Тринадцатый Луч

Очень ценные, светлые и искренние письма, отправленные Устазом своим ученикам. Они весьма ясным образом показывают блистательную борьбу “Рисале-и Нур”

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

От всей души поздравляю вас с прошедшей Ночью Могущества и с наступающим праздником. Вверяю вас единству и милости Милосерднейшего Всевышнего. Согласно правилу:

مَنْ اٰمَنَ بِالْقَدَرِ اَمِنَ مِنَ الْكَدَرِ

Кто уверовал в судьбу, тот избавился от печали”

“Кто уверовал в судьбу, тот избавился от печали”, – я не считаю вас нуждающимися в утешении, но вместе с тем говорю:

وَاصْبِرْ لِحُكْمِ رَبِّكَ فَاِنَّكَ بِاَعْيُنِنَا وَسَبِّحْ بِحَمْدِ رَبِّكَ

Терпи же решения Господа твоего! Ведь ты на Наших глазах. И восхваляй славу Господа твоего” (Коран 52:48)

Утешение, даваемое указательным смыслом этого аята, я увидел во всей полноте. Итак:

Когда мы хотели забыть о мире и спокойно провести рамадан, это невообразимое и превысившее всякое терпение, ужасное событие я увидел настоящим благом и для меня, и для “Рисале-и Нур”, и для вас, и для нашего рамадана, и для нашего братства. Изложу вам две-три пользы из многих, касающихся меня.

Первая: это событие заставило меня в рамадане с большим волнением, серьёзностью, прибеганием к Аллаху и мольбой трудиться, превозмогая серьёзную болезнь.

Вторая: я очень сильно хотел увидеться с каждым из вас и в этом году, находясь рядом с вами. Я бы согласился на перенесённые мною трудности даже ради того, чтобы увидеться только с одним из вас и приехать в Испарту.

Третья: и в Кастамону, и в пути, и здесь, все неприятные положения вдруг необычайным образом меняют облик и, вопреки ожидаемому и представляемому, в них проявляется милость Всевышнего, побуждая сказать:

اَلْخَيْرُ فٖى مَا اخْتَارَهُ اللّٰهُ

Благо в том, чего пожелал Аллах”

Это открывает новый уровень побед, заставляя теперь и самых беспечных людей, которые занимают в этом мире самые высокие посты, с полным вниманием читать “Рисале-и Нур”. И все мои переживания и муки за более всего задевающие мою жалость ваши страдания, добавляющиеся к моим собственным, поскольку в рамадане каждый час превращается в сто часов, а также эта беда в этом благословенном городе, с поклонением, умножает каждый час на десять и доводит те сто савабов до тысячи, то это моё плачущее, горькое и печальное состояние обратилось в желание поздравить и похвалить стойкость таких, как вы, знающих о том, что этот мир тленен и является местом торговли, жертвующих всем ради веры и Иного мира и верящих, что временные тяготы этого “медресе Юсуфа” принесут постоянные наслаждения и пользы. И я сказал:

اَلْحَمْدُ لِلّٰهِ عَلٰى كُلِّ حَالٍ سِوَى الْكُفْرِ وَ الضَّلَالِ

Слава Аллаху в любом состоянии, кроме неверия и заблуждения”

Подобно этим, относящимся ко мне пользам, в этом отношении есть ещё такие выгоды и для нашего братства, и для “Рисале-и Нур”, и для нашего поста в рамадане, и для вас, что если завеса откроется, я убеждён, они побудят нас сказать: “Господи наш! Благодарим Тебя! Такая судьба и предопределение нам во благо”.

Не ругайте тех, кто стал причиной такого происшествия. Страшный и широкий план этого несчастья составлен уже давно. Однако для нас все обошлось очень и очень легко. Иншааллах, все быстро закончится. Согласно смыслу аята:

عَسٰٓى اَنْ تَكْرَهُوا شَيْئًا وَهُوَ خَيْرٌ لَكُمْ

Может быть, вы ненавидите что-нибудь, а оно для вас благо” (Коран 2:216)

– не печальтесь.

Саид Нурси

***

Мои дорогие братья!

Я очень счастлив находиться рядом с вами. Время от времени я мысленно с вами разговариваю и нахожу в этом утешение. Знайте, если бы это было возможно, то я бы с полной гордостью и радостью понёс все ваши тяготы. Вы стали причиной того, что я полюбил Испарту, со всеми её окрестностями, камнями и землёй. И даже могу сказать и скажу официально: “Если власти Испарты меня накажут, а в другом вилайете оправдают, то я все же предпочту эти места.” Да, я в трёх отношениях испартанец. Хотя я не могу доказать этого исторически, но у меня есть убеждение, что род Саида, пришедшего в мир в волости Испарит, вышел отсюда. И вилайет Испарта дал мне таких истинных братьев, что ради каждого из них я готов с радостью отдать не только Абдульмаджида и Абдуррахмана, но и самого Саида.

Я думаю, что сейчас на Земном шаре нет никого, кто бы сердцем и душой и мыслями переносил меньше томлений, нежели “ученики Рисале-и Нур”. Потому их сердца, души и разумы, освещаясь сияниями осознанной веры, томлений не испытывают. Что же до физических трудностей, то, зная из уроков “Рисале-и Нур”, что они и преходящи, и несут награды (савабы), и незначительны, и являются причиной открытия нового направления в служении вере, они встречаются ими с благодарностью и терпением. Своими состояниями эти ученики доказывают, что осознанная вера (иман-ы тахкики) несёт счастье уже и в этом мире. Так, сказав: “Посмотрим, что Всевышний свершит, ведь всё прекрасно Он вершит”, – они стойко стараются обратить эти тленные тяготы в вечные милости.

Да преумножит Всемилостивый и Милосердный Аллах число подобных им людей, и да сделает их основой славы и счастья этой страны, и да удостоит их вечного счастья в садах Фирдауса, Амин!

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Что касается справедливого предопределения этого несчастья, то некоторые из новых учеников, вопреки секрету искренности, пожелали получить посредством “Рисале-и Нур” также и мирские выгоды. По этой причине они обнаружили перед собой некоторых корыстолюбивых соперников. И когда где-то далеко от нас в руки попал “Пятый Луч”, основа которого была написана двадцать пять лет назад и который за последние восемь лет лишь один-два раза попадал мне в руки, тут же снова был потерян, завистники, наподобие того испорченного ходжи, пробудили с ним подозрения в отношении нас у юстиции. В то же время, вместо желаемого мной сборника “Ключ к вере”, новыми буквами, без моего ведома, была напечатана брошюра “Великое Знамение”. Когда экземпляры были готовы, слух об этом дошёл до властей, и два дела смешались друг с другом. Наши враги, раздувая из мухи слона и говоря, мол мы напечатали “Пятый Луч”, против законов цивилизации, несправедливо бросили нас в эти кельи.

Однако Божественное предопределение направило нас сюда ради нашей пользы, для саваба, намного превышающего саваб, имевшийся в добровольных кельях старых времён, и оно вновь призвало нас в медресе Юсуфа для того, чтобы мы полностью получили урок искренности и ослабили свои связи с действительно ничтожными мирскими делами.

В ответ на подозрения мирских людей мы говорим: “Вы обманулись, “Седьмой Луч”, от начала до конца, говорит только о вере. “Пятый Луч” же, который мы считали конфиденциальным и который не был найден у нас при больших обысках, и основа которого написана больше двадцати лет назад, – это совершено другая брошюра. Мы не желаем на данный момент даже показывать, не говоря о её публикации. Да и содержит она только сбывшееся предсказание, в ней нет противоборства.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Ещё раз поздравляю вас с праздником. О том, что мы не можем видеться воочию, не переживайте. Мы с вами по-истине постоянно вместе. Иншааллах, так будет и на пути в вечность. Уверен, что обретаемые вами в служении вере вечные награды, а также радости и достоинства души и сердца сводят на нет нынешние преходящие и временные горести и томления. До сих пор в таком очень святом служении ещё никто не переносил тягот, меньших, чем ученики “Рисале-и Нур”. Да, рай недешев. Спасение от уничтожающего две жизни абсолютного неверия является в это время очень важным делом. Если в нём и есть немного трудностей, то они должны встречаться с воодушевлением, благодарностью и терпением. Поскольку наш Создатель, побуждающий нас трудиться, милосерден и мудр, то все, что выпадает на нашу долю, мы должны принимать с согласием, радостью и с доверием Его милости и мудрости.

Наш героический брат, взяв на себя всю ответственность в деле “Великого Знамения”, полностью показал свою достойность тех необыкновенных потусторонних почёта и заслуг, которые он заработал посредством Хизбуль-Курана, Хизбун-Нура и своего пера, чем вызвал у меня слёзы глубокой радости. И мы ожидаем от милости Всевышнего, что эта временная конфискация “Седьмого Луча”, являющегося “Великим Знамением”, привлекая к этой брошюре полное внимание и подготавливая в будущем достойную её победу, не нанесёт ущерба служению и расходам этого нашего брата и его товарищей, а наоборот, заставит их блистать ещё больше.

Включающий всех вас без исключения во все молитвы, подобные:

اَجِرْنَا وَارْحَمْنَا وَاحْفَظْنَا

Защити нас, смилостивись над нами, сохрани нас”

– говорящие от лица всех, и действующий по законам духовного сотрудничества, подобного множеству тел с одним-единственным духом, и переживающий за ваши тяготы больше вас самих, и ждущий от вашей духовной личности благосклонности, помощи, стойкости, твёрдости и заступничества…

Ваш брат

Саид Нурси

***

Когда под воздействием этих событий, я всем сердцем твёрдо решил пожертвовать собой ради моих невинных братьев и мысленно искал для этого способ, я прочитал “Джальджалутию”. Тотчас я вспомнил, что Имам Али (да будет доволен им Аллах), в своей молитве говорил: “О Господи! Помоги!” – Иншааллах, по секрету этой молитвы, вы спасётесь.

Да, Имам Али (да будет доволен им Аллах), в своей касыде “Джальджалутия”, в двух формах сообщает о “Рисале-и Нур”, а также, указывая на брошюру “Великое Знамение”, говорит:

وَ بِالْاٰيَةِ الْكُبْرٰى اَمِنّٖى مِنَ الْفَجَتْ

Великим знамением упаси меня от краха”

Этим знаком он даёт понять, что из-за “Великого Знамения” ученики “Рисале-и Нур” попадут в серьёзную беду и ради “Великого Знамения” молит: “Спаси его учеников от этого

и беды!” – делая эту брошюру и её источник заступником своей молитвы. Да, беда, пришедшая с изданием “Великого Знамения”, точно подтвердила этот скрытый знак.

И в той же касыде, в заключении указаний на важные составляющие части “Рисале-и Нур”, на противоположной странице он говорит:

وَ تِلْكَ حُرُوفُ النُّورِ فَاجْمَعْ خَوَاصَّهَا

 وَ حَقِّقْ مَعَانٖيهَا بِهَا الْخَيْرُ تُمِّمَتْ

То есть: «Вот, мы указали на слова и буквы “Рисале-и Нур”. Ты собери их особенности и изучи их смысл. С ними становится полным всякое счастье и благо». Под знаком “Изучи смыслы букв” имеются в виду не звуки, непередающие никакого смысла, скорее, имеются в виду “слова”, что является (одним) названием книг Рисале-и Нур.

لَا يَعْلَمُ الْغَيْبَ اِلَّا اللّٰهُ

رَبَّنَا لَا تُؤَاخِذْنَٓا اِنْ نَسٖينَٓا اَوْ اَخْطَاْنَا

Никто не знает скрытого, кроме Аллаха”. “Господи, не взыщи с нас, если мы забыли или погрешили”

Саид Нурси

***

Мой дорогой, преданный брат Ре’фет Бей!

Поскольку твои научные вопросы являются ключами к очень важным истинам такого сборника “Рисале-и Нур”, как “Письма”, то я не могу оставить их без внимания. Вкратце ответ на очередной таков:

Поскольку Коран является извечной проповедью, то он говорит со всеми слоями человечества и со всеми родами поклоняющихся. И, конечно, согласно им, в нём будут содержаться разнообразные смыслы и его общий смысл будет иметь множество уровней. Некоторые толкователи (муфассиры) отдают предпочтение или только самому общему, или явному смыслу, или же значению, повествующему о ваджибе (необходимости) или о постоянно исполняемой сунне (сунна муаккада). Например, в этом аяте, под словами:

وَمِنَ الَّيْلِ فَسَبِّحْهُ

И ночью прославляй Его” (Коран 52:49)

– (толкователь) упоминает являющиеся важной сунной два ракаата намаза “тахаджуд”, а под словами:

اِدْبَارَ النُّجُومِ

И при обратном движении звёзд” (Коран 52:49)

– сунну утреннего намаза, являющуюся постоянно исполняемой (муаккада). Иначе же, здесь имеется ещё множество смыслов.

Брат мой, наши беседы с тобой не прекращаются.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Я сейчас прочитал зухр намаз и в тасбихате вспомнил о вас: каждый, думая о себе и об оставшихся дома близких, начинает грустить. Вдруг на сердце мне пришло следующее:

Поскольку в прежние времена, люди которые предпочитали вечный мир миру дольнему, желая спастись от грехов общественной жизни и искренне усердствовать ради вечности, аскетически проводили свою жизнь в пещерах и уединённых кельях, и, если бы они жили в наше время, то стали бы учениками “Рисале-и Нур”; конечно, сейчас, в нынешних условиях, нынешние ученики нуждаются в спасении от грехов в десять раз больше, чем они, и обретают в десять раз большее достоинство, и им в десять раз более комфортно, нежели тем людям.

***

Мои дорогие, благословенные братья!

Большой вам салям… Раньше, в наших краях в день “Арафа” мы тысячу раз читали суру “Ихлас”. Я сейчас могу читать пятьсот раз в этот день и пятьсот раз за день до него. Тот, кто уверен в себе, может прочитать сразу. Я хотя и не могу вас видеть и не могу встречаться лично с каждым из вас, но большую часть времени, иногда поимённо, беседую с каждым из вас в молитве.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Я до сих пор думаю, что два важных человека из благословенного общества “фабрики Света” спаслись. Действительно, это общество, этот круг за шесть-семь лет победоносно совершил дела двадцати-тридцати годов. Эти их дела, подобные сувенирам, оставленным их блистательными перьями, несут своё служение без остановки, вместо них самих записывают благо в тетради их деяний. “Хизбун-Нур” даже обрёл такую мощную победу и вошёл в такие важные места, что те, кто его распространил, теперь словно трудятся без перерыва.

