Первый Луч

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ

وَ بِهٖ نَسْتَعٖينُ

Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! И с Его помощью”.

Внезапно пришедший на ум удивительный ответ на два интересных вопроса

Первый вопрос: “Постоянно читаемые молитвы и суры, такие как “Фатиха”, “Ясин”, и хатм (полное прочтение) Корана иногда посвящаются бесчисленному множеству умерших и живущих людей. Между тем, одновременное достижение такого частного одного подарка множеству людей и выпадение на долю каждого из них такого же подарка (не разделяясь) не умещается в разуме?”

Ответ. Мудрый Творец сотворил воздух как некую ниву, как средство для молниеносного распространения и размножения слов, и азан, посредством радио читаемый с минарета, одновременно доходит до всех людей во все места. Подобно этому, так и для того, чтобы прочтённая сура “Фатиха” одновременно достигла, например, всех умерших верующих людей, Мудрый Творец Своим бесконечным Могуществом и по Своей бесконечной Мудрости рассеял в духовном мире множество духовных “электричеств”, множество духовных “радио” и использует их в естественных “радиотелефонах”. И, подобно тому, как если включить лампу, то в каждое из тысячи зеркал, находящихся напротив, войдёт целая лампа. Точно так же, если, прочитав одну суру “Ясин”, посвятить её миллионам душ, то на долю каждой из них придётся, не делясь, целая сура “Ясин”.

Второй вопрос. Сурово и повелительно было сказано: “Свидетелями приемлемости “Рисале-и Нур” ты показываешь касыды таких личностей, как Досточтимый Али и Гаус’уль-Азам Абдулькадир Гейляни (да будет доволен ими Аллах). Между тем, основное слово принадлежит Корану. “Рисале-и Нур” является истинным тафсиром Корана, неким выразителем его истин, и доказательством его положений. Коран же не таков, как все другие слова, он не имеет шелухи, костей и охват его мысли не является частным и узким. Скорее, со всеми своими указаниями и деталями он является самой мыслью, в нём нет шелухи и лишних, ненужных материй. Он – выразитель скрытого мира. Слово о “Рисале-и Нур” за ним; посмотрим, что говорит он.”

Ответ. Поскольку “Рисале-и Нур” непосредственно является сильным подтверждением Корана, его мощным тафсиром и ярким сиянием его духовного чуда, одной каплей из его моря, одним лучом от его солнца, и неким духовным выразителем, вдохновлённым от его источника истинного знания и исходящим от света его благодати; то объяснение его ценности и важности относится к славе и восхвалению Корана. Поэтому, конечно, справедливость и истина требуют изложения достоинства “Рисале-и Нур”. Коран даёт на это разрешение. Доля такого как я, переводчика, заключается лишь в благодарности. У него ни коим образом нет и не может быть права на гордость, бахвальство и надменность. На указания нижеследующих аятов нужно смотреть с этой точки зрения. Иначе тем кто обвиняет меня в хвастовстве, я прощения не дам. В ответ на этот очень серьёзный вопрос, в течении двух-трёх часов, издалека и в общих чертах внезапно показались указания тридцати трёх известных аятов (что совпадает с числом “Слов”), указывающих по смыслу и по джифру на “Рисале-и Нур”. Я смутно увидел, что тридцать три аята, объединяясь друг с другом, в разных образах косвенно указывают на “Рисале-и Нур”.

НАПОМИНАНИЕ. Прежде всего нужно обратить внимание на напоминание, приведённое перед двадцать четвёртым аятом. Оно должно было стоять в начале. Однако, пришло на память там и вошло туда.

ВТОРОЕ НАПОМИНАНИЕ. Если указания совпадений (тавафук) не опираются на смысловую взаимосвязь, то они маловажны. Если же смысловая взаимосвязь сильна и это будет одной из его единиц и одним его соответствием и будет иметь исключительное достоинство, тогда совпадение (тавафук) является важным. И послужит косвенным знаком на то, что в данном изложении подразумевается эта единица. Тем самым в виде либо знака, либо указания, либо обозначения оно покажет, что эта единица особым образом входит [в совокупность смыслов изложения].

Итак, указания на Рисале-и Нур и совпадения большинства нижеприведённых аятов Корана опираются на сильную смысловую взаимосвязь. Да, все эти известные аяты, по джифру, обращены к концу тринадцатого и началу четырнадцатого веков и указывают на некую истину, связанную с Кораном и верой. И они сообщают о неком “Свете”, служащим утешением, и благовествуют о неком Кораническом доказательстве, которое устранит сомнения, идущие от смут заблуждения того времени. И полностью удостоится этих указаний и косвенных знаков, по праву исполнив эти обязанности, некий тафсир Корана, наподобие “Рисале-и Нур”. Между тем, поскольку “Рисале-и Нур” по этим положениям находится впереди, что несомненно для тех, кто его читал, то это указывает на то, что данные аяты обращены в особенности к “Рисале-и Нур” и указывают не него.

ПЕРВЫЙ АЯТ

Это Аяту’н–Нур из суры “Нур” (“Свет”). Поскольку он является одной из шестнадцати причин названия “Рисале-и Нур” именами “Расаили’н-Нур”, “Рисале-и Нур” “Рисалету’н-Нур”, то его нужно изложить в качестве первого. Вот этот аят:

اَللّٰهُ نُورُ السَّمٰوَاتِ وَالْاَرْضِ مَثَلُ نُورِهٖ كَمِشْكٰوةٍ فٖيهَا مِصْبَاحٌ اَلْمِصْبَاحُ فٖى زُجَاجَةٍ اَلزُّجَاجَةُ كَاَنَّهَا كَوْكَبٌ دُرِّىٌّ يُوقَدُ مِنْ شَجَرَةٍ مُبَارَكَةٍ زَيْتُونَةٍ لَا شَرْقِيَّةٍ وَلَا غَرْبِيَّةٍ يَكَادُ زَيْتُهَا يُضٖٓىءُ وَلَوْ لَمْ تَمْسَسْهُ نَارٌ نُورٌ عَلٰى نُورٍ يَهْدِى اللّٰهُ لِنُورِهٖ مَنْ يَشَٓاءُ وَيَضْرِبُ اللّٰهُ الْاَمْثَالَ لِلنَّاسِ وَاللّٰهُ بِكُلِّ شَىْءٍ عَلٖيمٌ 

Аллах – Свет небес и земли. Его Свет – точно ниша; в ней светильник; светильник в стекле; стекло – точно жемчужная звезда. Зажигается он от дерева благословенного – маслины, ни восточной, ни западной. Масло её готово воспламениться, хотя бы его и не коснулся огонь. Свет на свете! Ведёт Аллах к Своему Свету, кого пожелает, и приводит Аллах притчи для людей. Аллах сведущ о всякой вещи!” (Коран 24:35).

