Третья Часть,

являющаяся Третьей Брошюрой

[Я написал её для того, чтобы посоветоваться с моими братьями по служению Корану и узнать их мысли насчёт моего намерения написать экземпляр Достославного Корана, выдерживая шрифт, написанный рукой Хафиза Османа, где размер строки определялся размером Суры “Ихлас”, а размер страницы – размером аята “Мюдайана”, чтобы тем самым показать содержащуюся в узоре записи Чудесного Корана одну из двухсот частей его чуда. Прошу моих братьев предупредить меня, если что-то не так. Эта третья часть состоит из “Девяти положений”.]

Первое положение. В “Двадцать пятом Слове”, называемом “Чудесная речь Корана” твёрдо доказано, что Достославный Коран содержит сорок видов чудес. Некоторые из них подробно, другие в общем виде были показаны даже упрямцам. И в Восемнадцатом указании “Девятнадцатого Письма” изложены сорок разных видов чудес для сорока разных слоёв человечества, а десять из них доказаны. Другие же тридцать слоёв – это чудеса, показанные святым праведникам разных учений, а также учёным разных наук, о чём свидетельствует их истинная вера в степени научной, очевидной и истинной убеждённости в то, что Коран поистине является Словом Аллаха. Следовательно, каждый из них увидел какую-то свою, отличную от других сторону его чуда.

Да, подобно тому, как чудо красноречия, осмысленное неким святым из людей познания, отличается от чуда красоты, увиденного святым из людей любви, в зависимости от учения, найденные проявления чуда меняются. Сторона чуда, увиденная неким великим учёным и имамом  в сфере науки Усул-уд Дин, не та же, что сторона, открытая каким-либо муджтахидом второстепенных положений Шариата. И так далее… Подробно изложить все те различные стороны не в моих силах. Кругозор мой узок, охватить всех их не в состоянии. Взгляд мой недалёк, не может их видеть. Поэтому изложено было только десять, а на остальные было лишь коротко указано. И два из тех сорока уровней были очень сжато показаны в брошюре “Чудеса Ахмада”, хотя нуждаются во многих объяснениях.

Первый уровень это простой народ, названный нами уровнем, “имеющим уши”. Они лишь слушают Коран своими ушами и только посредством слуха понимают чудо его красноречия. То есть, они говорят: “Этот, услышанный мною, Коран не похож на другие книги. Он или ниже всех них, или же выше. То, что он ниже всех никто сказать не сможет и не сказал. И этого не может сказать даже дьявол. А в таком случае, он находится выше всех книг”. Вот, насколько сжато этот уровень был описан в Восемнадцатом указании. После, для того, чтобы его разъяснить, в первой теме “Двадцать шестого Письма”, называемой “Аргумент Корана против приверженцев Дьявола”, понимание чуда этим уровнем было описано и доказано.

Второй уровень – это уровень с “глазами”. То есть, в Восемнадцатом указании было объявлено, что в Коране есть такой знак чуда, который виден уровню простого народа и уровню материалистов, чей разум опустился на глаза. И для того, чтобы осветить и доказать это утверждение, имелась нужда в больших разъяснениях. По причине одной Божественной мудрости, которая нам стала понятна сейчас, те разъяснения не были даны. Лишь было очень коротко указано на несколько деталей. Теперь секрет той мудрости стал понятен, и мы убедились в том, что эта отсрочка пошла на пользу. Сейчас, для того, чтобы облегчить понимание и наслаждение того уровня, мы поручили написать экземпляр Корана, в котором явно существует та, видимая воочию, одна сторона чуда Корана из сорока.

Поскольку остальные положения этой Третьей части и Четвёртая часть касаются совпадений, то, удовлетворяясь “Содержанием”, в котором говорится о тех совпадениях, здесь они написаны не были. Лишь были написаны относящиеся к Четвёртой части третий пункт и одно напоминание.