Я считал, что очень много сделавший и очень трудолюбивый Хафиз Мустафа, как и тот, о ком я говорил, находится на воле. Только один раз услышал, что и он здесь. Утешаю себя тем, что может это какой-то другой Мустафа.

***

Мои дорогие братья!

Сегодня, во время утреннего тасбихата, я пожалел Хафиза Тауфика. Мне вспомнилось, что он уже второй раз переносит эти тяготы. Тотчас мне на ум пришло следующее: “Поздравь его! Он со своей бесполезной осторожностью хотел в некоторой степени отойти от весьма важного положения и большой доли в “Рисале-и Нур”. Однако, святость и величие его служения вновь дали ему преуспеть в получении той большой доли и очень большого саваба. Из-за небольших неприятностей и преходящих маленьких трудностей не стоит отставать от такой духовной чести.

Да, мои братья! Поскольку всё в этом мире проходит; если это наслаждения и развлечения, то они проходят попусту и вместо них остаётся сожаление; если же это тяготы и трудности, то они оставляют такие мирские и загробные и, касающиеся этого святого служения, приятные пользы, что сводят те трудности на нет. Среди всех вас, за исключением одного человека, я самый старый и больше всего тягот приходится на меня. И я вас уверяю, что я в полном терпении, благодарности и выдержке доволен своим положением. Благодарность за беды же исходит из заложенных в них савабов, а также мирских и загробных польз.

***

Мои дорогие братья!

С исчезновением препятствий, мешавших завершению “Плодов”, иншааллах вновь будет продолжено. Одна из этих препятствий – это холод, вторая – пришедшие в ужас от силы этой брошюры – масоны. В этой беде я думаю о стороне Божественного предопределения. Мои трудности обращаются в милость. Да, как было изложено в “Брошюре о Предопределении”, у каждого события есть две причины: одна – внешняя, по ней судят люди и очень часто поступают несправедливо; другая же – истинная, согласно которой судит Божественное предопределение, которое в том же событии, под человеческой несправедливостью вершит справедливость.

Например, некий человек несправедливо бросается в тюрьму за воровство, которого он не совершал. И предопределение также приговаривает его к тюрьме, однако за некое его тайное преступление, верша справедливость под той же человеческой несправедливостью.

Итак, в такое суровое испытание, отделяющее алмазы от стёкол, верных и самоотверженных от сомневающихся и нестойких, а чистосердечных и искренних от тех, кто не оставил высокомерия и корыстолюбия, мы попали по двум причинам:

Первая: это вызвавшее подозрения мирских людей и политиков мощная сплочённость и искреннее, необычайное служение религии; к этой причине обращена человеческая несправедливость.

Вторая: поскольку каждый из нас не проявил в этом святом служении полной искренности, сплочённости и достойности, то Божественное предопределение касается этой стороны. Сейчас оно, будучи по-настоящему справедливым, является для нас настоящей милостью, поскольку оно собрало нуждающихся друг в друге братьев в одном месте, обратило их тяготы в поклонение, а их убытки – в милостыню. И эта наша ситуация привлекает всеобщее внимание к написанным книгам, и помогает нам не испортить свою вечность из-за имущества, детей и покоя этого мира, являющихся весьма временными и преходящими, которых непременно придётся оставить в один из дней, войдя в землю, и это полезно для того, чтобы привыкнуть к терпению и стойкости, а в будущем быть героическими примерами для подражания или даже имамами людей веры, и ещё со многих подобных сторон это предопределение является для нас настоящей милостью. Однако, есть одна сторона, которая заставляет меня задуматься. Также как если поранить палец, то и глаза, и разум, и сердце, оставив свои важные обязанности, займут своё внимание им, так и наша томительная жизнь, будучи настолько стеснённой, занимает своей болью наши души и сердца. Даже тогда, когда я должен был забыть об этом мире, это состояние привело меня на собрание масонов и заставило меня надавать им пощёчин. Лишь вероятность того, что Аллах примет это беспечное состояние, как некую интеллектуальную борьбу, дала мне утешение.

Я получил приветствие от Али Гюля, брата драгоценного учителя “Рисале-и Нур” Хафиза Мехмеда. Тоже шлю ему и его землякам, всем живым и мёртвым в Саве тысячи приветствий и молитв.

***

بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

Ваша стойкость и выдержка сорвали все планы масонов и лицемеров.

Да, братья, скрывать нет нужды. Эти безбожники, сравнив “Рисале-и Нур” и его учеников с тарикатом, особенно с “Накшибенди”, желая опорочить нас и разбить, совершили это нападение согласно тому же плану, с которым они разгромили этот тарикат. А именно:

Во-первых, напугать, вызвать панику и показать злоупотребления в этом учении.

Во-вторых, огласить недостатки его приверженцев и деятелей.

И в-третьих, вызвав смуту с помощью притягательного распутства и усыпляющего, приятного яда материалистической философии и культуры, уничтожить согласие между ними; и с помощью разных коварств подорвать авторитет их наставников; и показав некоторые научные правила и законы разочировать их в своём учении. Таким образом, с тем же самым оружием, которое они применили против “Накшибенди” и других тарикатов, они напали на нас. Однако, обманулись. Потому что основными принципами “Рисале-и Нур” являются: абсолютная искренность, отказ от высокомерия, ощущение и обретение в трудностях милости, а в страданиях – вечных наслаждений, и показ мучительных страданий, находящихся в тленных греховных наслаждениях, а также того, что вера является основой бесконечных наслаждений уже в этом мире, и разъяснение истин и вопросов, до которых не дотягиваются руки никакой философии. Поэтому, их планы, иншааллах, полностью сорвутся, и они будут вынуждены замолчать, показав тем самым, что “принципы Рисале-и Нур с тарикатами не сравнимы”.

Один интересный случай:

Сегодня утром меня позвал один из жандармов, находящихся в помещении рядом со мной. Я выглянул в окно. Он сказал: “Наша дверь сама по себе закрылась и что бы мы ни делали, не открывается”. Я ему ответил: “Это вам знак, что среди людей, которых вы караулите и за которыми закрываете двери, есть такие же невинные, как и вы. Даже из-за того, что я на одну минуту повидался с братом, которого не видел больше десяти лет, меня предали и под другим предлогом закрыли мою вторую внешнюю дверь. Вот, в наказание за это, ваша дверь тоже закрылась”.

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Случай, о котором я вам писал вчера, имеет три тонкости:

Первая. Также как раньше перед представителем духовной личности одной благословенной группы, которая тогда ещё только должна была появиться в будущем, с её секретом и благодатью сама собой открылась дверь, запертая на засов, так и через десять лет после этого я полминуты пообщался с представителем этой уже появившейся благословенной группы, за что на меня разгневалась охрана. Я тоже разозлился и сказал: “Пусть ваши двери закроются!” на следующее же утро – чего ниразу не бывало – дверь караульных сама по себе закрылась и два часа не открывалась.

Вторая тонкость. С начальником я отправил прокурору записку, в которой писал: “Я нахожусь в изоляции, не могу ни с кем встречаться. Если даже и мог бы, то в этом городе никого не знаю. С кем нибудь из местного муниципалитета… и т.д.”. Тогда прокурор спросил: “Разве он в изоляции?”. Начальник ответил: “Нет”. Оба они возразили мне. В этот же день, из-за того, что я пол минуты виделся с одним полублаженным дальним родственником, меня подвергли такому обращению, какого не бывает ни в одной изоляции. Что послужило ответом на их возражения.

Третья тонкость. Шум соседствующей, невоспитанной молодёжи, шумевшей у двери, между вечерним и ночным намазами немного мешал мне. В тот же день, эту дверь под неким предлогом закрыли. При этом в моей камере усилился плохой запах и шум тех хулиганов поблизости от моей двери стал мешать мне ещё больше. И я опять же сказал: “Пусть их двери закроются, зачем они так делают!?”. На следующее же утро произошёл этот случай.

***

Братья!

Две темы, переписанные вами новыми буквами, оказали серьёзное влияние. Было бы хорошо переписать также и первую, вторую и третью темы. Однако, поскольку перья таких писарей, как Хусрев и Тахири, предназначены для Корана и его шрифта, и служат для него, то это внушает мне опасение. Будет лучше, если перепишет кто-то другой.

***

Дорогие братья!

Уже почти год, как я использую некоторую часть риса и макарон (примерно килограмм). Я не сомневаюсь, что в этом есть большой баракат. Теперь вы не оставляете мне возможности их варить. В таком случае я, как благословенный подарок отдаю их вам. Однажды я видел удивительный баракат этих макарон-звёздочек: варёные звёздочки, высохнув, увеличивались в десять раз, я и другие видели это.

***

Дорогие братья!

Этой ночью, когда я был занят вирдами, меня слышали караульные и другие. В сердце возник вопрос: “А не уменьшится ли от этого награда за те вирды?” – что обеспокоило меня. Тут на память пришли известные слова Довода Ислама – Имама Газали. Он сказал: “Порой показ становится намного полезнее сокрытия”. То есть, открытое совершение благодеяния может пойти на пользу другим, или подвигнуть их к подражанию, или разбудить от беспечности. Если же это упорствующий в заблуждении и распутстве, то показ перед ним исламских признаков подобен демонстрации достоинства религии. И ещё во многих подобных отношениях, особенно в наше время, для тех, кто получил полный урок искренности, совершение благодеяний в открытую, при условии отсутствия скрытой фальши, не будет лицемерием и, напротив, может стать основой для очень больших савабов. – С чем я обрёл утешение.

***

Два дня назад, когда меня вызвал следователь, я, думая о том, как мне защитить моих братьев, открыл “Хизб-уль Масун” Имама Газали. Тотчас на глаза мне попались следующие аяты:

 اِنَّ اللّٰهَ يُدَافِعُ عَنِ الَّذٖينَ اٰمَنُوا ۞ يَسْعٰى نُورُهُمْ بَيْنَ اَيْدٖيهِمْ وَبِاَيْمَانِهِمْ ۞ اَللّٰهُ حَفٖيظٌ عَلَيْهِمْ ۞ طُوبٰى لَهُمْ

Поистине, Аллах охраняет тех, которые уверовали!” (Коран 22:38). “Течёт их свет перед ними и с правой стороны их” (Коран 57:12). “Аллах хранит их” (Коран 42:6). “Им благо и хорошее пристанище” (Коран 13:29)

Я увидел, что первый аят, если считать знаки “шадда” и не считать знаки “мадда”, а букву (вав) в слове اٰمَنُوا – считать как “мадда”, то по джифру и абджаду выходит тысяча триста шестьдесят два (1362). Что полностью совпадает и по смыслу и по значению с этим годом и с этим временем, в котором мы вознамерились защищать своих верующих братьев. “Слава Аллаху – сказал я – в моей защите нужды не остаётся”. Затем мне пришла мысль: “Интересно, каков будет итог?”. Смотрю, две фразы аятов:

اَللّٰهُ حَفٖيظٌ عَلَيْهِمْ ۞ طُوبٰى لَهُمْ

Аллах хранит их” (Коран 42:6). “Им благо и хорошее пристанище” (Коран 13:29)

при подсчёте вместе со знаком танвина, также образуют, по джифру, тысяча триста шестьдесят два. Если не считать один знак “мадда”, то получается два, если считать – то три. Что полностью совпадает с этим временем, когда мы очень нуждаемся в Божественном покровительстве и, гарантируя нашу защиту в этом и в будущем году от страшного нападения, готовящегося на нас уже больше года в широких кругах и на большом уровне, даёт нам утешение. Поскольку в этом происшествии “Рисале-и Нур” имеет ещё более блестящую победу во влиятельных кругах, то нынешняя временная задержка не должна бросать и не бросает нас в отчаяние. И я думаю, что конфискация “Великого Знамения” по причине его напечатания является неким объявлением, привлекающим к этой брошюре всеобщее внимание. Теперь я прочитал аят:

رَبَّنَا اَتْمِمْ لَنَا نُورَنَا وَاغْفِرْلَنَا

Господи наш! Заверши нам наш свет и прости нам!” (Коран 66:8)

Фраза:

اِغْفِرْلَنَا  И прости нам” (Коран 66:8) образует ровно тысячу триста шестьдесят два. Что также совпадает с этим годом и, повелевая, призывает нас ко многому покаянию, дабы наш свет стал полным и “Рисале-и Нур” не остался незавершённым.

***

بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие братья!

Я убеждён, что личностям, непоколебавшимся во время суровых экзаменов этих двух – прежнего и нового – Медресе Юсуфа, не оставившим свои уроки и, обжегши рты горячей похлёбкой, не бросившим учёбу, и не потерявшим свою духовную силу перед такими сильными нападениями на них, будут аплодировать люди истины и будущие поколения, а также аплодируют ангелы с духовными созданиями. Однако, с нахождением среди вас больных, хрупких и нуждающихся, физические томления умножаются. Но и эти томления сводятся на нет тем, что каждый из вас служит друг для друга утешителем и примером для подражания в терпении и нравственности, и в сплоченности и поддержке является сострадательным братом, и в обсуждении урока – смышлёным собеседником, и неким зеркалом, отражающим хорошие качества друг друга. Думая об этом я нахожу утешение в отношении вас, любимых мною больше своей души.

Как-нибудь я вам отправлю джуббе Мавляны Халида, которому сто двадцать лет. Также как этот имам надел его на меня, так и я, от его имени, когда только пожелаете, отправлю это джуббе вам, чтобы с благословением надеть его на каждого из вас.

Когда мы только прибыли, доктор поставил мне прививку от оспы. Та рука стала нарывать и опухла. Опухоль опускается вниз и не даёт мне спать, мешает совершать омовение. Интересно, или моё тело не принимает прививки, или в этом есть какой-то другой смысл!? Двадцать лет назад мне поставили прививку в Анкаре. То место до сих пор время от времени гноится, причиняя мне неудобство. Как-бы не было так же и в этот раз. А как у вас?

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Одна из мудростей того, что справедливость Божественного предопределения направило нас в это Денизлинское Медресе Юсуфа состоит в том, что больше других в “Рисале-и Нур” и в его учениках нуждаются заключенные и те, кто с ними связан, а скорее даже служащие тюрем и юстиции. Исходя из этого мы, исполняя обязанность веры, касающуюся Иного мира, вошли в это томительное испытание. Да, среди двадцати-тридцати заключенных лишь один-два человека совершали намаз как положено (соблюдая таʼдил-и аркан), и то, что к ним присоединились сразу сорок-пятьдесят учеников “Рисале-и Нур”, которые все, без исключения совершают намаз в полной мере, само по себе является такими уроком и наставлением выраженными состоянием и действием, которые сводят на нет все эти томления и трудности, даже заставляя их полюбить. И также, как эти ученики преподают урок своими действиями, так и сильной, осознанной верой своих сердец они образуют стальную крепость для спасения находящихся здесь верующих от сомнений и наваждений заблудших, чего мы с надеждой ожидаем от милости и благосклонности Всевышнего.