У этого аята “Нур” есть множество уровней и граней смысла. И из этих уровней и граней одна указательная и косвенная грань, по смыслу и по джифру, четрырьмя-пятью предложениями, с десяти сторон обращена к “Рисале-и Нур” и “Рисалету’н-Нур”, являющемуся неким светлым его толкованием. А также один из тех уровней и граней чудесным образом сообщает об электричестве.

Первое предложение, обращённое к “Рисале-и Нур”:

مَثَلُ نُورِهٖ كَمِشْكٰوةٍ فٖيهَا مِصْبَاحٌ

Его Свет – точно ниша; в ней светильник”.

То есть, пример Света Всевышнего или Света Корана или Света Мухаммада (Мир Ему и Благо) таков:

 مِشْكٰوةٍ فٖيهَا مِصْبَاحٌ

Ниша; в ней светильник”.

Равняясь по подсчёту джифр девятистам девяносто восьми, это полным совпадением указывает на “Рисалету’н-Нур” – если удвоенный “нун” считать, как два “нун”.

Второе предложение:

 اَلزُّجَاجَةُ كَاَنَّهَا كَوْكَبٌ دُرِّىٌّ يُوقَدُ

Стекло – точно жемчужная звезда”.

Как было подробно изложено в “Двадцать восьмом Сиянии”, Имам Али (да будет доволен им Аллах), в явной степени обращаясь к “Рисале-и Нур” в своей касыде “Джальджалутия” и указывая на него, сказал:

اَقِدْ كَوْكَبٖى بِالْاِسْمِ نُورًا

Зажги мою звезду по имени Свет”.

Я думаю, что данное указание Имама Али (да будет доволен им Аллах) вдохновлено косвенным знаком этого предложения аята “Нур”. Сумма этого предложения аята составляет пятьсот сорок шесть, что с очень небольшой разницей в две таинственные единицы совпадает с числом “Рисале-и Нур”, составляющим пятьсот сорок восемь, таким образом указывая на него и полностью глядя на него своим косвенным смыслом.

Третье предложение:

 مِنْ شَجَرَةٍ  От дерева”. Если буква ة в этом словосочетании будет считаться, как буква ه , являющаяся одним из вариантов её прочтения при остановках, то, составляя пятьсот девяносто восемь, это полностью совпадёт с числом “Расаили’н-Нур” “Рисалеин’н-Нур”, также составляющим пятьсот девяносто восемь, а вместе с тем, вновь с разницей в одну таинственную единицу указательно совпадая с числом

مِنْ فُرْقَانٍ حَكٖيمٍ  От Мудрого Фуркана”  включает “Расаили’н-Нур” в совокупность своих смысловых единиц, и опять же показывает, что благословенным деревом “Рисале-и Нура” является Мудрый Фуркан.

Если ة в словосочетании

 مِنْ شَجَرَةٍ От дерева” останется ت, тогда по джифру получится девятьсот девяносто три, что с не вредящей совпадению незначительной и таинственной разницей в пять единиц совпадает с числом “Рисалету’н-Нур” – девятьсот девяносто восемь, что, основываясь также на совпадении смысла указывает на него.

Четвёртое предложение:

نُورٌ عَلٰى نُورٍ يَهْدِى اللّٰهُ لِنُورِهٖ

Свет на свете! Ведёт Аллах к Своему Свету”.

Составляя девятьсот девяносто девять, оно с таинственной разницей в одну единицу совпадает с числом “Рисалету’н-Нур”, составляющим девятьсот девяносто восемь, что, основываясь на сильной смысловой связи, намекает на него в степени указания.

Пятое предложение:

 مَنْ يَشَٓاء  Кого пожелает” очень незначительной разницей, также как смотрит на него по смыслу, оно обращено к имени автора “Рисалету’н-Нур” и к его известному прозвищу (лякабу). Если в слове

يَشَٓاءُ  Пожелает” появится определённое местоимение, то получится

 مَنْ يَشَٓائُهُ того, кто пожелает его”. Тогда выйдет полное совпадение.

Также как этот аят обращён к “Рисале-и Нур” по его имени, так и полным совпадением он косвенно обращён ко времени его написания и завершения:

В предложении:

 كَمِشْكٰوةٍ فٖيهَا مِصْبَاحٌ اَلْمِصْبَاحُ فٖى زُجَاجَةٍ

Точно ниша; в ней светильник; светильник в стекле”.

– поскольку в слове

كَمِشْكٰوةٍ Точно ниша”  “танвин” не является местом остановки, то учитывая “нун”, а так как слово

 فٖى زُجَاجَةٍ  В стекле” – является местом остановки, то ة становится ه , и таким образом получается тысяча триста сорок девять, что полным совпадением указывает на тысяча триста сорок девятый год, являющийся временем написания и периодом завершения самых светлых частей “Расаили’н-Нур”.

И предложение:

اَلْمِصْبَاحُ فٖى زُجَاجَةٍ اَلزُّجَاجَةُ كَاَنَّهَا كَوْكَبٌ دُرِّىٌّ

Светильник в стекле; стекло – точно жемчужная звезда”.

– образуя в сумме тысяча триста сорок пять, полностью совпадает с годом распространения, обретения известности и начала сияния “Расаили’н-Нур”. Потому что удвоенная ر считается, как две ر ; удвоенная

ن – как две  ن удвоенная ز относительно основы – как одна ل и одна ز , и так как первое слово является остановкой, то ة считается, как ه , а во втором слове, так как оно не является местом остановки – то ة считается, как ت .

Если удвоенную ز посчитать, как две ز , тогда получается тысяча триста двадцать два, что также полностью совпадает с годом, когда автор “Рисалеи’н Нур” начал предпосылки “Нура”.

И в словосочетании От дерева благословенного”  – так как первая “та” считается, как ت , а вторая ت , по причине места остановки, – как ه, и “танвин” в слове شَجَرَةٍ считается, как ن , то получается тысяча триста одиннадцать, что, совпадая, косвенно указывает на год, когда автор “Рисалету’н-Нур” начал обучение наук арабского языка, знание которых представляет собой ступени к Корану, являющемуся благословенным святым деревом “Рисале-и Нур”.

