Пятая Часть,

являющаяся Пятой Брошюрой

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ

اَللّٰهُ نُورُ السَّمٰوَاتِ وَالْاَرْضِ … الخ 

“Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного. “Аллах – Свет небес и земли…” (Коран, 24:35).”

Одно из многих сияний тайн этого светлого аята я почувствовал во время Благородного Рамадана в одном духовном состоянии, увидев некое видение. А именно:

Мне представилось одно духовное видение, которое убедило меня в том, что подобно известной молитве Увайса Карани:

اِلٰهٖى اَنْتَ رَبّٖى وَ اَنَا الْعَبْدُ وَ اَنْتَ الْخَالِقُ وَ اَنَا الْمَخْلُوقُ وَ اَنْتَ الرَّزَّاقُ وَ اَنَا الْمَرْزُوقُ …الخ …

“О Аллах! Ты Господь мой, а я Твой раб; и Ты Создатель, а я создание; и Ты Кормилец, а я тот, кто нуждается в Твоём пропитании…”

все живые существа обращаются к Всевышнему с той же молитвой. И светом каждого из восемнадцати тысяч миров является одно из имён Аллаха. А именно:

Подобно бутону некой розы, состоящей из множества лепестков, завёрнутых один в другой,  этот мир предстал передо мной в виде тысяч миров, скрывающих друг друга словно завесы. Открывая каждую новую завесу, я видел некий другой мир. И как описывает аят, стоящий за аятом “Свет”:

اَوْ كَظُلُمَاتٍ فٖى بَحْرٍ لُجِّىٍّ يَغْشٰيهُ مَوْجٌ مِنْ فَوْقِهٖ مَوْجٌ مِنْ فَوْقِهٖ سَحَابٌ ظُلُمَاتٌ بَعْضُهَا فَوْقَ بَعْضٍ اِذَٓا اَخْرَجَ يَدَهُ لَمْ يَكَدْ يَرٰيهَا وَمَنْ لَمْ يَجْعَلِ اللّٰهُ لَهُ نُورًا فَمَا لَهُ مِنْ نُورٍ  

“…Или – как мрак над морской пучиной. Его покрывает волна, над которой находится другая волна, над которой находится облако. Один мрак поверх другого! Если он вытянет свою руку, то не увидит её. Кому Аллах не даровал света, тому не будет света” (Коран, 24:40)

мне виделся некий мрак среди тьмы ужаса и дикости. Но тут же проявление одного из имён Аллаха, показавшись, как некий великий свет, освещало всё вокруг. Какая бы завеса ни открылась перед разумом, в воображении представал некий другой мир; и когда из-за невнимательности он казался погруженным во мрак, словно солнце, появлялось одно из имён Аллаха и заливало его всего светом. И так далее… Это воображаемое странствие и духовное созерцание продолжалось долгое время. Например:

Когда я видел мир животных, их бесконечные нужды и сильный голод, наряду с их слабостью и бессилием показали мне этот мир весьма мрачным и грустным. Но тотчас имя Милостивый, словно сияющее солнце, взошло в созвездии имени Кормилец (то есть, проявляя его смысл) и полностью позолотило весь этот мир.

Затем, среди того мира животных я увидел ещё один мир, погруженный в печальный мрак, будящий в каждом жалость, посреди которого в слабости, бессилии и нужде трепетали младенцы и детёныши. И тотчас в созвездии Сострадания взошло имя Милосердный, которое настолько приятно и красиво осветило тот мир, что капли слёз, идущих от жалоб, от жалости и грусти, обратились в слёзы радости, благодарности и счастья.

Затем, словно экран кинотеатра, открылась ещё одна завеса, и предо мной появился мир людей. Его я увидел настолько мрачным, настолько тёмным и страшным, что ужаснулся. Ведь я увидел, что наряду с протянувшимися до самой вечности человеческими желаниями, стремлениями и охватившими всю Вселенную мечтами и замыслами, с человеческими усилиями и способностями, очень серьёзно желающими постоянства, вечного счастья и рая, с нуждой и потребностями, обращёнными к бесконечным целям и потребностям, люди подвержены нападениям бесчисленных бед и врагов, а вместе с этим их жизнь весьма коротка и суматошна, их средства существования слишком скудны, все они, испытывая самые страшные духовные страдания от постоянных гибелей и разлук, смотрят в сторону могилы и кладбища, являющихся для заблудших вратами вечной тьмы, и каждый из них бросаются в этот колодец мрака. Итак, когда я видел этот мир среди той темноты, и когда вместе с моими душой, сердцем и разумом готовы были зарыдать все мои человеческие черты и даже все частицы моего тела, вдруг в созвездии имени Всевышнего Хакúм (Мудрый) взошло Его имя Áдиль (Справедливый), и в созвездии имени Керúм (Щедрый) взошло Его имя Рахман (Милостивый), а в созвездии (то есть, неся смысл) имени Гафýр (Прощающий) взошло имя Рахúм (Милосердный), в созвездии имени Вáрис взошло имя Бáис (Воскрешающий), в созвездии имени Мухсин (Дарующий) взошло имя Мухйú (Оживляющий), и в созвездии имени Мáлик (Хозяин) взошло имя Рабб (Владыка). Они осветили многие миры внутри того человеческого мира, залили их светом, открыв окна в светлый потусторонний мир вечности.