То, что местные мирские люди запретили с нами разговаривать и контактировать – не повредит. Язык состояния говорит и воздействует сильнее речи. Поскольку в тюрьму попадают для воспитания, то, если они любят народ, пусть дадут возможность узникам встречаться с учениками “Рисале-и Нур”, дабы за месяц или даже за день они получили воспитание больше, чем за год. И чтобы стали полезными людьми и для народа и отчизны, и для своего будущего и Иного мира. Если бы здесь был “Путеводитель для молодёжи”, то принёс бы большую пользу. Иншааллах, как-нибудь он сюда попадёт.

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Сегодня мне пришла на память моя известная вам беседа с моим покойным старшим братом Муллой Абдуллахом касательно Зияэддина. Затем я подумал о вас и решил для себя следующее: Если откроется завеса сокровенного и каждый из этих искренне религиозных, серьёзных мусульман, проявляющих такую стойкость в это нестабильное время и оставшихся непоколебимыми в таких горячих и жгучих обстоятельствах, окажется неким святым или даже кутбом, то это в весьма малой степени увеличит мою нынешнюю привязанность к ним и придаваемую мной им важность. Если же они окажутся простыми и обычными людьми, то это совершенно не уменьшит ценность, которую я им придаю сейчас. Потому что в таких весьма тяжёлых условиях служение ради спасения веры находится превыше всего. Поскольку хорошее мнение в это смутное и бурное время ослабевает, то любовь к добавленным хорошим мнением достоинствам обладателей личных степеней ослабевает, отчего эти обладатели достоинств, ради сохранения в глазах людей своего положения, чувствуют принуждённость к проявлению притворства, манерности и тягостной важности. Итак, бесконечная хвала Всевышнему мы не нуждаемся в такой холодной показухе и притворстве.

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Всей душой, сердцем и разумом поздравляю вас с десятью благословенными ночами. Молим Всевышнего, чтобы по Своей милости Он дал нашему духовному товариществу большую прибыль. Этой ночью во сне я увидел, что пришёл к вам и встал имамом для совершения намаза и в таком состоянии проснулся. Когда, по моему опыту, наступило время проявления смысла сна, для его истолкования от имени всех вас пришли два наших брата из героев Савы и Хомы. Я же обрадовался так, словно увидел всех вас.

Братья!

Хотя это положение вызвало у некоторой части единомышленников и чиновников чувство страха и опасение перед “Рисале-и Нур”, однако, оно пробудило внимание и желание познакомиться с этими книгами у всех противников, у всех верующих людей и связанных с этим делом чиновников. Не беспокойтесь, этот Свет воссияет.(*)

Саид Нурси

***


* Примечание: Дорогой Брат! Обрати внимание, когда Устаз находился в Денизлинской тюрьме и все обстоятельства мира внешне были против него и он был отдан под суд с требованием смертной казни, он говорит: “Не беспокойтесь, братья, этот свет воссияет”. Посмотри, как эти слова исполнились!

Согласно толкованию и выводу Сабри, что также соответствует указанию суры “Валь’аср”, “Рисале-и Нур” является неким, подобным ковчегу на горе Джуди, средством, служащим для сохранения Испарты, Кастамону и всей Анатолии от небесных и земных бедствий. И пусть не трогают “Рисале-и Нур”, иначе, пусть знают, что ожидаемые в скором времени бедствия придут, пусть же одумаются. Незадолго до этого несчастья, я не раз говорил об этом и вам тоже писал в письмах. Сейчас мною получено известие, что Кастамону, с его окрестностями и крепостью, словно охватил траур по “Рисале-и Нур”, и он заплакал, его залихорадило землетрясением. Иншааллах, он снова встретится с “Рисале-и Нур”, заулыбается и заблагодарит.

Днём раньше я писал вам о наших двух ценных обретениях. Во втором я сказал: “Молитвы и восхваления сотней языков и т.д.”. Это не совсем верно. Правильно будет так: “…Сотней языков, согласно степени каждого из нас и т.д…”

И то, что я пришёл сюда, будучи скованным наручниками за руку с одним очень уважаемым стариком из деревни “Сава”, с которой я очень тесно взаимосвязан, меня очень порадовало. Я понял, насколько сильна моя привязанность к этому благословенному селению. Шлю тому моему брату отдельный салям!

***

Мой дорогой брат!

Аят: وَخَسِرَ هُنَالِكَ الْكَافِرُونَ  И в убытке остались там неверующие” (Коран 40:85)

также указывает на указываемое аятом:

وَ الْعَصْرِ اِنَّ الْاِنْسَانَ لَفٖى خُسْرٍ В знак времени. Уверь, что человек всегда убыток терпит” (Коран 103:1-2) – то есть, что все эти огромные разрушения и войны неверующих бесполезны и не принесли ничего, кроме ущерба и вреда. С тем, что в указании

وَ الْعَصْرِ В знак времени” (103 Сура Корана) есть косвенный намёк на “Рисале-и Нур”, также и в этом аяте тоже косвенно указывается на то, что в этом тысяча триста шестидесятом году по календарю Руми, лицемеры и впавшие в неверие нападут на “Рисале-и Нур”, однако потерпят крах. Потому что “Рисале-и Нур” является одной из причин отвода бедствий, подобных землетрясениям и войнам. Его приостановка притягивает беды.

Саид Нурси

***

Мои дорогие братья!

Я думаю, что нашей настоящей и самой последней защитительной речью будет брошюра, являющаяся плодом Денизлинского заключения. Потому что ранее, по причине некоторых подозрений, больше года против нас неким широким образом планировалось применить следующие обвинения: “Создание тариката, организация комитета, служение интересам иностранных течений, использование религиозных чувств в политике, ведение деятельности против республиканского строя и правительства, нарушение общественного порядка”. И на нас нападали под этими беспочвенными предлогами. Да вознесётся бесконечная хвала Всевышнему, все их планы сорвались. В настолько широком пространстве, среди сотен учеников и сотни брошюр, в книгах и письмах, написанных на протяжении восемнадцати лет, не нашли ничего, кроме “истин веры и Корана, подтверждений Иного мира и труда ради вечного счастья”. Желая скрыть свои планы они начали искать самые ничтожные предлоги. Однако, как я думаю, для того, чтобы стать защитой против возможности нападения на нас ужасного тайного безбожного комитета, прямо способствующего сейчас насаждению абсолютного неверия и действующего против нас, вводя в заблуждение некоторых представителей власти, по воле Свыше нами была написана ясная, как солнце, не оставляющая сомнений и нерушимо крепкая, как гора, брошюра “Плоды веры”, которая заставит их замолчать.

Саид Нурси

***

Братья!

Хотя место, в котором вы находитесь, весьма тесное, но эта теснота – не помеха для широты ваших сердец, и по сравнению с нашим местом посвободнее. Знайте, что наша самая основная сила и точка опоры – сплочённость. Берегитесь, из-за нервозности, вызванной этим несчастьем, не начинайте искать недостатки друг друга. Не жалуйтесь друг на друга, словно возражая своей участи и судьбе, не обижайтесь на своих товарищей, говоря: “Если бы не то-то, не было бы того-то”. Я понял, что у нас не было выхода избежать их нападения. Что бы мы ни сделали, они бы всёравно напали. Мы же, отвечая терпением, благодарностью, согласием со своей судьбой и по корностью предопределению, до прихода к нам на помощь Божественной благосклонности, должны постараться заработать малыми благодеяниями, в короткое время, большие савабы и блага Иного мира. Молимся о благополучии находящихся там братьев.

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Против очень быстрых изменений и исчезновений этой мирской жизни, а также её бренных и быстротечных, безрезультатных наслаждений и ударов гибелей и разлук неким действенным утешением является встреча с верными искренними друзьями. Да, порой человек, чтобы в течении нескольких часов повидаться с одним своим другом, совершает двадцатидневный путь и тратит сотню лир. Сейчас, в это время, когда нет друзей, встреча в течении одного-двух месяцев сразу с сорока-пятьюдесятью друзьями, общение с ними ради Аллаха и обмен истинным утешением, конечно, делают весьма ничтожными все выпавшие на нашу долю трудности и материальные потери, сводя их на нет. Я сам принял бы все эти трудности только ради того, чтобы после десяти лет разлуки повидаться хотя бы с одним из находящихся здесь братьев. Жалоба – это критика предопределения, благодарность – покорность судьбе.

***

Уверяю вас, если сейчас придёт моё время и я умру, то приму смерть совершено спокойно. Потому что убеждён в том, что среди вас есть много сильных, крепких, молодых Саидов, которые являются хозяевами, наследниками и покровителями “Рисале-и Нур” гораздо больше, чем этот бедный, старый, больной и слабый Саид. Я очень признателен и рад тем, чьи имена упомянуты в записке Назифа, действенным образом укрепляющих духовную силу. Вообще-то, я предполагал, что они станут такими. Да даст им Всевышний успех и да сделает их хорошим примером для других, амин!

***

Мои дорогие, преданные братья!

Поскольку вы ради Иного мира, ради блага, ради поклонения и саваба, ради веры и вечной жизни связались с “Рисале-и Нур”, то, так как в этих тяжёлых условиях каждый час подобен двадцати часам поклонения, и эти двадцать часов с достоинством духовной борьбы в служении Корану и вере обретают ценность ста часов, и эти сто часов проходят рядом с такими истинными старательными братьями, каждый из которых имеет значимость ста человек, укрепляя с ними братские связи, придавая друг другу силу и утешение, и в истинной сплоченности стойко продолжая святое служение, а также беря пользу от их хороших качеств, и приобретая достоинство быть учениками Медресетʼуз-Зехра, конечно, нужно благодарить за то, что вы пришли в это открытое для такого испытания Медресе Юсуфа, за вашу предопределённую судьбу получать отсюда свой надел, вкушать здесь пищу, которая вам суждена, и получать за эту пищу саваб. Думая о вышеупомянутых пользах, необходимо с терпением и выдержкой встречать все томления и тяготы.

Саид Нурси

***

Братья!

Я сердцем желаю, чтобы герои, подобные стойким и прочным, как железо и сталь храбрецам Испарты и её окрестностей (таким как Хусревы и Хафизы Али), появились здесь и со стороны Кастамону. Бесконечная хвала Аллаху, Кастамонский вилайет полностью исполнил моё желание и отправил нам на помощь множество героев. Находящиеся в моём воображении, однако имён которых я не записал, и поэтому, находящимся рядом с вами братьям каждому шлю отдельный салям и молю Всевышнего об их благополучии.

***

Мои дорогие, преданные, стойкие и верные братья!

Не для того, чтобы опечалить вас или предпринять какие-то физические меры, но для того, чтобы мне ещё больше получить пользу от молитв вашего духовного сотрудничества, и чтобы вы ещё больше сохраняли ваши хладнокровие, осторожность, терпение, выдержку и сильную сплоченность, я расскажу вам об одном своём состоянии: “Здесь за один день мне приходится переносить такие томления и муки, каких в Эскишехире я не переносил за месяц. Ужасные масоны натравили на меня одного своего бессовестного масона, дабы я от гнева и пыток сказал: “С меня хватит!” – в чём бы они нашли некий предлог и, показав это в качестве одной из причин своих противоправных нападений, смогли бы скрыть свою ложь. Я же, по причине необыкновенного дара Всевышнего, благодарно терплю и решил терпеть и дальше”.

Поскольку мы, смиряясь с предопределением, согласно смыслу:

خَيْرُ الْاُمُورِ اَحْمَزُهَا  Самое благое из дел – самое трудное и тяжёлое” (Хадис: Кашф’уль Хафа 1:155). – воспринимаем эти тяготы, как некий духовный дар для получения большого саваба; и поскольку большинство преходящих мирских несчастий заканчиваются радостью и благом; и так как у нас имеется ясное и несомненно твёрдое убеждение в том, что свою жизнь мы посвятили такой истине, которая сияет ярче солнца, красива, как рай, и сладка, как вечное счастье… Конечно, мы должны не жаловаться и считать, что посредством этих тягостных обстоятельств “мы ведём некую духовную борьбу”.

Мои дорогие братья! Наше первое и последнее наставление: “Сохранение сплоченности; самозащита от высокомерия, эгоизма и соперничества; хладнокровие и осторожность”.

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Из обвинительного заключения этого прокурора стало понятно, что план скрытых безбожников, обманом направляющих против нас некоторых представителей власти, сорвался и ложь вскрылась. Сейчас, приписывая нам организацию сообщества или комитета, они пытаются скрыть свою ложь и, как одно из следствий этого, не дают никому со мной контактировать. Будто контактирующий с нами сразу становится одним из нас. Даже большие чиновники избегают меня и, добавляя мне страданий, выслуживаются перед своим начальством. И даже в конце своего обжалования я хотел выразить нижеследующий абзац, однако, мне помешала одна мысль. Абзац таков:

Да, мы – общество, и наше общество таково, что каждый век в него входит триста миллионов человек и они пять раз в день с совершенным почтением показывают свою причастность и служение принципам этого священного общества и по святой программе:

اِنَّمَا الْمُؤْمِنُونَ اِخْوَةٌ

Воистину, все верующие — братья” (Коран 49:10)

они своими молитвами и духовными обретениями спешат друг другу на помощь.

Так вот, мы входим в это священное и величественное общество. И наша особая обязанность состоит в том, чтобы в реальном виде объяснить верующим людям истины веры Благородного Корана и спасти себя и их от вечной казни и от нескончаемого загробного одиночного заключения. С другими мирскими, политическими и интриганскими сообществами и комитетами у нас связи нет и мы не опустимся до этого.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Сегодня утром я почувствовал сильное огорчение за каждого из вас. Тотчас на память мне пришла “Брошюра для больных” и принесла мне утешение.

Да, это несчастье тоже является разновидностью общественной болезни. Большинство лекарств веры той брошюры применимы и здесь. Особенно, как я сказал одному благословенному больному в Эрзуруме, все страдания от этого несчастья, бывшие до настоящего часа, ушли. Остались савабы, благо и пользы, касающиеся мирской и вечной жизни, веры и Корана. Значит, эта одна преходящая беда превратилась в постоянные и разнообразные блага. Будущее же время, поскольку его сейчас нет, то нет сейчас и продолжающихся в нём страданий. А мучаться от воображаемой беды, которой нет, – значит не доверять Божественной милости и предопределению.