Итак, объединение таких глубокомысленных и многочисленных коранических совпадений – является не только намёком и указанием, но неким сильным аргументом. А скорее, со смысловой взаимосвязью это является открытым свидетельством на электричество и “Расаили’н-Нур”. Одна из тонкостей смысловой связи этого аята такова: также как в виде предсказания он чудесным образом указывает на электричество и на “Рисале-и Нур”, так и весьма красиво показывает времена их появления и расцвета, а также их необычные состояния.

Например, предложение:

زَيْتُونَةٍ لَا شَرْقِيَّةٍ وَ لَا غَرْبِيَّةٍ

Маслины, ни восточной, ни западной”.

– говорит: “Подобно тому, как ценное добро электричества не является неким имуществом, пришедшим с запада или востока. А оно наверху в атмосфере низводится со стороны небес, из сокровищницы милости. Оно принадлежит каждому месту, и нет нужды искать его в других местах”. Также и “Расаили’н-Нур”, представляющий собой некое духовное электричество, – это не что-то, пришедшее от восточных наук и знаний или от западной философии и науки, он не является светом, заимствованным от них. А он заимствован у высокой, тронной степени небесного Корана, находящейся выше востока и запада.

И, например, предложение:

 يَكَادُ زَيْتُهَا يُضٖٓىءُ وَ لَوْ لَمْ تَمْسَسْهُ نَارٌ نُورٌ

Масло её готово воспламениться, хотя бы его и не коснулся огонь. Свет…”.

– косвенным смыслом говорит: “В тринадцатом и четырнадцатом веках небесные лампы горят без огня, сияют, хотя их не касался огонь. Время их близко”. То есть, близко к тысяча двести восьмидесятому году. Итак, также, как это предложение косвенно повествует о необычном состоянии электричества и о том, что оно придёт в будущем. Также и духовное электричество – “Расаили’н-Нур” – хотя он является очень высоким и глубоким знанием, но каждый, не нуждаясь в сложностях образования, в усердных занятиях, в обучении у других учителей и в заимствованиях речей преподавателей, согласно своему уровню может, без необходимости в “огне” трудностей, овладеть этими возвышенными знаниями, сам может использовать их. Может стать истинно знающим учёным.

А также указывает, что и автор “Расаили’н-Нур” тоже “горит без огня”, не нуждаясь в сложностях занятий для получения образования, сам по себе просвещается, становится учёным.

Да, также как чудесные указания этого предложения в отношении электричества и “Расаили’н-Нур” являются истиной, так и в отношении автора они тоже по настоящему справедливы. Те, кто читал его биографию, и его земляки знают, что книги, которые после “Изхара”, согласно устоям медресе, изучаются, получая уроки в течении пятнадцати лет, автор “Расаили’н-Нур” усвоил всего лишь за три месяца. И, как в этом предложении с точки зрения смысловой связи есть сильные и изящные указания, также и совпадениями по джифру и абджаду они косвенно сообщают о времени, близком к открытию электричества, появлению “Рисале-и Нур” и рождению его автора. Тем самым, они показывают ещё одно сияние чуда. А именно:

Часть:

 يَكَادُ زَيْتُهَا يُضٖٓىءُ  Масло её готово воспламениться”.

– в сумме образует тысяча двести семьдесят девять, а часть:

 وَلَوْ لَمْ تَمْسَسْهُ نَارٌ نُورٌ  Хотя бы его и не коснулся огонь. Свет…”.

– если два “танвина” считать, как две буквы “нун”, то образует тысяча двести восемьдесят четыре, что, по смыслу, святым словом

يَكَادُ Готово”  указывает и на недалёкое всеобщее распространение электричества, и на близость “Расаили’н-Нур”, и на рождение через четырнадцать лет его автора, а также, по джифру, совпадением чисел, точно указывает на это же самое время. Известно, что тонкие нити, объединяясь, прочнеют, становятся крепким канатом. Исходя из этого секрета, данные указания этих аятов укрепляют и упрочивают друг друга. Даже если и нет полного совпадения, всё же оно становится подобным полному, и указания восходят до степени аргумента.

Предупреждение.

Знаки этого аята “Нур” я изложил не ради электричества и “Расаили’н-Нур”. Мне хотелось показать одно из сияний одной части духовного чуда этого аята.

Вывод. Подобно тому, как своим прямым смыслом этот святой аят даёт урок о Божественном Свете, о Свете Корана и о Свете Мухаммада (Мир Ему и Благо), так и своим указательным смыслом он, будучи обращённым к каждому веку, смотрит и привлекает внимание к концу тринадцатого и началу четырнадцатого веков. И, поскольку в конце и в начале этих двух веков больше всего бросаются в глаза, имеют наиболее сильную духовно-смысловую связь и больше всего удостоились совпадений и соответствий всех предложений этого аята именно электричество и “Расаили’н-Нур”, то это дало мне полную убеждённость в том, что его косвенный смысл обращён непосредственно к ним. Поэтому я без колебаний записал своё убеждение. Если я ошибся, то молю Всемилостивейшего и Милосердного простить меня Своей Милостью. Те, кто желают понять достойность “Расаили’н-Нур” внимания этого аята, какую бы брошюру они внимательно ни изучили, поймут это. По крайней мере, если внимательно изучат один из плодов Эскишехирской тюрьмы, коим является брошюра, называемая “Тридцатое Сияние”, состоящая из шести особенностей, касающихся шести имён Всевышнего, или хотя бы её пятую и шестую особенности, повествующие о именах “Живой” (“Хай”) и “Вечносущий Вседержатель” (“Каййум”), то, конечно, подтвердят это.

ВТОРОЙ АЯТ, УКАЗЫВАЮЩИЙ НА “РАСАИЛИ’Н-НУР”

Это такой известный аят как:

333فَاسْتَقِمْ كَمَٓا اُمِرْتَ  Стой же прямо, как тебе повелено” (Коран 11:112),

который стал причиной пришествия хадиса:

شَيَّبَتْنٖى سُورَةُ هُودٍ  Сура “Худ” меня состарила” (Хадис от Тирмизи).

Указание аята

اِسْتَقِمْ كَمَٓا اُمِرْتَ  Стой же прямо, как тебе повелено”.

было подробно изложено в “Восьмом Сиянии”. Он является очень известным аятом, находящимся напротив показывающей два сильных указания страницы аята суры “Худ”

 فَمِنْهُمْ شَقِىٌّ وَ سَعٖيدٌ  Из них будут и несчастный и счастливый” (Коран 11:105).