Затем открылась ещё одна великая завеса, и показался мир Земли. Научные законы философии представили воображению некую пугающую картину. Мне показалось дико мрачным положение бедного человечества на этом очень старом Земном Шаре, летящем с сотрясающимся нутром в семьдесят раз быстрее пушечного ядра, преодолевая за год двадцати пяти тысячелетнее расстояние в бесконечном пространстве Вселенной, будучи готовым в любой момент расколоться на части. Голова моя закружилась, в глазах потемнело. Но вдруг в созвездии Милости, Величия и Божественного Правления и Заботы взошли такие имена Создателя небес и земли, как Могущественный, Знающий, Господь, Аллах, Господь Небес и Земли, а также Покоритель Земли и Луны. Они так осветили этот мир, что я увидел Земной Шар в образе упорядоченного, послушного, прекрасного, надёжного и приятного круизного судна, снаряжённого для прогулки, развлечения и торговли.

Вывод. Каждое из тысячи и одного имени Аллаха, обращённых к Вселенной, является неким солнцем, освещающим один из миров вместе с входящими в него другими мирами, и в отношении единства, в отражении каждого имени Аллаха в некоторой степени видны отражения и остальных Его имён.

Затем сердце, увидев позади каждого мрака существование некого особого света, ощутило тягу к странствиям. Сев на воображение, оно пожелало подняться на небо. Тогда открылась ещё одна очень широкая завеса. Сердце вошло в мир небес. Там оно увидело, что звёзды, выглядящие светлыми и улыбающимися, по размеру ещё больше, чем Земной Шар и ещё быстрее него движутся и вращаются между собой. Если одна из них хоть на минуту собьётся со своего пути, то столкнётся с другой и произойдёт такой взрыв, что обрушится вся Вселенная. Они источают не свет, а извергают огонь. Смотрят на меня не с улыбкой, а с бешенством. Я увидел небеса среди огромного, обширного, пустого, дикого, поразительного мрака и тысячу раз пожалел, что пришёл сюда. Но вдруг в созвездии смысла:

وَلَقَدْ زَيَّنَّا السَّمَٓاءَ الدُّنْيَا بِمَصَابٖيحَ ۞ وَ سَخَّرَ الشَّمْسَ وَ الْقَمَرَ  

“Воистину, Мы украсили ближайшее небо светильниками…” (Коран, 67:5), “…И подчинил солнце и луну…” (Коран, 13:2)

появились прекрасные имена

   رَبُّ السَّمٰوَاتِ وَ الْاَرْضِ ۞ رَبُّ الْمَلٰئِكَةِ وَ الرُّوحِ  

“Господь небес и земли”, “Господь ангелов и Духа”.

И в таком отношении “впечатанные” во мрак звёзды получили от того великого света по одному сиянию и осветили тот мир небес, словно каждая из них стала электрической лампой. А также эти небеса, воспринимаемые заброшенными и пустыми, заполнились и заселились ангелами и духовными созданиями. Я увидел, что солнца и звезды, движущиеся подобно одной из бесчисленных армий Царя Извечности и Вечности, будто совершая высокие маневры, показывают грандиозность господства и величие Этого Всевышнего Султана. И изо всех своих сил и если бы было возможно, то всеми своими частицами, а если бы меня слушали, то языками всех созданий я сказал бы, и от имени всех них говорю:

اَللّٰهُ نُورُ السَّمٰوَاتِ وَالْاَرْضِ مَثَلُ نُورِهٖ كَمِشْكٰوةٍ فٖيهَا مِصْبَاحٌ اَلْمِصْبَاحُ فٖى زُجَاجَةٍ اَلزُّجَاجَةُ كَاَنَّهَا كَوْكَبٌ دُرِّىٌّ يُوقَدُ مِنْ شَجَرَةٍ مُبَارَكَةٍ زَيْتُونَةٍ لَا شَرْقِيَّةٍ وَلَا غَرْبِيَّةٍ يَكَادُ زَيْتُهَا يُضٖٓىءُ

وَلَوْ لَمْ تَمْسَسْهُ نَارٌ نُورٌ عَلٰى نُورٍ يَهْدِى اللّٰهُ لِنُورِهٖ مَنْ يَشَٓاءُ 

“Аллах – Свет небес и земли. Его Свет подобен нише; в ней светильник; светильник в стекле; стекло – точно жемчужная звезда. Зажигается он от дерева благословенного – маслины, ни восточной, ни западной. Масло её готово воспламениться, хотя бы его и не коснулся огонь. Свет поверх света! Ведёт Аллах к Своему свету, кого пожелает…” (Коран, 24:35)

прочитав этот аят, я вернулся на землю, очнулся и сказал: “Хвала Аллаху за свет веры и Корана”.

* * *