Во-вторых, сейчас большинство людей на земле, физически и духовно, сердцем, душой и разумом подвергнуты страданиям. Наша беда, по сравнению с ними, является и лёгкой, и выгодной. И для сердца с душой в ней есть наслаждения веры, благополучия и здоровья.

В-третьих, если бы среди этих бурь мы не вошли сюда, то в соприкосновении с мнительными чиновниками эта лёгкая беда стала бы тяжелее, превратилась бы в несчастье подхалимства и притворства перед этими людьми.

В-четвёртых, поскольку этой удвоенной, духовной и материальной зимой, когда нет работы, мы, в этом Медресе Юсуфа, являющемся одним из классов Медресет’уз-Зехра, с малыми затратами можем видеться с многими истинными друзьями и братьями по иному миру, которые сострадательней чем родные и подобны духовным наставникам, навещать их, перенимать их личные достоинства и брать силу от их духовной поддержки, широты, утешений и красивых качеств, подобных свету, отражающемуся во всех прозрачных вещах, то в этом отношении наша беда меняет свой облик и становится некой завесой благосклонности и милости. Да, одна изящная тонкость этой скрытой благосклонности такова, что всех пришедших сюда учеников “Рисале-и Нур” стали называть “Учителями”. Каждый, говоря: “Учителя.. учителя”, – вспоминает о них с уважением. В этой тонкости есть одно изящное указание на то, что также как эта тюрьма обратилась в медресе, а ученики “Рисале-и Нур” – в учителей и наставников, так и другие тюрьмы, благодаря стараниям этих учителей, иншааллах, станут некими школами.

***

Братья!

Если время от времени читать подобные этим, маленькие утешительные письма, а также совместно изучать “Плоды веры”, особенно последние её темы, и обсуждать приходящие на память темы из “Рисале-и Нур”, то, иншааллах, можно обрести достоинство “Стремящихся к знаниям”. Такие великие люди, как Имам Шафии (Да Святится его тайна), говоря: “Даже сон стремящихся к знаниям считается поклонением”, – придавали им большое значение. В такое время, когда нет медресе, в таких местах наказания, если за получение такой высокой степени придётся перенести даже в сто раз больше тягот, то и тогда ненужно обращать на них внимания, или сказав:

خَيْرُ الْاُمُورِ اَحْمَزُهَا

Самое благое из дел – самое трудное и тяжёлое” (Хадис: Кашф’уль Хафа 1:155).

– мы должны смеяться в лицо этим трудностям.

Что же касается детей, домочадцев и хозяйств наших бедных товарищей, то исходя из правила Корана, веры и “Рисале-и Нур”, по которому в беде нужно смотреть на тех, кому ещё хуже, и в благе на тех, у кого этого блага меньше, они находятся на восемьдесят процентов в лучшем положении, чем другие. Также, как у них нет никакого права на жалобу, так у них есть ещё и долг восьмидесятикратной благодарности. И получать свой надел здесь нам назначило Божественное предопределение. Справедливая милость собрала нас, вверив семьи Истинному Кормильцу. Дала временный отпуск от тех обязанностей по надзору. Также, как в один из дней полностью и окончательно уволит… Поскольку истина такова, то мы, говоря:

حَسْبُنَا اللّٰهُ وَنِعْمَ الْوَكٖيلُ

Достаточно нам Аллаха, Он – Прекрасный Доверенный!” (Коран 3:173)

– должны с покорностью благодарить Аллаха.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Хотя я не вижу вас воочию, но, поскольку нахожусь рядом и в одном с вами здании, то очень счастлив и благодарен Всевышнему; и, порой, без моей на то воли, мне напоминается о необходимых мерах предосторожности. Например, в соседнюю с моей камеру масоны подсадили одного ложного заключенного-шпиона. Поскольку портить легко – особенно такую праздную молодёжь – то этот тип причиняет мне много неприятностей и портит эту молодёжь. Из чего я понял, что в противовес вашим наставлениям и исправлениям, безбожники стараются портить и разрушать нравственность. При таком положении нужна предельная осторожность, и необходимо, насколько это возможно, не обижаться на старых заключенных, не обижать их и не давать места расколу, проявлять хладнокровие, выдержку и, по степени возможности, со скромностью, смиренностью и отказом от эгоизма, укреплять братство и сплоченность наших товарищей. Занятие мирскими делами причиняют мне боль, поэтому, полагаясь на вашу смышлёность, без особой необходимости я не могу обращать на них внимание.

Саид Нурси

***

Братья!

Предусматривая всякую вероятность, пришло время изложить положение, напомненное этим утром.

Ясные, как солнце и день, взятые нами из Корана истины не оставляют место ни для каких сомнений; поэтому мой нафс и дьявол, на протяжении двадцати лет ищут: “что на это скажут безбожные философы и на чем они основываются?”. Однако, не найдя изъяна ни в одном уголке, они замолчали. Я думаю, что истина, заставившая замолчать моих очень щепетильных нафса и дьявола, находящихся с внутренней стороны дела, заставит замолчать и самых упрямых оппонентов. Поскольку мы трудимся на пути и ради такой нерушимой, самой высокой, самой великой и самой важной истины, которой нет цены, и которую не купить даже ценой всего мира, всей жизни и всех любимых, то, конечно, мы должны с совершенной стойкостью противостоять всем бедам, тяготам и врагам. И возможно, что найдутся некоторые обманувшиеся или обманутые шейхи, муллы и внешне богобоязненные люди. С ними бороться не нужно, не надо поднимать споры; необходимо сохранять нашу сплоченность и единство.

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Сегодня на рассвете с одним духовным напоминанием я почувствовал, что истинной причиной этих серьёзных и обширных нападений и атак на нас является не “Пятый Луч”, а такие части, как “Хизб’ун-Нур”, “Ключ веры” и “Твёрдый Довод”. Я внимательно прочёл часть “Хизб’ун-Нура” и поразмыслив о “Ключе”, понял следующее: Поскольку безбожники не могут защитить принцип абсолютного неверия от ударов этих двух отточенных мечей, то, показав внешней причиной “Пятый Луч”, имеющий некоторую, малую связь с политикой, ввели власть в заблуждение и направили их против нас. Вместе с этим напоминанием, на ум пришло следующее: “Если некоторые наши слабые братья временно отрекутся, то может спасутся от этой беды”, – и думая так, я хотел дать на это разрешение. Но тут же мне было напомнено: отрекаться сердцем после настолько продолжительной связи и двукратного вхождения в это испытание, понеся за это такие тяготы, будет бесполезным и вредным, но разве что только для того, чтобы обмануть этих безбожников, они могут проявить чисто внешнее уклонение. Иначе же нанесут ущерб и себе, и нам, и нашим святым принципам, в наказание за что, вопреки желаемому, получат пощёчину.

***

Мои дорогие, преданные братья!

У переносящего тяготы и лишения этой тюрьмы, являющейся по сравнению с другими местами самой холодной и тоскливой, конечно, согласно его степени, возникнет стремление избежать причин этого заключения. Однако, поскольку “Рисале-и Нур” являющийся его внешней причиной, даёт обрести переносящим эти тяготы убеждённую веру (иман-ы тахкики), и с этой убеждённой верой – хороший итог, и с духовным сотрудничеством – благодеяния сотни человек, обращая эти горькие тяготы в сладкую милость, то цена этих двух результатов – нерушимая преданность и стойкость. Поэтому сожаление и отречение нанесёт большой вред. Для тех учеников, которые не имеют связей с миром или имеют их очень мало, в этой тюрьме ещё лучше, она для них в некоторой степени – место свободы. А тем, кто связан и состоятелен, поскольку их потраченные здесь средства обращаются в удвоенную милостыню, а проведённые здесь часы жизни – в удвоенное поклонение, то необходимо не жаловаться, а благодарить. Что же касается бедных и слабых, вообще, поскольку вне тюрьмы им даются бесполезные, не имеющие воздаяния и несущие ответственность трудности, то эти трудности тюрьмы, которые являются благостными, несут много савабов, не возлагают ответственности и облегчаются взаимной поддержкой товарищей, представляют собой для них хорошую почву для благодарения.

***

Мои дорогие, преданные братья!

В Кастамону один богобоязненный человек, в виде жалобы сказал:

– Я в духовном упадке, утратил все свои прежние духовные состояния, наслаждения и свет.

Я же ему ответил:

– Наоборот, ты развился, так что, оставив позади наслаждения и озарения, ласкающие нафс, дающие вкусить в этом мире потусторонние плоды и будящие чувство самодовольства, теперь со смирением, отказом от эгоизма и уже не ища тленных наслаждений, взлетел на более высокую степень.

Да, одним из важных даров Всевышнего является то, что людям, не оставившим высокомерия, Он не даёт ощутить свой дар, дабы они не впали в самодовольство и гордыню.

Братья! Исходя из этой истины, люди, думающие подобно этому человеку, или с хорошим мнением устремившие свой взор к блистающим степеням, глядя на вас, видят простых, обычных людей, выглядящих скромными, смиренными и услужливыми учениками, и говорят: “Это что ли герои истины, бросившие вызов миру? Увы! Где они, и где борцы этого святого служения, оставляющие в это время позади святых людей!” – и с этими словами, если это друзья, то испытывают разочарование, если же противники, то находят свою позицию справедливой.

Саид Нурси

***

Мои дорогие, преданные братья!

Плоды вашего заключения, на мой взгляд, приятны и ценны, как плоды Рая. Они оправдали и подтвердили мои большие надежды и утверждения в отношении вас, а также очень хорошо показали силу сплочённости. Эти благословенные перья, объединившись, подобно объединению трёх-четырёх алифов, под таким тяжёлым давлением проявили ценность трёх-четырёх сотен. И духовное состояние, хранящее ваше единство в этих запутанных обстоятельствах, доказывает моё вчерашнее утверждение. Да, (в примере нет изъяна) как согласно взглядам Ахл-и Сунны, некий великий святой, в служении Исламу не может достичь уровня даже самого маленького сподвижника Пророка (Мир Ему и Благо), точно также и: “в это время некий искренний наш брат, который в служении вере, оставив удовольствия своего нафса, смиренно сохраняет сплочённость и единство, обретает степень выше святого”, – в чём я убедился и вы постоянно укрепляете это убеждение. Да будет Всевышний вечно доволен вами, Амин!

***

Мои дорогие, преданные братья!

Плоды веры” – очень важная и ценная брошюра. Питаю надежду на то, что однажды она одержит большие победы. Вы полностью осознали её ценность, раз не оставили это “медресе” без урока. От своего имени я могу сказать, что если плодом всех наших стольких трудностей и трат, является только лишь эта брошюра, защитительная речь и пребывание в одном с вами месте, то и тогда эти трудности и расходы сводятся на нет. И даже если ради этого плода я понесу в десять раз больше бедствий, всё равно их будет мало.

На многих испытаниях и особенно в этом давящем и гнетущем заключении я твёрдо убедился в следующем: Занятия чтением и записыванием “Рисале-и Нур” очень облегчают томления, дают радость. Когда я не занимаюсь, беда удваивается и огорчает меня ненужными вещами. По некоторым причинам мне кажется, что больше всех страдают Хусрев, Хафиз Али и Тахири (Да смилуется над ними Аллах). Но при этом наибольшую серьёзность, упование и спокойствие духа я вижу у них и у тех, кто находится вместе с ними. “Интересно, почему?” – думал я. Но сейчас понял, что: они исполняют свои настоящие обязанности; и, поскольку они не занимаются пустыми вещами, не вмешиваются в дела судьбы и предопределения, не впадают в исходящие от эгоизма бахвальство, критику и панику, то своей серьёзностью, стойкостью и уверенностью сердец они показали достоинство учеников “Рисале-и Нур”, продемонстрировали духовную силу “Рисале-и Нур” против безбожия. Да распространит Аллах эти их качества абсолютного достоинства и героизма, заключенные в смирении и скромности, на всех наших братьев, Амин!

***

Братья!

В это время правит ужасный эгоизм, исходящий от беспечности и любви к мирскому. Поэтому людям истины нужно отказаться от эгоизма и бахвальства, даже в их дозволенном шариатом виде. И, поскольку истинные ученики “Рисале-и Нур”, по этой причине растопили свои собственные эгоизмы в духовной личности и в общем котле, то, иншааллах, в этой буре они не пострадают. Да, серьёзный и испытанный план лицемеров состоит в том, чтобы таких личностей, каждая из которых подобна некому офицеру или предводителю, собрать вместе в тягостных местах, пробуждающих нервозность, с которой они начинают в общем деле избегать и критиковать друг друга, стравить их между собой и разбить их духовные силы. Затем, потерявших силу они легко бьют и давят. Поскольку ученики “Рисале-и Нур” следуют принципам истинной дружбы, братства и “растворения в братьях”, то, иншааллах, они сорвут и этот испытанный лицемерный замысел.

***

Мои дорогие, преданные братья!

В старые времена у одного шейха было очень много мюридов, что заставило власть тех краёв обеспокоиться за политические последствия этого и раздробить его общину. Тот шейх сказал властям: “У меня есть только полтора мюрида, больше нет. Если хотите проверим”. В одном месте он разбил шатёр и собрал рядом тысячи своих мюридов, после чего повелел им: “Сейчас я устрою испытание. Каждый, кто является моим мюридом и подчиняется моим приказам, пойдёт в рай”, – и велел по-одному заходить в шатёр. Тем временем, скрыто, зарезал барашка, словно это его любимый мюрид, и он отправил его в рай. Те тысячи мюридов, увидев кровь, совершено перестали слушать своего шейха и начали его отвергать. Только один человек сказал: “Жертвую своей головой”, – и пришёл к нему. Затем пришла ещё одна женщина, остальные разбежались. Тогда тот шейх сказал государственным людям: “Вот, теперь вы видите, что у меня только полтора мюрида”.

Да вознесётся бесконечная хвала Всевышнему, в Эскишехирском испытании и суде “Рисале-и Нур” потерял только полтора своих ученика. Вместо тех полутора потерянных человек, в отличие от того старого шейха, благодаря усердию героев Испарты и её окрестностей, прибавилось десять тысяч. Иншааллах, в этом испытании тоже, благодаря усердию героев востока и запада, потеряется немного, и вместо одного ушедшего придёт десять.