Образуя по джифру тысяча триста три, а также аят, стоящий на второй странице суры “Шура” (“Совет”)

وَاسْتَقِمْ كَمَٓا اُمِرْتَ И стой прямо, как повелено тебе” (Коран 42:15)  – образуя тысяча триста девять, особенно за счёт Корана благоволят в эти даты одному из всех собеседников, повелевают ему сохранять прямоту. А именно, первая дата – это год, когда автор “Расаили’н-Нур” начал изучение знаний, результатом которых стал “Рисале-и Нур”. Дата второго аята же полным совпадением указывает на год, когда этот автор необыкновенным образом, в короткое время достиг зрелости в знаниях, перешёл от изучения к преподаванию и за три месяца и одну зиму прочитал более ста книг, которые в медресе изучают пятнадцать лет, и перед самыми известными учёными того окружения и того времени, на многочисленных экзаменах(*) дав правильные ответы на все вопросы из области любой науки доказал, что эти три месяца дали результат пятнадцати лет. И это совпадение является косвенным указанием на прямоту и верность “Рисале-и Нур”.


* Примечание: Эти восхваляющие повествования не относятся к Саиду; скорее, языком и состоянием Саида они описывают одного ученика и слугу Корана. Дабы вызвать доверие к его служению.

ТРЕТИЙ ИЗВЕСТНЫЙ АЯТ

 وَالَّذٖينَ جَاهَدُوا فٖينَا لَنَهْدِيَنَّهُمْ سُبُلَنَا

А тех, которые усердствовали за Нас, – Мы поведём их по Нашим путям” (Коран 29:69).

Этот аят, наряду со своей сильной смысловой связью, по джифру образует тысяча триста сорок четыры. В этом году внешне не наблюдается кого-то, кто бы удостоился смысла этого аята больше, чем ученики “Рисале-и Нур”. Следовательно, этот аят, одним указательным смыслом из многочисленных уровней его смысла и одной косвенной завесой обращён к являющемуся блестящим толкованием Корана “Рисале-и Нур”. А также, смыслом, подобным смыслу аята:

اِنَّ الْاِنْسَانَ لَيَطْغٰى

Человек восстаёт” (Коран 96:6).

из суры “Сгусток”, ниспосланной самой первой, и его значением по джифру, излагается, что в тысяча триста сорок четвёртом году среди человеческого рода появится некий беспрецедентный фараоноподобный произвол и безбожие. Аят же:

 وَالَّذٖينَ جَاهَدُوا فٖينَا

А тех, которые усердствовали…” (Коран 29:69).

– восхваляет тех, кто противостоит этому произволу и безбожию. Да, в результате мировой войны и весь человеческий род, и исламский мир понесли большой урон. Тираны и тщеславные личности человечества, особенно Европы, особенно один из них, опираясь на силу, богатство и деньги, вошли в фараоноподобный произвол и безбожие, и эти отдельные личности делают ответственным всё человечество, поэтому они названы общим именем “инсан” (человек).

Если во фразе

لَنَهْدِيَنَّهُمْ Мы поведём их” удвоенную ن посчитать, как одну نто получится тысяча двести девяносто четыре, что соответствует первому году жизни и рождения автора “Рисале-и Нур”. Если удвоенную ل посчитать, как две ل , а ن посчитать одну, то получится тысяча триста двадцать четвёртый год, когда во время провозглашения “Свободы” автор “Рисале-и Нур” проявил себя в духовной борьбе.

ЧЕТВЁРТЫЙ ИЗВЕСТНЫЙ АЯТ

Это аят:

وَلَقَدْ اٰتَيْنَاكَ سَبْعًا مِنَ الْمَثَانٖى

И Мы дали тебе семь повторяемых…” (Коран 15:87).

Данное предложение с двухкратным восхвалением говорит о Достославном Коране и о суре Фатиха, и подобно этому, по джифру оно также указывает на “Рисале-и Нур”, являющийся достойным аргументом славных качеств Корана и неким зеркалом, удостоившимся света

سَبْعَ الْمَثَانٖى Семь повторяемых” – “имеется ввиду сура Фатиха” и блестящим образом доказывающим шесть столпов веры и семь знаменитых (истин) Корана, которые, будучи семью основами, являются сутью Ислама. Потому что фраза

 اٰتَيْنَاكَ سَبْعًا مِنَ الْمَثَانٖى  И Мы дали тебе семь повторяемых…” (Коран 15:87) по абджату образует число тысяча триста тридцать пять, что совпадает с тысяча тридцать пятым или шестым годом, когда была напечатана и распространена часть книги “Ишарат’уль-Иджаз”, являющаяся фатихой “Рисале-и Нур”, дающей толкование суры “Фатиха” и начала “Бакары”. И это совпадение является признаком того, что данный аят косвенно обращён к этой книге.

ПЯТЫЙ АЯТ

اَوَمَنْ كَانَ مَيْتًا فَاَحْيَيْنَاهُ وَجَعَلْنَا لَهُ نُورًا يَمْشٖى بِهٖ فِى النَّاسِ

Разве тот, кто был мёртвым, и Мы оживили его и дали ему свет, с которым он идет среди людей…” (Коран 6:122).

Указание его очень красиво. Потому что и сильной смысловой взаимосвязью, и по джифру он особым образом обращён к “Рисалеи’н-Нур” и к его автору. А именно, слово

 مَيْتًا Мёртвым”, если знак “танвин” считать как “нун”, то образует пятьсот, что совпадает с числом имени “Саиду’н-Нурси”, также равным пятьсот, и таким образом это указывает на то, что «Саиду’н-Нурси тоже был подобен мертвецу, с “Рисалету’н-Нур” он ожил, с ним обрёл жизнь».

Да, в предложении:

 اَوَمَنْ كَانَ مَيْتًا فَاَحْيَيْنَاهُ وَجَعَلْنَا لَهُ نُورًا

Разве тот, кто был мёртвым, и Мы оживили его и дали ему свет…” (Коран 6:122).

– два “танвина” считаются, как “нун”. Получается тысяча триста тридцать четыре. В то время (по арабскому календарю) Саид удивительным образом избежал физической и ужасной гибели на мировой войне, а также спасся от страшной духовной смерти, несомой беспечностью и философией, и с живой водой Корана вошёл в новую жизнь. Это смысловое соответствие и совпадение по джифру является указанием в степени аргумента.