НАПОМИНАНИЕ. В изложении великого пункта, содержащегося в слове Расуль (Посланник) написаны сто шестьдесят аятов. Вместе с тем, что польза их весьма велика, поскольку они подтверждают и дополняют друг друга в отношении смысла, то для желающих заучить и читать различные аяты, они представляют собой один хизб Корана; и подобно этому, в изложении великого пункта, содержащегося в слове Коран, упомянуты шестьдесят девять великих аятов, степень красноречия и сила слова которых очень высоки. Они тоже представлены братьям, как другой хизб Корана. Только слово “Коран”, охватило семью цепочками все слова “Коран”, кроме двух. Но и те два, неся смысл кыраата (чтения Корана), своим выпадением из тех цепочек подтвердили этот пункт. Слово “Расуль” (Посланник) же, поскольку более всего с ним связаны суры “Мухаммад” и “Победа” (Фатх), то мы уделили внимание цепочкам, исходящим из двух сур; слова “Расуль”, находящиеся вне этих цепочек сейчас не упомянуты. Если позволит время, то, Иншааллах, будет написано и об их секретах.

Третий пункт.

Состоит из четырёх тонкостей:

Первая тонкость. Слово “Аллах” упомянуто во всем Коране две тысячи восемьсот шесть раз. Слово “Рахман” (Милостивый), вместе со стоящими в “Бисмиллах”, упоминается сто пятьдесят девять раз; слово “Рахи́м” (Милосердный) – двести двадцать раз; слово “Гафу́р” (Прощающий) – шестьдесят один; слово “Рабб” (Владыка)  – восемьсот сорок шесть; слово “Хаки́м” (Мудрый) – восемьдесят шесть; слово “Али́м” (Знающий) – сто двадцать шесть; слово “Кади́р” (Могущественный) – тридцать один; “Ху́ва” (Он) в “Ля иляха илла хува” (Нет божества кроме Него) – двадцать шесть раз (Примечание). В числе упоминаний слова “Аллах” имеется много тайн и интересного. Например: Слова “Рахман”, “Рахи́м”, “Гафу́р” и “Хаки́м”, чаще всего упоминаемые после слов “Аллах” и “Рабб”, вместе со словом “Аллах” образуют число, равное половине числа аятов Корана. И слово “Аллах” вместе со словом “Рабб”, упоминающимся вместо имени “Аллах”, в сумме вновь образуют эту половину. Хотя слово “Рабб” упомянуто восемьсот сорок шесть раз, но если обратить внимание, то можно заметить, что более пятисот раз оно упомянуто вместо слова “Аллах”, а более двухсот раз – по-иному.

А также, слова “Аллах”, “Рахман”, “Рахи́м”, “Али́м” и слово “Ху́ва” во фразе “Ля иляха илла хува” в сумме вновь составляют половину числа всех аятов Корана. Разница равна лишь четырём. И если вместо “Он” со словом “Могущественный”, то опять выйдет половина с разницей в девять. В суммах со словом “Аллах” есть ещё много интересных моментов. Но сейчас мы пока удовлетворимся этим.

Вторая тонкость. Касается Сур Корана. Здесь тоже есть много интересного. Налицо совпадения, говорящие о некой упорядоченности, намерении и воле.

В суре “Корова” число слов “Аллах” с разницей в четыре совпадает с числом аятов; но вместо четырёх слов “Аллах” стоит местоимение “Он”. Например, число таких местоимений во фразах “Нет божества, кроме Него” делают совпадение полным. В суре “Семейство Имрана” вновь слово “Аллах” двести девять раз, а аятов – двести. Разница составляет девять. В подобных достоинствах слов и тонкостях красноречия маленькая разница не вредит, достаточно примерного совпадения. В сурах “Женщины”, “Трапеза” и “Скот” общая сумма аятов также совпадает с общим числом слов “Аллах”. Число аятов равно четырёмстам шестидесяти четырём, а слово “Аллах” употребляется четыреста шестьдесят один раз. Если учесть “Бисмиллах”, то совпадение будет полным.


(Примечание): То, что общее число аятов Корана составляет шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть, и число упомянутых Прекраснейших Имён на этой, восемьдесят девятой странице, связано с цифрой “шесть”, указывает на одну важную тайну, но пока это осталось неупомянутым.