***

Однажды некий человек, не являющийся мусульманином, нашёл способ получить степень халифа в тарикате и начал наставничество. Когда мюриды под его воспитанием начали развиваться, один из них, через озарение, увидел своего наставника очень низко павшим. Тот же догадался об этом и сказал тому мюриду: “Ты меня распознал”. Мюрид же ему ответил: “Раз под твоим наставничеством я обрёл такую степень, то после этого буду чтить тебя ещё больше”, – и стал молить за него Всевышнего, таким образом спас этого бедного шейха; который вдруг получил развитие, обошёл всех своих мюридов и вновь стал уже их настоящим наставником – мюршидом. Следовательно, иногда мюрид становится шейхом своего шейха. И настоящее умение состоит не в том, чтобы увидев своего брата плохим отрекаться от него, а в том, чтобы ещё больше укрепив братские чувства, стараться исправить его; такова суть преданных людей. Лицемеры, желая при таких обстоятельствах разрушить сплочённость братьев и испортить их хорошее мнение друг о друге, говорят: “Вот, те, кому вы придавали такую важность, являются простыми, слабыми людьми”.

Несмотря на то, что беда действительно приносит нам много вреда, но поскольку она представляет собой некое состояние и положение, которое затрагивает весь исламский мир, то с очень малыми затратами она несёт огромную ценность. До сих пор события, подобные этому, либо из-за религиозной политики, либо по другим причинам не смогли иметь отношение ко всему миру Ислама.

***

Поскольку удивительная подпись в начале изданного Прежним Саидом “Лемеата” с небольшими поправками совпала с моим нынешним положением и полностью сошлась с этим моим семидесятым годом жизни, то я снова её написал. Если найдёте уместным, то поместите её вместо подписи в конце “Плодов”, защитительной речи и маленьких писем. Итак, та странная подпись состоит из следующих трёх с половиной строк (*):

اَلدَّاعٖى

Шестьдесят девять мёртвых Саидов собрались в моей обветшалой могиле, за грехи страдая.

Семидесятый стал в той могиле надгробьем, плачут все вместе они над упадком Ислама.

Надежда есть же, небеса будущего и земля Азии покорятся все чуду Ислама.

Потому что клятва силы веры даёт благополучие, спокойствие, уверенность народу.

***


* Три с половиной строки в оригинале на османском.

Мои дорогие, преданные братья!

Причина того, что я придаю большое значение вашей сплочённости, состоит не только в полезности этого для нас и для “Рисале-и Нур”, но и в том, чтобы с этим, находящиеся за кругом осознанной веры простые верующие люди, очень нуждающиеся в точке опоры и в истине, которую бы подтверждала некая непоколебимая община, увидев вашу мощную сплочённость, играющую роль бесстрашного, неотступного и правдивого наставника, некого твёрдого довода и некой инстанции против течений заблуждения, убедились в том, что есть истина, которая не может быть принесена в жертву ни чему, которая не склоняет головы перед заблудшими и не может быть побеждена. И чтобы с таким убеждением эти люди обрели духовную силу, укрепили свою веру и спаслись от слияния с мирскими людьми и распутниками.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

Берегитесь, не устраивайте споров, этим могут воспользоваться шпионы. Будь прав или неправ, в любом случае, в нашем положении спорящий – неправ. Если у него есть право на один дирхем, то своим спором он может нанести нам вред в тысячу дирхемов.

Я расскажу вам одну историю, которую уже рассказывал раздражительным братьям в Эскишехирской тюрьме. Во время Первой Мировой войны мы, девяносто офицеров, в качестве военнопленных находились на севере России, живя все вместе в одном длинном бараке. Оттого, что эти люди питали ко мне чрезмерную симпатию, то своими наставлениями я не давал места ссорам. Однако, вдруг некая раздражительность, появившаяся от нервозности и тоски, начала порождать яростные споры и склоки. Тогда я сказал трём-четырём человекам: “Как только услышите где-то ссору, идите туда и помогайте неправым”. Они так и сделали, и те вредные споры прекратились.

У меня спросили:

― Почему ты пошёл на такую несправедливость?

Я ответил:

Человек, который прав, бывает совестливым. Одним дирхемом своего права он пожертвует ради ста дирхемов пользы общего покоя. Неправый же, в большинстве случаев, бывает эгоистичным, не жертвует, а ещё больше поднимает шум.

Братья!

Те части брошюры с маленькими письмами, которые написаны для утешения и для укрепления терпения и выдержки, читайте внимательно и с повтором. Я самый слабый из вас, и более всего связан с этой томительной бедой. Бесконечная хвала Всевышнему, я терплю и совершено не обижен на тех, кто всю вину возлагает на меня. Я не сержусь также и на тех, кто по причине общности дела, защищая только себя, по сути взваливает обвинения и организацию на нас. Поскольку мы братья, то прошу вас в этом терпении подражать мне.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья и мои спутники в этой гостинице мира!

Этой ночью я, с чувством достоинства “Прежнего Саида” задумался о том, как нас всех вместе, закованных в кандалы и в сопровождении солдат со штыками, привели в суд. Во мне проснулся яростный гнев. Но тутже в сердце пришло следующее: нужно не гневаться, а наоборот, принимать это с полной гордостью, радостью и благодарностью. Потому что на взгляд разумных и не поддающихся исчислению ангелов и духовных созданий, а также людей истины, обладателей совести и осознанной веры, эта вереница выглядит, как колонна героев, бросивших вызов этому веку ради истины, правды, веры и Корана. А их симпатии говорят о Божественной милости и о принятии Всевышним. И перед такой высокой оценкой и одобрением, оскорбительные взгляды некоторой части бродяг, бездельников и распутных людей не могут представлять никакой важности. Даже однажды, когда по причине болезни, я ехал на автомобиле, то чувствовал при этом некую большую тяжесть; затем, когда я в наручниках шёл вместе с вами, то ощущал великую лёгкость и духовную радость. Значит, это положение исходит из данного секрета.

Как я уже говорил много раз, и повторяю вновь: В истории не наблюдается таких, как ученики “Рисале-и Нур”, чтобы на пути истины совершали такое очень большое служение, получали такой очень большой саваб и переносили при этом такие весьма небольшие трудности. Сколько бы ни выпало нам тягот, всё равно этого мало.

***

بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ وَ اِنْ مِنْ شَىْءٍ اِلَّا يُسَبِّحُ بِحَمْدِهٖ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”. “Нет ничего, что не прославляло бы Его хвалой” (Коран 17:44)

Мои дорогие, преданные братья!

Избежать этой нашей беды и спастись от неё нам в двух отношениях было не возможно:

Во-первых, мы непременно пришли бы сюда, чтобы получить то, что суждено нам здесь Божественным предопределением. И прийти сюда в таком образе, как сейчас – лучше всего.

Во-вторых, мы не нашли возможности спастись от машины, раскрученной против нас. Я чувствовал, но выхода не было. Бедные покойные Шейх Абульхаким и Шейх Абдульбаки не смогли спастись. Значит, жаловаться друг на друга в этом несчастии – и не справедливо, и бессмысленно, и вредно, и подобно некой обиде на “Рисале-и Нур”. Берегитесь, – сердиться на основных учеников, считая проявленную ими деятельность причиной этого несчастья – значит отступиться от “Рисале-и Нур”, и пожалеть о том, что стал изучать истины веры. Это же является духовным несчастьем, намного превышающим материальные беды. Я клятвенно уверяю вас: хотя от этой беды мне выпало в двадцать-тридцать раз больше, чем вам, тем не менее я не обиделся бы на них даже если бы это несчастье, возникшее по причине их неосторожности в проявленной ими искренней деятельности, было в десять раз большим. И возражать против того, что уже прошло – бессмысленно. Потому что исправить невозможно.

Братья мои!

Беспокойство удваивает беду, оно становится некой почвой для внедрения материальной беды в сердце. А также оно представляет некое возражение и критику в адрес предопределения и обвинение Божественной милости. Поскольку во всём есть красивая сторона и проявление милости; и так как предопределение действует справедливо и мудро, то, конечно, мы обязаны не придавать значения лёгким трудностям, возникшим из-за исполнения священной обязанности, с которой в это время взаимосвязан весь исламский мир.

***

 

Стало необходимым описать вам одно моё незначительное, простое и неважное состояние.

Братья! Я твёрдо убедился в том, что сглаз сильно воздействует на меня и делает больным. Это испытано мной уже много раз. Я всей душой хочу быть вашим спутником в любом состоянии. Однако, согласно знаменитому правилу:

اَلنَّظَرُ يُدْخِلُ الْجَمَلَ الْقِدْرَ وَ الرَّجُلَ الْقَبْرَ

Сглаз сводит верблюда в котёл, а человека – в могилу” (Кашф-уль Хафа)

– сглаз вредит мне. Потому что на меня смотрят или с сильной враждебностью или с одобрением. Эти два взгляда имеются у некоторых людей, обладающих сглазом. Поэтому, если это возможно, и если меня не будут принуждать, то я решил не ходить каждый раз с вами в суд.

***

بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ وَ اِنْ مِنْ شَىْءٍ اِلَّا يُسَبِّحُ بِحَمْدِهٖ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”. “Нет ничего, что не прославляло бы Его хвалой” (Коран 17:44)

Дорогие братья!

Этим утром вдруг припомнилось одно положение. Да, я подтверждаю карамат Нура в отношении землетрясения, подробно описанный Хусревом. И моё убеждение таково же. Потому что совпадение четырёх нашествий сильных землетрясений точно со временем четырёх больших атак на “Рисале-и Нур” и его учеников не является случайным. А также то, что Испарта и Кастамону, являющиеся двумя центрами распространения “Рисале-и Нур”, по-сравнению с другими местами не пострадали от бедствий и, согласно указанию суры “Валь’аср”, поскольку способом спасения от самых больших человеческих потерь перед концом света, которые несёт эта Вторая Мировая Война, являются вера и благие дела, совпадение того, что Анатолия чудесным образом спаслась от этих огромных военных потерь точно в то время, когда “Рисале-и Нур” повсеместно распространил в ней осознанную веру (иман-ы тахкики), тоже не может быть случайным. И также, как не являются случайными точные совпадения сотен пощёчин милости или гнева, полученных людьми в тоже время, когда они наносили вред служению “Рисале-и Нур”, или допускали погрешность в нём, так и не может быть случайным то, что все без исключения тысячи учеников, прекрасно служащих “Рисале-и Нур”, имеют изобилие и благодать в средствах существования и ощущают душевную радость и покой.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Согласно смыслу:

 اَلْخَيْرُ فٖى مَا اخْتَارَهُ اللّٰهُ  Благо в том, чего пожелал Аллах” и

عَسٰٓى اَنْ تَكْرَهُوا شَيْئًا وَهُوَ خَيْرٌ لَكُمْ  Может быть, вы ненавидите что-нибудь, а оно для вас благо” (Коран 2:216)  – “Рисале-и Нур” вышел из-за завесы “Сырран танавварат” (Скрытого распространения) для того, чтобы его самые конфиденциальные части попали в самые чужие руки, чтобы ударить по головам самых надменных гордецов и показать ошибки самых высоких глав. До сих пор имелось стремление принизить это дело. Однако, как-то поняли, что оно является очень большим, и привлечение к нему внимания с приданием ему важности открывает путь для блестящих побед “Рисале-и Нур” и для того, чтобы его изумлённо прочли даже враги. Таким образом, в Эскишехирском суде он просветив спас многих колеблющихся, растерянных и нуждающихся, чем обратил те наши трудности в милость. Иншааллах, в этот раз его святое служение возымеет действие на более широком уровне, в ещё более многочисленных судах и центрах. Да, видящий образ изложения “Рисале-и Нур”, не может остаться равнодушным. Он обращён не только к разуму и сердцу, как другие труды, но подчиняет даже чувства и нафс.

Ваше освобождение не повредит этой истине, однако моё оправдание – вредно. Ради истины, которая взаимосвязана со всем исламским миром, ради того, чтобы с “Рисале-и Нур” верующие люди обрели своё счастье, даже мой нафс согласен пожертвовать не только своей мирской жизнью, но, если понадобится, то жизнью и счастьем вечного мира.

***

Отрывок из письма Хусрева, в котором говорится о землетрясении.

“Затем в другой газете я увидел такие дополняющие и удивительные сведения: «Перед землетрясением кошки и собаки, по три-пять штук, собирались вместе. Не подавая голоса, словно чем-то обеспокоенные, они посидели некоторое время вместе, растерянно глядя друг на друга, а затем разбежались. Когда началось землетрясение, а также до и после него, ни одного из этих животных не было видно. Удаляясь от населённых пунктов, они ушли в поля». Интересно также, что там с удивлением пишут, мол: «Эти животные, языком состояния сообщают нам о приходе катастрофы, родившейся из-за нашей непокорности, а мы этого не понимаем».

Итак, уже давным-давно Бадиуззаман говорит: “Пусть безбожники не мешают “Рисале-и Нур” и его ученикам. Если будут мешать и вредить, то ожидающие вблизи бедствия стократно заставят их об этом пожалеть”. – И вот, четырёхкратно реальное бедствие, которое вместе с сотней событий о которых сообщается в “Рисале-и Нур”, подписало его верность “рукой” землетрясения… Да пожалует Аллах нашим сердцам и сердцам тех, кто нападает на “Рисале-и Нур”, – веру, а головам – видящий истину разум! И да спасёт Он нас от тюрем, а их – от бедствий, Амин!”

Хусрев

***

Мои дорогие, преданные братья и товарищи по несчастью!

Поскольку среди вас находятся благословенные учёные, великодушные руководители и искренне самоотверженные ученики, то я с большим доверием полагался на вас в том, что перед сильными, коварными и многочисленными врагами вы сохраните ваши единство и сплочённость. Думая так, я обретал спокойствие и за вас не переживал. Должен изложить вам несколько пунктов.

Первый. Для того, чтобы не отодвигать на более поздний срок ваше освобождение, я не стал бы обращаться и что-либо отправлять в Анкару. Однако, поскольку суд отправил туда вперемешку все конфиденциальные и неконфиденциальные брошюры, старые и новые письма, то для того, чтобы Анкарские эксперты, подобно местным экспертам, не взяли за основу конфиденциальные брошюры и не вынесли решение против нас, я был вынужден отправить туда брошюру с защитительными речами, дающую мощный ответ относительно конфиденциальных трудов, особенно касательно “Суфьяна” и “исламского Даджаля” из “Пятого Луча”, а также брошюру “Плоды веры”, разрушающую надменное неверие, рождённое материалистической философией, и отбивающую его легкомысленную атаку против веры.