И в предложении:

فَاَحْيَيْنَاهُ وَجَعَلْنَا لَهُ نُورًا يَمْشٖى بِهٖ فِى النَّاسِ

И Мы оживили его и дали ему свет, с которым он идёт среди людей” (Коран 6:122).

– если “танвин” считать, как “нун”, удвоенную “нун” – как две “нун”, и учитывать ى произносимую в بِهٖ то получится тысяча двести девяносто четыре, что соответствует дате его рождения и первого года жизни. Следовательно, это предложение указывает на его физическую жизнь, а предыдущее предложение – на его жизнь духовную.

Вывод. Одним указательным уровнем из очень многих и разнообразных своих уровней этот аят намёком, а скорее знаком, а скорее аргументом обращён и к “Рисалету’н-Нур”, и к его автору, и к началу этого, четырнадцатого века, и к зарождению в начале его “Рисалету’н-Нур”.

ДОПОЛНЕНИЕ К АЯТУ:

 اَوَمَنْ كَانَ مَيْتًا

Разве тот, кто был мёртвым” (Коран 6:122).

 اَوَمَنْ كَانَ مَيْتًا فَاَحْيَيْنَاهُ وَجَعَلْنَا لَهُ نُورًا يَمْشٖى بِهٖ فِى النَّاسِ كَمَنْ مَثَلُهُ فِى الظُّلُمَاتِ لَيْسَ بِخَارِجٍ مِنْهَا

Разве тот, кто был мёртвым, и Мы оживили его и дали ему свет, с которым он идёт среди людей, похож на того, кто во мраке и не выходит из него?..” (Коран 6:122).

Сильный знак этого аята, а также три укрепляющих и подтверждающих его связи вдруг пришли мне на сердце в Рамадане. У меня появилось твёрдое убеждение в том, что к слову

 مَيْتًا  Мёртвым” полностью подходит имя Саид. Одна мудрость того, что этот аят называет Саида, являющегося выразителем “Рисале-и Нур”,

مَيْتًا  Мёртвым” такова:

С “Рисале-и Нур” он расскрыл загадку и секрет смерти. Открыв под тем страшным лицом очень обнадёживающую, радостную и светлую истину для верующих, он доказал её. И против безбожников, задыхающихся в тленной жизни, подобной смерти, он победоносно противостоит внешней, временной смертью, несущей вечную жизнь.

Противостоя безбожникам, удостоенным смысла

كَمَنْ مَثَلُهُ فِى الظُّلُمَاتِ

Похож на того, кто во мраке”.

– украшающим (своё заблуждение) разрешением запретных удовольствий, “Рисале-и Нур”, выводя смерть перед этой обманчивой, тленной жизнью, переворачивает эти наслаждения и украшения вверх дном. И, доказывая, говорит: “Смерть для заблудших является вечной казнью, и только Коран и вера спасает от этой ужасной виселицы, и обращает смерть в благословенную справку об освобождении”. Итак, поэтому эта великая истина смерти заняла в “Рисале-и Нур” очень важное и широкое место. И в большинстве атак, взяв в руки смерть, он бьёт по голове заблудших, стараясь их образумить.

Второе. “Связь со смертью” (рабыта-и маут), представляющая собой одну из четырёх основ тариката, особенно Накшибенди, и являющаяся самой действенной, превратила “Прежнего Саида” в “Нового” и стала постоянным спутником движения его мысли. Начиная с “Брошюры для пожилых” в темах “Рисале-и Нур” всё больше и больше показывая открытия этой “связи” , он увидел и показал светлую, живую и прекрасную истину смерти в отношении верующих.

Третье. Этот аят, совпадением по подсчёту джифр и абджад, точно показывает время и год, когда три разные смерти, нападая со всех сторон на Саида, коснулись его. Следовательно, среди единиц, входящих в слово مَيْتًا Мёртвым”, одной привлекающей внимание единицей является Саиду’н-Нурси, удостоенный особого знака полным совпадением по джифру его имени, с числом слова

مَيْتًا Мёртвым”.

Один карамат преданности Сабри.

Когда я после намаза писал это дополнение, то увидел, что преемник Верного Сулеймана Эмин взял отрывок, написанный Сабри касательно аята:

 اَوَمَنْ كَانَ مَيْتًا Разве тот, кто был мёртвым” (Коран 6:122), и пожелал под благодатью Рамадана света, подобного его объяснению. Я показал ему то, что писал, и он удивлённо сказал: «Это карамат Сабри и “Рисале-и Нура”». Когда я размышлял о таинственном кораническом сопоставлении в этом аяте, на память пришло сопоставление из суры “Худ”, где фраза:

 فَاَمَّا الَّذٖينَ شَقُوا  А те, которые несчастны” (Коран 11:106).

– сравнивается с предложением:

وَاَمَّا الَّذٖينَ سُعِدُوا فَفِى الْجَنَّةِ 

А те, которые достигли счастья, – в раю” (Коран 11:108).

– что сообщило о следующем: Подобно тому, как этот второй аят и первая фраза, по смыслу и по джифру, полностью обращены к принципу и ученикам “Рисале-и Нур”; также и аят

 فَاَمَّا الَّذٖينَ شَقُوا فَفِى النَّارِ لَهُمْ فٖيهَا زَفٖيرٌ وَ شَهٖيقٌ

А те, которые несчастны, – в огне, для них там – вопли и рёв” (Коран 11:106).

– по джифру и совпадением указывает на противников и врагов “Рисале-и Нура”, на зарождение их течения, период их деятельности и его завершение. А именно: в изложении таких аятов, как

يُرٖيدُونَ لِيُطْفِؤُا نُورَ اللّٰهِ بِاَفْوَاهِهِمْ

Они хотят затушить свет Аллаха своими устами” (Коран 61:8).

– в “Первом Луче” семь-восемь аятов с важностью показывают тысяча триста шестнадцатый и семнадцатый годы, в которых началось покушение против Корана. И аят

 فَاَمَّا الَّذٖينَ شَقُوا А те, которые несчастны” (Коран 11:106) – по джифру указывает на тот же год. Если удвоенную “мим” считать, как две “мим”, – получается тысяча триста пятьдесят семь. Если удвоенную “лям” считать, как две “лям” – будет тысяча триста сорок семь, что указывает на годы произвола и безбожной деятельности этого века. Если каждую удвоенную букву считать за две, то получится тысяча триста восемьдесят седьмой год, в котором –

 لَا يَعْلَمُ الْغَيْبَ اِلَّا اللّٰهُ

Никто не знает скрытого, кроме Аллаха”.

