Абджат”, содержит в себе число триста пятьдесят один. В этом слове есть две буквы “алиф”. Если скрытый “алиф” прочитать, как “альфун”, то он будет иметь значение одной тысячи (Примечание). Значит, тысяча триста пятьдесят первый год(*) можно назвать годом “Корана”. Потому что удивительная тайна совпадений слов “Коран” в экземплярах “Рисале-и Нур”, являющегося толкованием Корана, была увидена в этом году. И чудесное совпадение слов “Аллах” в Коране также обнаружилось в этом году. И в том же году один экземпляр Корана был написан в новой форме, показывающей некий узор чуда. И опять в том же году ученики Корана всеми силами старались сохранить письменность Корана, вопреки её смене (на латиницу). И важные прелести чуда красноречия Корана тоже проявляются в этом году. И в этом же году произошло ещё много событий, связанных с Кораном, и произойдёт.

* * *


(Примечание): По правилам морфологии слово “феилюн” читается, как “фе’люн”, слово “кетифун” читается “кет’фун”, и подобно этому, слово “алифун” читается, как “альфун”. В таком случае получается число тысяча триста пятьдесят один.

(*) По хиджре – примечание переводчика.