Второй пункт. Дорогие братья! Когда я писал ответ на это ваше серьёзное письмо, то же самое письмо мне вручили снова. Я отложил начатый второй пункт, теперь же заканчиваю его, будьте внимательны. Если эта мысль бесполезно поддерживается вашим адвокатом, то непременно, это ужасный замысел тех, кто добивается нашего осуждения, состоящий в том, чтобы эксперты Анкары, подобно местным экспертам, взяли за основу непубликуемые, конфиденциальные брошюры, особенно “Пятый Луч”, и, распространив его на все книги “Рисале-и Нур”, конфисковали их. А также, постановив, что положения “Пятого Луча” изучаются всеми бедными учениками, читающими “Рисале-и Нур”, полностью привязать их всех к моей вине. То, что начальник и помощник прокурора устраивают препятствия, не давая мне говорить и конфисковывая написанное мной, дабы не отправлять в Анкару, твёрдо говорит о том, что они добиваются вынесения решения Анкарой против нас прежде, чем до туда дойдут неопровержимые ответы защиты.

Третий пункт. Вообще, в тот день председатель суда сказал, что они отправят в Анкару важные книги, бумаги и защитительные речи, что и затянет дело. Конечно, сейчас они уже туда дошли. Если теперь будут отправлены две мои точные, разъясняющие защитительные речи, то может, всё решится быстрее; они не затянут дело, а ускорят его, и семейные быстро освободятся. Однако мне и таким как я, не имеющим мирских связей братьям, нужно не освобождаться, а для того чтобы защищать истины веры от безбожников и вероотступников, оставаться в тюрьме, являющейся самым подходящим для этого местом.

Четвёртый пункт. Если “Рисале-и Нур” не оправдают, и мою защиту не примут во внимание, то ваше бесполезное внешнее отречение вас не спасёт. На основании общности дела, мы связаны друг с другом. Лишь некоторые наши товарищи, имеющие с нами очень мало связей, могут спастись. Эскишехирский суд показал это на деле. Люди, которые уже больше года очень внимательно следят за нами, подсылая к нам шпионов, отмечая все заявления наивных и легкомысленных учеников, умышленно стараются нас раздробить и всячески заставляют нас разочароваться в наших принципах, и которые несмотря на то, что направили против нас Шейха Абдульхакима, подобно нам, замучили и его, и Шейха Абдульбаки, и время от времени возражавшего мне Шейха Сулеймана, эти люди в своём решении выносимом на основании собственных убеждений, не придадут никакого значения вашему отречению, и так было в Эскишехире.

Пятый пункт. Здесь и в Эскишехире мы на собственном опыте твёрдо поняли, что в отношении общности дела мы горячо нуждаемся в абсолютной сплочённости. Возникающие от тоски обиды, раздражительность и пререкания только удваивают наши мучения. Увы, но больше всего я полагался и надеялся на вас. Иногда, когда у меня возникают опасения, я вспоминаю пришедших из Стамбула совершенных и преданных ходжей, а также людей из Кастамону, проявивших необычайную преданность. И с этими воспоминаниями моё беспокойство проходит. Будьте внимательны, чтобы защищающий абсолютное неверие тайный комитет не засунул в вашу среду свои щупальца. В камере, расположенной по соседству с моей, они это сделали, заставив меня мучиться. Теперь без споров и ссор посоветуйтесь между собой. Я приму то, что вы решите. Однако, рассмотрите и обсудите возможность того, что в случае если моя защита дойдёт до Анкары и будет принята там во внимание, местный суд вынесет решение в отношении тех, кто может быть освобождён; а также возможность того, что люди, борющиеся сейчас с нами, сославшие Абдульбаки, Абдульхакима и Хаджи Сулеймана, и оставившие здесь после оправдания Яшиль Шамси, конечно, не отпустят на свободу таких людей, как Хафиз Мехмед и Сейид Шефик, чья вера крепка, и которые не поклонились их умершему предводителю и его портрету и не выказали сторонничества ереси и нововведениям; а также то, что в то время когда “Рисале-и Нур” вышел из-за завесы и сам ведёт борьбу в очень большом и всеобщем деле, весьма необходимо, чтобы за его спиной нашлись его ученики, которые бы своей неуклонной стойкостью показали колеблющимся и растерявшимся людям, что они связаны с несокрушимой и непобедимой истиной. Ни в коем случае не ищите недостатков друг друга, вместо гнева проявляйте уважение, вместо пререканий поддерживайте.

***

Мои дорогие, преданные и верные братья!

Уже несколько дней, как я изменил своё ду’а. Из таких молитв, как

وَاغْفِرْ  Прости нас”  и

وَفِّقْ Дай успех” – повторяемых мной до сих пор иногда по сто раз, из фразы

طَلَبَةَ رَسَائِلِ النُّورِ الصَّادِقٖينَ  Преданных учеников “Рисале-и Нур” я убрал слово

الصَّادِقٖينَ  Преданных”. Дабы считающие себя вынужденными действовать согласно допустимым облегчениям, и своим внешним отходом и отречением, вызванным идущим от тоски отчаянием и наваждениями, поступающие вопреки основной преданности наши братья, не остались лишёнными этих молитв.

***

بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мой дорогой брат, Хафиз Али!

Не беспокойся о своей болезни. Да даст тебе Всевышний исцеление, Амин! Поскольку в тюрьме каждый час поклонения равен двенадцати часам, то ты имеешь большую выгоду. Если тебе нужны лекарства, то у меня некоторые есть, я тебе отправлю. Вообще, у всех сейчас есть лёгкая болезнь. Я когда иду в суд, в тот день обязательно болею. Может ты для того, чтобы помочь мне, подобно людям прошлых времён, проявлявшим необыкновенное самопожертвование и друг за друга болевшим и умиравшим, взял на себя часть моего недомогания.

***

Красивое и абсолютно уместное соболезнование

Мои дорогие, преданные братья!

 لِكُلِّ مُصٖيبَةٍ اِنَّا لِلّٰهِ وَاِنَّٓا اِلَيْهِ رَاجِعُونَ

Во всех бедах мы говорим: «Поистине, мы принадлежим Аллаху, и к Нему мы возвращаемся»”

Я соболезную и себе, и вам, и “Рисале-и Нур”, и поздравляю покойного Хафиза Али и денизлинское кладбище. Этот наш героический брат, в степени научной несомненности (ильмальякин) познавший истины “Плодов веры”, для того, чтобы теперь взойти на уровни явного и истинного убеждения (айнальякин и хаккальякин), оставил тело в могиле и, подобно ангелам, отправился в странствие к звёздам в духовные миры. И полностью исполнив свою обязанность, с освобождением, отошёл на покой. Всемилостивейший и Милосердный Аллах, да запишет в тетрадь его благодеяний столько добрых дел, сколько он написал и прочёл букв “Рисале-и Нур”! Амин! И да низведёт Он по их числу милостей на его душу! Амин! И да сделает Коран и Рисале-и Нур его приятными и общительными друзьями в могиле. Амин! И да дарует Он “фабрике Нура” вместо него ещё десять героев и да приведет их к усердию. Амин! Амин! Амин!

И вы тоже, как я, вспоминайте его в своих молитвах. Произнося тысячами языков вместо его одного языка, мы с надеждой ждём от Божественной милости, что вместо той потерянной им одной жизни и одного языка, он обрёл тысячу духовных жизней.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Да вознесётся бесконечная хвала Всемилостивому и Милосердному Аллаху, в это потрясающее время и в этом поразительном месте нам тоже, посредством вас, дарована возможность обрести ценное достоинство и важное служение учеников, стремящихся к знаниям. По свидетельству святых людей, видящих происходящее в могилах, много раз было так, что умершие во время учёбы некоторые целеустремлённые и серьёзные ученики, ищущие истинных знаний, словно шахиды, видели себя живыми и продолжающими заниматься своими уроками. Даже один известный святой, заинтересовавшийся ответами на вопросы Мункара и Накира одного умершего ученика, изучавшего арабскую грамматику, увидел и услышал следующее: ангел спросил его: مَنْ رَبُّكَ “Кто твой Господь?” – на что тот, умерший постигая грамматику ученик, сказал: «مَنْ – подлежащее, رَبُّكَ – сказуемое». Ответил согласно синтаксису (нахву), считая, что он находится в медресе. Так вот, согласно этому происшествию, я уверен, что покойный Хафиз Али, также как и при жизни, находится на положении ученика, который, занимаясь “Рисале-и Нур”, постигает самые высокие знания и находится на уровне настоящих шахидов, обладая их образом жизни. И с этим убеждением, в некоторых молитвах за него и за подобных ему: Мехмеда Зухду и Хафиза Мехмеда, я говорю: “Господи! Сделай чтобы они с полной радостью и счастьем до самого конца света занимались истинами веры и секретами Корана в покровах “Рисале-и Нур”. Амин!”.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

Я никак не могу забыть покойного Хафиза Али. Горечь его потери очень меня потрясает. В давние времена порой такие самоотверженные люди умирали вместо своих друзей… Думаю, что этот покойный ушёл вместо меня. Если бы его необыкновенное служение в том же порядке не исполняли такие люди, как вы, то для Корана и Ислама это стало бы большой потерей. Когда я вспоминаю о вас – его наследниках, эта горечь уходит, и приходит некое просветление. Удивительно то, что сейчас, с уходом его духовной, а скорее и физической жизни в загробный мир, у меня появилось некое горячее желание пойти туда; и для моей души открылась ещё одна завеса. Подобно тому, как отсюда мы отправляем приветствия нашим братьям в Испарту, знакомимся с ними и общаемся через переписку, точно также и загробный мир, в котором поселился Хафиз Али, стал для меня таким же, как Испарта и Кастамону. Даже этой ночью, как я слышал, некто был отправлен отсюда туда. Я больше десяти раз пожалел: почему я не отправил с ним салям Хафизу Али. Затем мне припомнилось, что для отправления приветствия посредники не нужны. Его мощная связь – подобна телефону. И он сам придёт и получит. Этот великий шахид заставил меня полюбить Денизли, теперь я не хочу никуда уезжать отсюда. Он и Мехмед Зухду, и Хафиз Мехмед продолжают исполнение обязанностей веры и “Нура”, которые они несли при жизни. Находясь очень близко, они наблюдают и даже помогают. Поскольку по причине своего ценного служения они получили место в кругу великих святых, то имена их обоих, вместе с Хафизом Мехмедом, я упоминаю в цепочке рядом с именами больших актабов и отправляю им свои (духовные) подарки.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Ваша искренность, преданность и стойкость является достаточной причиной для того, чтобы в этих тяжёлых томлениях не обращать внимания на недостатки друг друга и прикрывать их. И крепкое братство в кругу “Рисале-и Нур” – это такое благодеяние, которое даёт простить тысячи недостатков. Основываясь на том, что в Судный день Божественная справедливость, отдавая перевес благодеяниям, прощает прегрешения, вам тоже нужно, согласно приоритету благодеяний, проявлять дружбу и прощение. Иначе, если гневаться из-за одного недостатка, то такой вредный гнев с нервозностью и раздражительностью, идущими от тоски, будет в двух отношениях несправедливым. Иншааллах, помогая друг другу в радости и утешении, вы сведёте тоску на нет.

***

Мои дорогие, преданные и благословенные братья!

Причиной того, что я несколько дней не говорил с вами, является сильная и ядовитая болезнь, подобия которой я до сих пор ещё не видел. Я буду вечно и благодарно гордиться своими стойкими, крепкими и непоколебимыми братьями из круга “Света” и “Роз”, а также беззаветными героями Кастамону, усердствующими ради “Рисале-и Нур”. С ними я нахожу мощную точку опоры и полное утешение против всех притеснений тиранов. Если сейчас я умру, то говоря: “Они есть”, – встречу свою смерть с радостным сердцем…

Мирские люди, на основании беспочвенных подозрений, будто я борюсь с ними, бросили меня в тюрьму. Однако, Божественное предопределение бросило меня сюда за то, что я не говорил с ними и не старался их исправить. Если я останусь в тюрьме только с несколькими братьями, то потребую открытого суда с привлечением инстанций Анкары, в исходе которого будет заинтересован весь исламский мир, сделаю заявление и отправлю в важные инстанции множество экземпляров “Плодов веры” и “Защитительных речей”, написанных новым алфавитом, иншааллах.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Хадисы такого рода входят в разряд аллегорий (уподоблений – муташабих). Они не касаются частных и отдельных случаев и не относятся сразу ко всем случаям. Некоторые же из них, в качестве примера религиозных смут, выпадающих на долю уммы, показывают одну эпоху и Хиджаз с Ираком. Вообще, во времена Аббаситов появилось много вредящих Исламу заблудших течений, таких как Мутазилиты, Рафизиты, Джебриты, а также скрывающиеся под разными масками безбожники и еретики. Но в момент, когда с точки зрения Шариата и вероубеждения начались серьёзные потрясения, на помощь пришло множество таких великих исламских личностей, как Бухари, Муслим, Имам Азам, Имам Шафии, Имам Малик, Имам Ахмад ибн Ханбал, Имам Газали, Гаус’уль-Азам (Гейляни) и Джюнайд Багдади, которые победили ту религиозную смуту. Эта победа длилась ещё триста лет, когда вновь, действуя из-за завесы, те заблудшие секты посредством политики принесли на голову исламского мира смуту Хулагу-Чингизхана. На эту смуту, вместе с её датой, явным образом указывают и хадис, и Имам Али (да будет доволен им Аллах). Затем поскольку фитна нашего времени, является самой большой, то о ней и о её дате сообщают как различные хадисы, так и множество указаний Корана. Согласно этому, когда некий хадис в целом виде сообщает о периодах, через которые пройдёт умма, то порой, в качестве примера показывает один отдельный случай из того целого. Толкование таких аллегорических и не совсем понятных хадисов твёрдым образом изложено в книгах “Рисале-и Нур”. Эта истина, вместе с её правилами, разобрана в “Двадцать четвёртом Слове” и в “Пятом Луче”.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Для того, чтобы вы не обвиняли друг друга в эгоизме и в отсутствии преданности, мне было напомнено изложить вам одну истину:

Однажды я увидел, что великие святые, оставившие своё высокомерие и у которых не осталось нафс-и аммара (повелевающего нафса), сильно жалуются на этот нафс-и аммара, что меня удивило. Затем я твёрдо понял, что для продолжения до конца жизни несущей награды борьбы с нафсом, после смерти нафс-и аммара, его функции передаются нервам и чувствам, и борьба продолжается. Так вот, те большие святые жалуются на этого, второго врага, являющегося наследником нафса. И духовные ценность, степень и достоинство не относятся к этому миру, чтобы они себя обнаружили. Поскольку даже самый великий дар Всевышнего, данный некоторым людям, находящимся на самых больших степенях, они не ощущают, то они считают себя самыми жалкими и ничтожными по-сравнению с другими. И это говорит о том, что воспринимаемые простонародьем в качестве основ совершенств такие вещи, как: озарения, караматы, духовные сияния и упоения, не могут быть показателями и основой духовных ценностей и степеней. Несмотря на то, что ценность, которую сахабы обретали за час, другие святые достигали за день, а то и за сорок дней отшельничества, но не каждый сахаба был удостоен таких необыкновенных озарений и духовных состояний, как святые, что доказывает эту истину.