– есть вероятность прихода конца одного ужасного течения.

Фраза же:

فَفِى النَّارِ لَهُمْ فٖيهَا زَفٖيرٌ وَ شَهٖيقٌ

В огне, для них там – вопли и рёв” (Коран 11:106).

– образует тысяча триста

шестьдесят один. Если в

فَفِى النَّارِ В огне” нечитающуюся букву ى не считать, то получится тысяча триста пятьсот первый год. Если удвоенную ن считать согласно основе, как одну ل и одну ن , то опять же получается тысяча триста тридцать первый год, показывая стоны и плач пожара мировой войны и сообщая о муках несчастных, вопящих и ревущих в адском пламени, тем самым указывая на наказание и в этом мире, и в мире ином этих несчастных разбойников, погрузивших верующих людей в смуту. И точно также в имеющей много тайн суре

وَ السَّمَٓاءِ ذَاتِ الْبُرُوجِ Клянусь небом – обладателем башен” (Коран 85) явно обращённой и к этому веку, повествование аята

 اِنَّ الَّذٖينَ فَتَنُوا الْمُؤْمِنٖينَ وَالْمُؤْمِنَاتِ ثُمَّ لَمْ يَتُوبُوا فَلَهُمْ عَذَابُ جَهَنَّمَ وَلَهُمْ عَذَابُ الْحَرٖيقِ

Ведь те, которые испытывали верующих мужчин и женщин, а потом не покаялись, – им ведь наказание геенны, им наказание огня” (Коран 85:10).

– указывает на то, что и два больших пожара в Стамбуле, и ужасный пожар мировой войны, подобно адскому наказанию, являются воздаянием за эту смуту.

Вывод. Также как этот аят обращён к каждому веку, но чтобы ещё большее внимание привлечь к веку этому, по джифру он указывает на даты трёх-четырёх его периодов и происшествий, а также формой своего смысла и способом изложения намекает на состояния и положения двух течений. Когда письмо Сабри было ещё в пути, до его прихода и под его духовным воздействием мне на память пришли размышления об этом аяте и об аяте

 اَوَمَنْ كَانَ مَيْتًا  Разве тот, кто был мёртвым” (Коран 6:122). Секрет и мудрость того, что “Рисале-и Нур” удостоился настолько мощных указаний Корана, а его ученики – таких ценных коранических благовествований и благосклонностей актабов, состоит в величине и ужасности бедствия. Поэтому они получили святое одобрение и похвалу, каких не удостаивалось ни одно другое произведение. Следовательно, важность состоит не в его необыкновенном величие, но в том, что его борьба с чрезвычайным ужасом и разрушениями бедствия, будучи частной и незначительной, обрела такую весьма большую важность, что в этом аяте кораническое благовествование и знак дают радостную весть о том, что те, кто входят в круг “Рисале-и Нур”, спасают свою веру, находящуюся в опасности, и входят в могилы с верой, и попадут в Рай. Да, иногда бывают такие времена, что некий рядовой, за исполненную им службу, поднимается выше маршала, обретая тысячекратно большую ценность.

НАПОМИНАНИЕ. Это значит, что указания выше и ниже приведённых аятов обращены к “Рисале-и Нур” не только своим соответствием, но намекая на то, что одной из множества частностей совокупного смысла каждого аята является “Рисале-и Нур”, они особо касаются его, укрепляя духовно-смысловую связь соответствующими ей совпадениями по джифру и абджаду.

ШЕСТОЙ АЯТ

Это аят суры “Железо”:

وَ يَجْعَلْ لَكُمْ نُورًا تَمْشُونَ بِهٖ То есть: “Среди мраков дарую вам свет, с которым вы найдёте прямой путь, чтобы идти по нему”. Слава Аллаху, подобно тому, как “Рисале-и Нур” представляет собой одну сверкающую единицу этого совокупного святого смысла, так и, если в слове

 نُورًا  Свет” знак танвина считать, как ن , то получится тысяча триста восемнадцать, что совпадает со временем за пять лет до того, как автор “Рисале-и Нур” перешёл от обучения к написанию и начал путешествовать в своей борьбе за веру. И с указаниями многих аятов совпадает со временем через два года после серьёзного переворота в мышлении в тысяча триста шестнадцатом, а именно в то время начались приготовления “Нура”. Итак, совпадение этого светлого аята по смыслу и по джифру в Коране-Превосходно Излагающем, все стороны которого являются самим сознанием, конечно, не может быть нечаянным и случайным.

СЕДЬМОЙ АЯТ

وَ يُحِقُّ اللّٰهُ الْحَقَّ بِكَلِمَاتِهٖ И утверждает Аллах истину Своими словами” (Коран 10:82). Также, как в это время одним из явных соответствий совокупного смысла данного известного аята является “Рисале-и Нур”, так и, если удвоенную “лям” в слове Аллах посчитать, как одну “лям”; и если в слове

بِكَلِمَاتِهٖ Своими словами” учесть произносимую “йа”, то получится девятьсот девяносто восемь, что полным совпадением с числом “Рисалету’н-Нур”, также равным девятьсот девяносто восемь, исходя из смысловой связи, косвенно указывает на него. И одна из украшающих и укрепляющих этот знак связей такова: части “Рисалету’н-Нур” обрели известность под названием “Слова”. По арабски же “Слова” – “Калимат”. И эти слова – калимат доказывают, что истины Корана в такой степени справедливы и по-настоящему реальны, что заставляют полностью умолкнуть безбожных философов этого времени.

ВОСЬМОЙ АЯТ:

قُلْ اِنَّنٖى هَدٰينٖى رَبّٖٓى اِلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ

Скажи: «Поистине, Господь вывел меня на прямой путь»” (Коран 6:161).

Также как в этом веку соответствующей и подходящей единицей совокупного смысла этого известного аята является “Рисалету’н-Нур”, так и по джифру словосочетание

صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ Прямой путь” если в слове

صِرَاطٍ  Путь” знак танвина считать, как “нун”, то с таинственной разницей опять же в две единицы(*) оно совпадает с числом “Рисалету’н-Нур”, равным девятьсот девяносто восемь. И подобно этому, фраза

هَدٰينٖى رَبّٖٓى اِلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ

Господь вывел меня на прямой путь” (Коран 6:161).