И, например, число упоминаний слова “Аллах” в пяти начальных сурах в два раза больше, чем в сурах “Преграды”, “Добыча”, “Покаяние”, “Юнус” и “Худ”. Следовательно, эти последние пять сур равны половине пяти первых. В идущих затем сурах “Юсуф”, “Гром”, “Ибрахим”, “Хиджр” и “Пчелы” число слов “Аллах” составляет половину той половины. После, в сурах “Перенос ночью”, “Пещера”, “Марйам”, “Та́ Ха́”, “Пророки” и “Хадж” (Примечание) – половина половины той половины. Идущие далее пятёрки сур примерно сохраняют это соотношение. Налицо лишь небольшая разница. Такие расхождения не вредят такой степени обращения. Например, иногда идёт сто двадцать один, иногда сто двадцать пять, иногда сто пятьдесят четыре, иногда сто пятьдесят девять. Затем, в пяти сурах, начинающихся с суры “Украшения”, это количество уменьшается ещё в два раза. В пятёрке, начинающейся с суры “Звезда” – ещё в два раза, однако, приблизительно. Небольшие расхождения не вредят такой степени обращения. Следующие далее каждые три маленькие пятёрки сур содержат лишь по три слова “Аллах”. Итак, это положение показывает, что случайность не коснулась числа слов “Аллах”. Они распределены с некой мудростью и порядком.

Третья тонкость, связанная со словом “Аллах”, касается соотношения страниц. А именно:

Число слов “Аллах” на одной странице соответствует их числу на другой стороне листа справа, а также их числу на странице, противоположной правому обороту. Иногда оно соответствует и числу этих слов на странице, находящейся слева, а также на её обороте. Я изучил это совпадение в своём экземпляре Корана. В большинстве случаев мне представилось красивое числовое соотношение. В своём Коране я сделал отметки. Часто число этих слов равно, иногда составляет половину или треть. Имеет местоположение, дающее ощутить присутствие в этом мудрости и упорядоченности.


(Примечание): С этим делением по пять, раскрылся один секрет. Никто из нас не заметил, что здесь оказалось шесть сур. У нас не осталось сомнений в том, что шестая сверх нашей воли вошла сюда из скрытого, дабы этот важный смысл половинности не был утрачен.

Четвёртая тонкость. Это совпадения на каждой отдельной странице. Вместе с братьями мы сопоставили три-четыре разных экземпляра Корана и убедились в том, что во всех них прослеживаются признаки совпадений. Лишь по той причине, что переписчики типографий преследовали другие цели, те совпадения в некоторой степени пришли в беспорядок. Если их упорядочить, то во всех двух тысячах восьмистах шести словах “Аллах” Корана, за редким исключением, будут наблюдаться совпадения. И в этом блистает некое сияние чуда. Потому что человеческий разум не в состоянии охватить эти широкие страницы и не может в них вмешаться. “Руки” случайности же не способны дотянуться до такого мудрого и глубокомысленного положения.

Для того чтобы в некоторой степени показать эту “Четвёртую тонкость” мы поручили написать новый экземпляр Корана, в котором бы были сохранены страницы и строки, имеющие место в самых распространённых его изданиях, но вместе с тем были приведены в порядок места, подвергшиеся неупорядоченности по причине безразличия к этому писавших их мастеров; и таким образом, Иншааллах, в этом Коране проявится истинный порядок совпадений,.. И он проявился.

اَللّٰهُمَّ يَا مُنْزِلَ الْقُرْاٰنِ بِحَقِّ الْقُرْاٰنِ فَهِّمْنَا اَسْرَارَ الْقُرْاٰنِ مَادَارَ الْقَمَرَانِ وَ صَلِّ وَ سَلِّمْ عَلٰى مَنْ اَنْزَلْتَ عَلَيْهِ الْقُرْاٰنَ

وَ عَلٰى اٰلِهٖ وَ صَحْبِهٖ اَجْمَعٖينَ اٰمٖينَ 

“О, ниспославший Коран, Аллах! Ради прав Корана, учи нас его секретам, пока вращаются солнце и луна! И да благослови и приветствуй того, кому ниспослал Ты Коран, а также его семью и сподвижников. Амин!”

* * *