Итак, мои братья! Будьте бдительны, чтобы ваш нафс-и аммара, судя других по-себе, не обманул вас плохим мнением и не внушил вам сомнений, что “Рисале-и Нур” не воспитывает.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Девять пощечин пяти тем “Путеводителя для молодежи” и “Плодов веры”, полученных девятью ленивыми молодыми людьми, представляют собой некий тонкий карамат “Рисале-и Нур”, что подтверждают и сами эти молодые люди.

Первая пощёчина. Помогающий мне Фейзи. В первое время я ему сказал: “Ты был на уроке “Плодов”, так что не хулигань”. Он же не послушал и тут же получил пощёчину: целую неделю его рука была перевязана.

Да, это правда.

Фейзи

Вторая. Помогающий мне и пишущий “Плоды веры” Али Риза. Как-то раз я должен был дать ему урок по написанному им. Он же поленился и под предлогом приготовления пищи не пришёл, и сразу получил пощёчину. Хотя его кастрюля была целой, её дно выпало, вместе со всей едой.

Да, это правда.

Али Риза

Третья. Зия. Он записал для себя темы “Плодов” о молодости и намазе, и начал совершать намаз. Однако поленился, и оставил намаз и писание. Вдруг в то же время получил пощёчину. Необычным образом и беспричинно сгорела корзина над его головой, вместе с одеждой. То, что среди такой толпы народа никто не заметил, как они полностью сгорели, говорит о том, что это намеренная пощёчина милости ему.

Да, это правда.

Зия

Четвёртая. Махмуд. Я прочитал ему из “Плодов веры” темы, касающиеся молодости и намаза, после чего сказал: “В азартные игры не играй, совершай намаз”. Он согласился. Однако, праздность одержала над ним верх: намаз он не совершал и играл. Тут он получил гневную пощёчину: проиграв три-четыре раза подряд, он остался безо всего, да ещё и отдал свои пиджак с брюками, и всё равно не образумился.

Да, это правда.

Махмуд

Пятая. Пятнадцатилетний ребёнок по имени Сулейман. Слишком балуясь он “заражал” этим и других. Я сказал ему: “Не балуйся. Читай свой намаз. Твоё баловство среди бездельников, которые старше тебя, в опасность”. Он начал совершать намаз, однако, после снова оставил его и опять начал шалить. Тут же получил пощёчину. Заболел чесоткой и двадцать дней вынужден был пролежать в постели.

Да, это правда.

Сулейман

Шестая. Умар, помогавший мне в начале, начал совершать намаз и бросил песни. Однако, однажды вечером я услышал, что кто-то поёт возле дверей. Это испортило мою молитву. Я разозлился и вышел. Вижу – вопреки обычному – это Умар. Я тоже – вопреки обычному – дал ему оплеуху. Тем же утром его – опять же вопреки обычному – отправили в другую тюрьму.

Седьмая. Шестнадцатилетний парень по имени Хамза. Имея красивый голос, он пел песни, тем самым пробуждая желание петь и у других, баловался. Я сказал ему: “Так не делай, получишь наказание”. Тут же, на следующий день он вывихнул руку, промучился две недели.

Да, это правда.

Хамза

Такие пощёчины есть ещё, однако, не осталось бумаги, да и смысла тоже.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Министр просвещения снял свою маску и в другом обличии показал абсолютное неверие. Ещё не получив наши последние отправленные защитительные речи, он, по другим мотивам, написал это заявление. Вообще-то я не думал ничего отправлять в то министерство, однако, с одобрения братьев, данное положение показало и уместность, и необходимость этого. Потому что, в любом случае, министр, несущий в себе такой безбожный фанатизм, не остался бы безразличным к бумагам и конфиденциальным брошюрам, отправленным в Анкару. Тут сразу по нему ударила неотразимая защита, что стало очень полезным. Иншааллах, это и в том министерстве тоже пробудит мощное течение в поддержку “Рисале-и Нур”.

Братья! Поскольку сущность некоторых такова, то покоряться им, этой части – подобно некому самоубийству. Это всёравно, что пожалеть о том, что находишься в Исламе и даже отойти от религии. Потому что настолько фанатичные безбожники не удовлетворяются только лишь покорностью и притворством таких, как мы. Они говорят: “Отбрось своё сердце с совестью и усердствуй только ради этого мира”. Итак, в таком положении у нас нет другого выхода, кроме как положившись на милость Всевышнего, проявлять терпение, стойкость и упование, молясь о том, чтобы четыре сундука с книгами “Рисале-и Нур”, дойдя до того центра, одержали там своими мощными истинами победу. Опыт показывает, что наш отход друг от друга, обиды, отречение от “Рисале-и Нур”, подчинение им и даже присоединение не приносят никакой пользы. И совершенно не беспокойтесь. Эти крикливые опасения того министра указывают на его слабость и полный страх. Говорят не о нападении, а о том, что он вынужден защищаться.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Сами Бей мне сказал, что в те дни, когда умер Хафиз Али, умер ещё один ученик по имени Али, из наших Хоминских братьев. Также об этом мне написал один из героев Хомы Мехмед Али. В своих многих молитвах я сделал этого Али товарищем того большого шахида Али.

Недавно одна женщина, связанная с нами, видела, что умерли три наших брата. Объяснение этого таково: Эти два Али и повешенный Мустафа, пожелавший в тюрьме стать приверженцем “Рисале-и Нур”, ушли в тот мир заместо всех нас, став жертвой за наше благополучие.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные, непоколебимые и понявшие суть и цену упования братья!

Уже двадцать лет у меня нет никакого желания ни читать какую-либо газету, ни спрашивать о них. И при этом с большим сожалением, лишь из уважения к некоторой части наших слабых братьев, сегодня я посмотрел одну газетную статью. Из неё я понял, что действуют серьёзные тайные и явные течения. Поскольку мы находимся на виду, нас мнят связанными с этими течениями. Иншааллах, четыре сундука мощных и неотразимых брошюр “Рисале-и Нур”, а также тетради с очень твёрдой защитой принесут в отношении нас и в отношении веры, Корана и Ислама благой результат. Мы не вмешивались в их мир, и они ни коим образом ещё не смогли доказать, что станем вмешиваться. Анкара была вынуждена затребовать весь сборник “Рисале-и Нур” для изучения.

Поскольку истина такова, и поскольку до сей поры мы видели в служении “Рисале-и Нур” проявление Господней благосклонности в неопровержимой степени; и каждый из нас в той или иной мере это почувствовал; и поскольку сейчас многие мирские и политические течения ополчаются друг против друга; и так как мы не можем ни чего другого, кроме согласия с судьбой, покорности предопределению и обретения великого и святого утешения, несомого служением вере, Корану и Свету, то, конечно, для нас самым необходимым делом является не беспокоиться, не отчаиваться, укреплять духовную силу друг друга, не бояться и встречать эту беду с упованием, а также, видя мухами слонов, “раздутых из мух” крикливыми газетчиками, не придавать им значения. У этой мирской жизни, особенно в это время, в таких обстоятельствах нет никакой ценности. Что бы ни выпало на долю, нужно видеть это приятным.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

Два-три наших брата нашли для себя следующее прекрасное утешение, они говорят:

“В этой тюрьме некоторые наши новые братья, за один-два часа запрещённых шариатом действий, один-два года, а то и десять лет стойко и терпеливо переносят это несчастье. Некоторые даже благодарно говорят, что спаслись от других грехов. Так почему же мы жалуемся на шесть-семь месяцев благотворных томлений из-за самых что ни на есть шариатских действий и служения вере посредством Рисале-и Нур?” Я же им сказал: “Тысяча раз да благословит вас Аллах!” Да, испытать пять-десять месяцев трудностей за пять-десять лет высокого идейного поклонения и приятного, сладкого, благотворного и священного служения ради спасения собственной веры и веры других, является почвой для благодарности и гордости. В одном хадисе говорится: “Если посредством тебя один человек встанет на путь истины, то это лучше для тебя, чем пустыня, полная красных овец и коз”. Так вот, подумайте, сколько человек здесь, в суде и в Анкаре спасли и спасут свою веру от ужасных сомнений посредством того, что вы писали и посредством вашего служения! В терпении и с совершенным довольством возблагодарите!

Если правящая в Анкаре “Народная пратия” проявит в отношении пришедших туда мощных книг “Рисале-и Нур” упрямство и не постарается с намерением примирения поддержать их, то для нас самым удобным местом будет тюрьма, и это станет признаком объединения большевизма с ересью, и власть будет вынуждена слушать их. Тогда “Рисале-и Нур” отойдёт, остановится, материальные и духовные бедствия начнут свою атаку.

***

بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ

يَا مَعْشَرَ الْجِنِّ وَالْاِنْسِ اَلَمْ يَاْتِكُمْ رُسُلٌ مِنْكُمْ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”. “Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного”. “О сонм джиннов и людей! Разве не приходили к вам посланцы из вас” (Коран 6:130)

Ответ нашего Устаза для разрешения вопроса, гласящего, что следствие данного славного аята сообщает о приходе пророков также и из джиннов.

Дорогой брат!

Действительно, этот твой вопрос очень важен. Но, поскольку самой важной обязанностью “Рисале-и Нур” является спасение человечества от заблуждения и абсолютного неверия, то для таких вопросов очередь не доходит, их он не касается. Также и праведники раннего Ислама (саляф-и салихин) много об этом не говорили. Потому что в таких скрытых и незримых вещах возникают злоупотребления. И шарлатаны могут использовать для своего хвастовства. Поскольку нынешние медиумы занимаются шарлатанством под именем “общения с джиннами”, поэтому, дабы это не использовалось во вред религии, много на такие темы не говорится. И после Печати Пророков среди джиннов пророков не было. “Рисале-и Нур”, для того чтобы устранить материалистические идеи, являющиеся чумой нынешнего человечества, твёрдыми аргументами старается доказать существование джиннов и духовных созданий, подобные же вопросы он относит к третьестепенным, оставляя их разъяснение другим. Может быть, иншааллах, один из учеников “Рисале-и Нура”, сделав толкование суры “Милостивый”, разъяснит и этот вопрос.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

لِكُلِّ مُصٖيبَةٍ اِنَّا لِلّٰهِ وَاِنَّٓا اِلَيْهِ رَاجِعُونَ

Во всех бедах мы говорим: «Поистине, мы принадлежим Аллаху, и к Нему мы возвращаемся»”

Действительно, смерть Хафиза Али, Хафиза Мехмеда и Мехмеда Зухту является большой потерей не только для нас и Испарты, но и для этой страны и всего мира Ислама. Однако, до сих пор, в качестве проявления Божественного благоволения, когда у “Рисале-и Нур” убывал один ученик, тотчас в том же методе появлялись два-три других. Исходя из чего, мы питаем сильную надежду на то, что придут серьёзные ученики, которые в другом виде будут исполнять обязанности тех героев. Вообще, те три благословенных умерших человека в короткое время исполнили столетнее служение вере. Да окажет им Всемилостивый и Милосердный Господь столько милостей, сколько они написали, распространили и прочитали букв “Рисале-и Нур”. Амин!

Выразите от меня соболезнования родственникам и благословенному селению Хафиза Мехмеда. Я же, сделав его в моих молитвах товарищем Хафиза Али и Мехмеда Зухту, а также Хафиза Акифа, товарищем Асыма и Лютфи, добавил их к именам актабов из моих устазов.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

Согласно смыслу:

 اَلْخَيْرُ فٖى مَا اخْتَارَهُ اللّٰهُ

Благо в том, чего пожелал Аллах”

– откладывание нашего дела, полезно. Потому что во всех школах, министерствах и народных массах насаждается любовь к этому ужасному умершему человеку. Это положение будет иметь очень тягостное и горькое влияние на исламский мир и на будущее. Теперь, то что сверх нашей воли, в руки тех кто находится на самом верху, больше всех с ним связан и откажется от него в самую последнюю очередь, попал “Рисале-и Нур”, который твёрдыми доводами показывает и доказывает сущность этого человека, и то, что эти книги с полными интересом и вниманием там читаются, является таким событием, что если в тюрьму попадут тысячи, таких как мы людей и даже если будут казнены, всё равно, в отношении религии Ислама, этого мало. Как минимум, это в некоторой степени спасёт самых упрямых из них от абсолютного неверия и вероотступничества, выведет их в сомневающееся неверие, ослабит их надменные и легкомысленные нападения. Сказав в суде им в лицо в качестве последнего слова: “Пусть за святую истину, за которую пожертвовали головами миллионы героев, будут отданы и наши головы!” – мы заявили о том, что будем стоять до конца. От такого заявления отказаться нельзя. Надеюсь, что среди вас нет таких, кто откажется. Раз до сих пор вы терпели, то сказав: “Наша доля и обязанность пока не кончились”, – потерпите ещё. В любом случае, для защиты твёрдо доказанного в “Плодах веры” принципа неопровержимой вечной казни и бесконечного одиночного заключения, против “Рисале-и Нур” не будут действовать упрямо, скорее, будет искаться способ примирения или перемирия.