– по абджаду образует число тысяча триста шестнадцать, которое полностью совпадает с тысяча триста шестнадцатым годом, в котором автор “Рисале-и Нур” с обучением находился в стадии подготовки к “Нуру”, в самом горячем её периоде.


* Примечание: То есть, для указания уровня есть разница в две единицы. “Рисале-и Нур” – не откровение (вахй), а вдохновение (ильхам) и вывод (истихрадж).

ДЕВЯТЫЙ АЯТ:

Это предложение, имеющееся в суре “Бакара”, и в суре “Лукман”:

فَقَدِ اسْتَمْسَكَ بِالْعُرْوَةِ الْوُثْقٰى

Тот ухватился за надёжную опору” (Коран 2:256; 31:22).

То есть: “Верующий в Аллаха держится, привязывается за некую совершенно нервущуюся, светлую цепь”. “Рисале-и Нур” же, поскольку подтверждено, что в это время он является самым сильным и светлым кораническим аргументом веры в Аллаха, то подкрепляя его особое вхождение в совокупность смысла

بِالْعُرْوَةِ الْوُثْقٰى За надёжную опору” образуя по джифру тысяча триста сорок семь, этот аят полным совпадением обращён ко времени необычайной вспышки распространения “Рисалету’н-Нур”, косвенно сообщая, что в этом, четырнадцатом веку некой надёжной опорой, появившейся из духовного чуда Корана, и неким светлым средством, выводящим из мрака к свету, является “Рисале-и Нур”.

ДЕСЯТЫЙ АЯТ

 يُؤْتِى الْحِكْمَةَ مَنْ يَشَٓاءُ

(Аллах) даёт мудрость, кому пожелает” (Коран 2:269).

ОДИННАДЦАТЫЙ АЯТ

 وَ يُعَلِّمُهُمُ الْكِتَابَ وَ الْحِكْمَةَ وَ يُزَكّٖيهِمْ

И научит их писанию и мудрости, и очистит их” (Коран 2:129).

ДВЕНАДЦАТЫЙ АЯТ

 وَ يُزَكّٖيكُمْ وَ يُعَلِّمُكُمُ الْكِتَابَ وَ الْحِكْمَةَ

И очищает вас, и обучает вас писанию и мудрости” (Коран 2:151).

Общий смысл этих аятов говорит: “Коран даёт вам знать святую мудрость. Очищает вас от духовной грязи”. Есть два сильных признака того, что “Рисалеи’н-Нур” произвольным образом входит в совокупные и общие смыслы этих аятов.

Первый из них таков: Исключительной особенностью “Рисале-и Нур” является то, что удостоившись имён Судия (Хакем) и Мудрый (Хаким), всеми своими гранями и темами он даёт урок святой мудрости и мудрых истин Корана, являющихся отражениями имён Судия и Мудрый в зеркале порядка и гармонии Вселенной. Его предмет разговора и вывод – мудрость Корана.

Второй признак. Первый аят, образуя тысяча триста двадцать два, по абджаду точно совпадает с годом, когда автор “Рисале-и Нур” поднял голову от прикладных наук и, обратившись к коранической мудрости, принял положение служителя Корана, после чего, через год, отправился в Стамбул и начал свою духовную борьбу.

Второй аят, образуя по джифру тысяча триста два, точным совпадением с годом, когда автор “Рисале-и Нур” получал урок Корана, косвенно смотрит на “Расаили’н-Нур”, являющийся его (Корана) ярким подтверждением.

Третий же аят, поскольку образует тысяча триста тридцать восемь, то полным совпадением, косвенно смотрит на год, когда автор “Рисалеи’н-Нур”, противостоя европейским мыслителям, способный блестящим образом показать и таким образом показывающий мудрость Корана, защищал её на посту в “Доме мудрости Ислама” при управлении Шейх’уль-Ислама и даже на шесть вопросов английского первосвященника, ждущего ответа из шестиста слов, ответил шестью словами, а также, уединившись, с полным усердием начал заимствовать из коранических вдохновений темы “Рисале-и Нур”.

ТРИНАДЦАТЫЙ АЯТ: Из суры “Семья Имрана”:

وَمَا يَعْلَمُ تَاْوٖيلَهُ اِلَّا اللّٰهُ وَالرَّاسِخُونَ فِى الْعِلْمِ

Не знает его толкования никто, кроме Аллаха и те, кто тверды в знании…” (Коран 3:7).

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АЯТ: Из суры “Женщины”:

لٰكِنِ الرَّاسِخُونَ فِى الْعِلْمِ مِنْهُمْ

Но твёрдые в знании из них” (Коран 4:162).

Эти два аята особым образом обращены и к этому веку.

Смысл первого из них показывает следующее:

В то время, когда заблудшие будут стараться ошибочными объяснениями исказить иносказательные аллегории Корана и распространить свои сомнения, некая группа, обладающая твёрдостью в знании, показав истинные толкования этих коранических аллегорий и веруя, устранит эти сомнения. У этого совокупного смысла в каждов веке есть соответствующие единицы. Копившиеся более тысячи лет европейские возражения и сомнения против Корана, найдя посредством мировой войны путь в исламском мире, распространились в нём. Некоторые из этих сомнений возникли, облачившись в научную форму. Поскольку видно, что в это время такие сомнения и возражения устраняет в первую очередь “Рисале-и Нур” и его ученики. И так как этот аят обращён и к этому веку тоже, то косвенно он обращён и к “Рисале-и Нур” с его учениками. Вместе с тем, согласно учению последних учёных богословия (мутаахирин), после слов

اِلَّا اللّٰهُ Кроме Аллаха” остановка не делается. В таком случае, образуя по джифру, также как аят

اِنَّ الْاِنْسَانَ لَيَطْغٰى Человек восстаёт” (Коран 96:6) – число тысяча триста сорок четыре, он полностью совпадая с годом, когда “Рисале-и Нур” и его ученики бросились на арену духовной борьбы, берёт их в свои священные границы. И этим точным совпадением он смотрит на год, в котором повсюду распространилось “Десятое Слово”, являющееся самым мощным и блестящим доказательством Великого Воскресения, а также обрело известность “Двадцать пятое Слово”, повествующее о том, что Коран в сорока отношениях является чудом; и при этом точно совпадает с числом аята

اِنَّ الْاِنْسَانَ لَيَطْغٰى  Человек восстаёт” (Коран 96:6) Если же, как по мнению учёных раннего Ислама (саляфов), после слов

 اِلَّا اللّٰهُ  Кроме Аллаха” должна быть остановка, тогда, при подсчёте удвоенной ر в слове

 اَلرَّاسِخُونَ  Твёрдые в знании” как две ر , получается тысяча триста шестьдесят с лишним, что косвенно обращено к достоверным и твёрдым знаниям и вере учеников “Рисале-и Нур” через пятнадцать-двадцать лет. Если же удвоенную ر считать согласно основе, как одну ل и одну ر , тогда получится тысяча двести двенадцать, что полным совпадением обращено ко времени, когда полтора века назад Мавляна Халид Зульдженахейн с крепостью принесённого им блестящего знания истины рассеял появившиеся тогда в Индостане ложные толкования и сомнения, за сто лет взяв в круг своего наставничества и просветив более пятидесяти миллионов человек.