اَلصَّبْرُ مِفْتَاحُ الْفَرَجِ وَالسُّرُورِ

Терпение – ключ к спасению и радости”

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

اَوَمَنْ كَانَ مَيْتًا فَاَحْيَيْنَاهُ وَجَعَلْنَا لَهُ نُورًا يَمْشٖى بِهٖ فِى النَّاسِ

Разве тот, кто был мёртвым, и Мы оживили его и дали ему свет, с которым он идёт среди людей…” (Коран 6:122)

В “Первом Луче” объяснено указание этого аята и на “Рисале-и Нур”, и – тремя сильными признаками и связями слова 195مَيْتًا – на этих его бедных учеников. Сейчас, в этих обстоятельствах один из тех признаков действует в полную меру. Потому что наши притеснители, держа в своих руках мирскую жизнь, цивилизацию и наслаждения, обвиняют нас в том, что мы не придаём важности такому образу жизни, возлагают на нас ответственность за это и даже хотят казнить и упрятать на долгий срок в тюрьму. Только не могут найти законное основание для этого. Мы же, держа в руках предисловие вечной жизни и её завесу, коими является смерть, бьём ей им по головам и всеми силами стараемся разбудить их и спасти от истинной виновности и осуждения, от вечной казни и бесконечного одиночного заключения. Даже если за суровые брошюры, отправленные в Анкару, мне дадут самое тяжёлое наказание, но если при этом те, кто даёт наказание, спасутся с этими брошюрами от казни смерти, то мои сердце и нафс на это согласны. То есть, мы желаем и ищем для них жизни в обоих мирах. Они же хотят нашей смерти и ищут для этого повод. Однако, поскольку явная как солнце и видимая воочию реалия смерти, а также среди людей ежедневные тридцать тысяч покойников показывают для заблудших тридцать тысяч вечных казней, тридцать тысяч повелений и приговоров на бесконечное одиночное заключение, то мы ими не побеждены. Пусть делают что хотят. Аят:

 اِنَّ حِزْبَ اللّٰهِ هُمُ الْغَالِبُونَ

Ведь партия Аллаха – они победят” (Коран 5:56)

– даже во время нашего самого горького поражения на протяжении двенадцати лет, по подсчёту джифр и абджат, даёт нам радостную весть о победе в том же году. Поскольку истина такова, с этих пор мы и суду, и народу будем говорить:

“Мы трудимся для спасения от этой, находящейся перед глазами и ожидающей нас, вечной казни смерти и мрака бесконечного одиночного заключения могилы, отверзающей перед нами свою дверь и насильно влекущей к себе. Также мы помогаем и вам избавиться от этой страшной и безысходной беды. Даже самый на ваш взгляд великий мировой и политический вопрос, на наш взгляд и с точки зрения истины имеет весьма малую ценность, и для тех, чьи обязанности его не касаются, является пустым, неважным и бесполезным. Однако, необходимая человеческая обязанность, которой заняты мы, постоянно и серьёзным образом затрагивает каждого человека. Те, кто не одобряет эту нашу обязанность и старается её искоренить, должны искоренить смерть и закрыть могилу!..”

Второй и третий пункты пока отложены.

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Один из караматов “Рисале-и Нур” состоит в том, что наш Устаз на протяжении уже десяти лет много раз говорил: «О еретики и безбожники! Не трогайте “Рисале-и Нур”! Поскольку “Рисале-и Нур”, подобно милостыне, является средством отведения бед, то нападение на него и его остановка ослабляет его защиту против бед. Если будете трогать, то ожидающие поблизости бедствия обрушатся на вас подобно селю». В этой связи мы стали свидетелями очень многих катастроф. Вот уже четыре года, как только начинались нападения на “Рисале-и Нур” и его учеников, так сразу следовали некие катастрофы или бедствия, показывая важность “Рисале-и Нур” и то, что он является средством отвода бед. Итак, наряду с сотнями событий, о которых наш Устаз Бадиуззаман говорил посредством “Рисале-и Нур”, четыре катастрофы рукой землетрясения поставили подпись под его правотой, показав, что “Рисале-и Нур” является причиной отведения бед. Да одарит Аллах наши сердца и сердца тех, кто нападает на “Рисале-и Нур”, верой, а головы – разумом и глазами, видящими истину; и да спасёт Он нас от этих тюрем, а их – от этих бедствий, амин!

Хусрев

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

Одно из проявлений Господнего благоволения таково, что когда министр просвещения ещё не видя наших бумаг, книг и защиты, а лишь почуяв их сквозь завесу, страшно взорвался и обрушился на нас; и такие весьма суровые конфиденциальные брошюры, как “Пятый Луч” и “Постскриптум к Шести атакам”, для основательной критики были изучены самыми серьёзными инстанциями; и моя защита смело нанесла серьёзные и задевающие удары по абсолютному неверию, а со стороны Анкары ожидалось весьма суровое обращение с нами, дело, в сравнении с его величиной, приняло весьма мягкий и даже примирительный оборот. И одна из мудростей проявления этого благоволения состоит в том, что “Рисале-и Нур” в отношении его связанности со всей страной, был внимательно и с интересом прочитан в некой всеобщей аудитории и в высоких инстанциях. Да, то что в это время такой высокий урок был прочитан в таких объемлющих и всеобщих кругах, является большим благоволением и мощным признаком разрушения абсолютного неверия.

Братья! В любом случае, часть слабых обладателей семей, испытывающих такие тяготы и ущерб, думают, что в этой ситуации может иметься некое оправдание тому, чтобы в какой-то степени отойти или даже отречься от “Рисале-и Нур” и от нас. Исходя из вероятности изменения их отношения после освобождения, я хочу сказать следующее: Если от настолько ценной вещи откажутся те, кто испытал эти страдания и придал ей такую материальную и духовную стоимость, то это нанесёт большой ущерб. Каждый из них, кто вдруг бросит книги “Рисале-и Нур” и то, что с ними связано, а также защиту нас, поддержку и служение, тот нанесёт бессмысленный вред и себе, и нам. Поэтому, наряду с осторожностью, нужно проявлять стойкость в преданности, взаимосвязи и служении.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Одно из проявлений Господней благосклонности и Божественного покровительства состоит в том, что эксперты Анкары, будучи побеждёнными истинами “Рисале-и Нур”, несмотря на то, что налицо множество причин для суровых возражений и критики, всё же, как я слышал, вынесли оправдательное решение. Между тем, суровое изложение конфиденциальных тем, и задевающий вызов защитительной речи, и страшные нападки министра просвещения, и присутствие в составе экспертов связанных с министерством просвещения двух философов – материалистов и большого учёного – сторонника нововведений, и то, что год назад тайный безбожный комитет направил против нас “народную партию” и министерство просвещения, всё это должно было повлечь очень суровые возражения экспертов и осуждение нас тяжёлым наказанием; но на помощь поспело Божественное покровительство и милость, которые показали им высокую степень “Рисале-и Нур” и заставили отказаться от строгой критики. И даже с намерением спасти от наказания, не выставляя меня в свете Эскишехирского дела и известного инцидента “Тридцать первого марта”, как бывшего политического преступника, и желая показать, что мы действовали только лишь ради веры и религии и не имели политических замыслов, они сказали: “Саид Нурси с давних пор, время от времени, заявляет о своём наследничестве пророку. В служении Корану и вере принимает образ некого муджаддида, то есть, приходя иногда в некое исступление действует экстатично”. Итак, эту безбожную фразу философов, которые о любом, кто сильно действует в поддержку религии, говорят, что он, мол, исполняет свою обязанность ради унаследования звания муджаддида, эти эксперты использовали для того, чтобы: подвергнуть критике неумеренно высокое мнение обо мне некоторой части наших братьев; и, приписав мне исступление, освободить меня от политики и наказания; и в некоторой степени поласкать самолюбие наших врагов и противников; и показать, что указания Корана и истины караматов Имама Али и Гавса Гейляни сильны; и разрушить мой карьеризм, высокомерие и хвастовство, которые, по их предположению, как и у всех, есть и у меня. “Рисале-и Нур”, от начала до конца, представляет собой подобный солнцу ответ на эту фразу. Поскольку нашим принципом являются отказ от эгоизма и братство, то у нас не имеется хвастливого бреда, поэтому скромная жизнь “Нового Саида” во время “Рисале-и Нур”, и то, что своими уроками он многократно, не думая об уважении, устраняет чрезмерно хорошее мнение о нём его благословенных братьев, полностью опровергает и устраняет смысл, который подразумевается в этой фразе.

***

Мои дорогие, преданные братья!

Чтобы не повредить тому, кто нас оповещает и пишет нам, я пока не буду отправлять вам единогласное решение экспертов. Эти последние эксперты всеми силами постарались спасти нас и оградить от зла заблудших и еретиков. Они оправдывают нас в отношении всех приписываемых нам преступлений. И, дав почувствовать получение ими полного урока “Рисале-и Нур”, они единодушно постановили, что абсолютное большинство частей “Рисале-и Нур”, касающихся веры и богословия, написаны компетентным образом; а также, излагая свою искреннюю и серьёзную убеждённость, они вынесли решение, что Саид использует свои силы и способности не для приписываемых ему создания тариката, организации сообщества или противостояния властям, а расходует их только на то, чтобы донести до нуждающихся истины Корана. В отношении же конфиденциальных брошюр, названных ими ненаучными, они сказали: “Поскольку порой его охватывают исступление, духовное и умственное помешательство, то эти произведения не могут вменяться ему в вину”. Также в выражениях “Прежний Саид” и “Новый Саид” они усмотрели две личности, и что вторая из них обладает необыкновенной силой веры и знанием истин Корана, и, из уважения к философам, говоря: “Вероятно наличие некого исступления и помешательства”, – для того, чтобы спасти нас от ответственности за суровые слова и поласкать самолюбие наших противников, они пишут: “Можно обратить пристальное внимание на вероятность наличия болезни, связанной со зрительными и слуховыми галлюцинациями”. Книги “Рисале-и Нур”, находящиеся у них в руках и опережающие все умы, полностью опровергают эту вероятность, и потрясшие всех адвокатов “Защитительные речи” и “Плоды веры” являются достаточным и исчерпывающим ответом на такое предположение. Я очень рад, что с подобной вероятностью мне довелось удостоиться смысла одного благородного хадиса. И ещё, эти эксперты, полностью оправдывая меня и всех наших братьев, говорят: “С компетентными и научными произведениями Саида они связаны ради веры и Иного мира. Ни в их переписке, ни в книгах, ни в брошюрах мы не нашли ничего, что бы говорило об их замыслах против властей”. И под этим единодушным решением стоят подписи членов комиссии: философа Неджати, Юсуфа Зии (учёного) и ещё одного философа по имени Юсуф.

Одно красивое совпадение состоит в том, что мы назвали эту тюрьму нашим Медресе Юсуфа, а “Плоды веры” – плодами этого медресе; также и эти два Юсуфа тоже, скрытно, языком своего состояния сказали: “Мы тоже слушаем урок этого Медресе Юсуфа”. А в качестве доводов экстатического состояния и галлюцинаций они приводят такие тонкие выражения, как “Тридцать третье Слово” и “тридцати трёхоконное Тридцать третье Письмо”, а также то, что от своей кошки слышал тасбих: “Йа Рахим! Йа Рахим!” и видел себя в качестве надмогильного камня.

Саид Нурси

***

 بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ

Во имя Него, Пречистого от недостатков”

Мои дорогие, преданные братья!

Поскольку мы, судя по многим признакам, находимся под Божественным покровительством, и так как “Рисале-и Нур” не был побеждён весьма многочисленными бессовестными врагами, и в некоторой степени заставил замолчать министра просвещения и “народную партию”, и поскольку те, кто в таком широком виде, излишне преувеличивая наше дело, заставляли власть проявлять беспокойство, теперь непременно постараются под разными предлогами прикрыть свою ложь и клевету; то, конечно, нам необходимо: В полном смирении сохранять терпение и серьёзность и особенно не поддаваться огорчению, не отчаиваться из-за некоторых несбывшихся надежд и не сотрясаться под временными бурями! Да, хотя огорчение разрушает духовную силу и энтузиазм мирских людей, но в отношении учеников “Рисале-и Нур”, видящих за трудностями, томлением и борьбой благоволение покровительства и милости Всевышнего, огорчения должны служить укреплению усердия и серьёзности, придавая им силы для броска вперёд. Сорок лет назад люди политики, приписав мне временное помешательство, отправили меня в сумасшедший дом. Я же им сказал: «Большую часть того, что вы называете разумным, я считаю неразумным, и отказываюсь от такой разновидности разума. Я вижу в вас проявление правила:

وَ كُلُّ النَّاسِ مَجْنُونٌ وَ لٰكِنْ عَلٰى قَدَرِ الْهَوٰى اِخْتَلَفَ الْجُنُونُ 

Все люди – сумасшедшие. Но виды сумасшествия разняться по числу страстей и прихотей”

Теперь тем, кто с намерением спасти меня и моих братьев от суровой ответственности, приписали мне за мои конфиденциальные брошюры временное помешательство и впадание в исступление, я снова повторяю те же слова, будучи в двух отношениях довольным:

Первое. В достоверном хадисе говорится: “На то, что человек обрёл совершенную веру и абсолютное убеждение указывает то, что простые люди считают сумасшествием и помешательством его высокие состояния, находящиеся за пределами их разумов”.

Второе отношение. Ради благополучия, спасения и избавления от притеснений моих, находящихся в этой тюрьме братьев я принимаю не только приписывание мне сумасшествия, но даже с совершенной гордостью и радостью готов полностью пожертвовать и своим разумом и своей жизнью. И если вы найдёте уместным, то напишите этим трём экспертам от моего имени благодарственное письмо и сообщите им, что мы сделали их партнёрами в наших духовных обретениях.

***

Мои дорогие, преданные братья, искрение товарищи по служению Корану и Вере и неразлучные спутники на пути Правды, Истины, Загробного мира и мира Вечности!

Поскольку приблизилось время нашего расставания, и так как из-за собственных недостатков и из-за рождённой тоской напряжённости, правила “Брошюры об искренности” не были сохранены, то вам нужно и необходимо полностью простить друг друга. Вы являетесь братьями, которые более близки друг другу, чем братья родные и самые преданные. Брат же прикрывает недостатки своего брата, забывает их и прощает. Ваш эгоизм и разногласия, которые вопреки ожиданиям возникли здесь, я не придаю повелевающему нафсу и не думаю, что это присуще ученикам “Рисале-и Нур”, но предполагаю, что это некое временное высокомерие, которое бывает даже у святых, отрёкшихся от своего нафс-и аммара. Не разрушайте упрямством это моё хорошее мнение о вас. Помиритесь.

***

Братья!

Из рапорта экспертов становится понятно, что “Рисале-и Нур” побеждает всякого рода противостоящих нам оппонентов, таким образом, что “Твёрдый довод о существовании Аллаха”, брошюры “Для пожилых” и “Об искренности” снова и снова привлекают к себе внимание. И весьма поверхностная критика, словно, фанатичных ходжей, имеющая под собой явные ответы, и их абсолютно необоснованные, исходящие из непонимания поистине согласованных положений, слова, наподобие: “между ними есть противоречия”, а также их полная и безоговорочная поддержка, одобрение и смирение перед девяноста процентами всех книг; и то, что по поводу “Постскриптума к Шести атакам”, который суровым образом выражает презрение и опровержение в отношении тех, кто даёт фетвы разрешающие нововведения, они только сказали: “Нужно подбирать выражения”; а также то, что в отношении моих слов о том, что убитые безбожниками угнетённые и религиозные христиане последних времён перед концом света могут быть некой разновидностью шахидов, и в отношении суровой атаки “Постскриптума” в адрес совершения намаза с непокрытой головой и чтение азана на турецком языке они удовлетворились лишь выражением несоответствия, всё это твёрдо показывает и убеждает, что “Рисале-и Нур” их победил.

Саид Нурси

***