Второй же аят

اَلرَّاسِخُونَ فِى الْعِلْمِ مِنْهُمْ Твёрдые в знании из них” (Коран 4:162)

 – если удвоеннуюر считать согласно основе, как одну ل и одну ر , тогда по абджаду получится тысяча триста сорок четыре. Таким образом, как этот аят обращён к каждому веку, так и к этому веку он обращён особым знаком. И он указывает на некую группу, глубоко усердствующую в знании истины и имеющую сильную веру. И в этом тысяча триста сорок четвёртом году внешне не видно никого, кто бы в тяжёлых условиях стойко исполнял эту обязанность больше, чем “Рисале-и Нур” и его ученики. Следовательно, этот аят особо включает в свой священный круг и их.

ПЯТНАДЦАТЫЙ АЯТ

 يَا اَيُّهَا النَّاسُ قَدْ جَٓاءَكُمْ بُرْهَانٌ مِنْ رَبِّكُمْ وَاَنْزَلْنَا اِلَيْكُمْ نُورًا مُبٖينًا

О люди! К вам пришло доказательство от вашего Господа, и низвели Мы вам ясный свет” (Коран 4:174).

Данный аят обращается также и к этому веку. Потому что полностью – если не считать

 مُبٖينًا  Ясный” – образует тысяча триста шестьдесят с лишним. Если после слов

قَدْ جَٓاءَكُمْ  К вам пришло”.

– в словах   بُرْهَانٌДоказательство”  и

 نُورًا  Свет”  знаки танвина считать как “нун”, то получается тысяча триста десять. Следовательно, он обращается и к этому веку. И фраза

 قَدْ جَٓاءَكُمْ بُرْهَانٌ  К вам пришло доказательство” – явным совпадением с разницей в четыре единицы указывает на فرقان “Фуркан”, а также вторая фраза

اَنْزَلْنَا اِلَيْكُمْ نُورًا مُبٖينًاНизвели Мы вам ясный свет” – поскольку два танвина при остановках считаются как два “алифа”, то образуя пятьсот девяносто восемь, полностью совпадает с числом “Расаили’н-Нур” и “Рисалеи’н-Нур”, чем указывает, что он является блестящим и сильным доводом нашего времени того святого Божественного доказательства, косвенно сообщая, что одним из доказательств на земле того святого небесного доказательства является “Расаили’н-Нур”.

НАПОМИНАНИЕ. То, что в трёх названиях “Слов”: “Рисалеи’н-Нур”, “Расаили’н-Нур” и “Рисалету’н-Нур” удвоенная “нун” считается, как две “нун”, является наиболее используемым правилом джифра. Удвоенные буквы могут в некоторых случаях считаться, как одна, а иногда – как две.

ШЕСТНАДЦАТЫЙ АЯТ:

لِلَّذٖينَ اٰمَنُوا هُدًى وَ شِفَٓاءٌ

Для тех, которых уверовали, – руководство и врачевание” (Коран 41:44).

Этот целебный аят уже долгое время является исцелением и лекарством для моих болезней, и подобно этому, беря из “склянок” разных частей “Рисале-и Нур” целебные снадобья Мудрого Корана, являющегося великой Божественной аптекой, я нашёл наверное тысячу святых исцелений для тысячи своих духовных болезней, а также их нашли и ученики “Рисале-и Нур”. С ними исцелились многие из тех, кто охвачен вышедшей из трясины науки и философии, болезнью ереси, вылечить которую очень трудно.

Итак, в это время “Расаили’н-Нур” представляет собой некоторую часть склянок с целебными снадобьями Корана, являющегося лекарством для любой болезни. И сильным признаком того, что он выступает в качестве одного из предметов внимания этого аята служит то, что по системе джифра этот аят образует число тысяча триста сорок шесть, что полностью совпадает с годом целительного распространения “Расаили’н-Нур” и написания необычайной брошюры под названием “Чудеса Ахмада (Мир Ему и Благо)”. Это совпадение и усиливает смысловую связь, и с ней укрепляется, и от косвенного признака восходит до степени указания.

СЕМНАДЦАТЫЙ АЯТ

فَاِنْ تَوَلَّوْا فَقُلْ حَسْبِىَ اللّٰهُ لَٓا اِلٰهَ اِلَّا هُوَ عَلَيْهِ تَوَكَّلْتُ

А если они отвернутся, то скажи: “Довольно мне Аллаха! Нет божества, кроме Него; на Него я положился..” (Коран 9:129).

Из этого аята фраза:

 قُلْ حَسْبِىَ اللّٰهُ لَٓا اِلٰهَ اِلَّا هُوَ عَلَيْهِ تَوَكَّلْتُ

Скажи: “Довольно мне Аллаха! Нет божества, кроме Него; на Него я положился”.

– если удвоенные “лям” считать по одной “лям” и удвоенную “кяф” – как одну “кяф”, то, образуя тысяча триста двадцать девять, полностью совпадает со временем написания в начале Первой Мировой Войны начальной книги “Рисале-и Нур” – тафсира “Ишарат’уль-Иджаз”; а вместе с тем, если удвоенную “кяф” считать, как две “кяф”, то получится тысяча триста сорок девять, что полностью совпадает со временем, когда в сотрясениях, принесённых мировой войной, книги “Рисале-и Нур”, говоря 

 حَسْبِىَ اللّٰهُ‌ Довольно мне Аллаха” нигде не встречая поддержки мирских людей и даже наоборот, будучи мишенью их нападок, не робея, в одиночку преодолевая трудности, распространили сияния Корана. И это, конечно, не может быть случайным в аятах, которые во всех отношениях является самим сознанием. Скорее, подобные этому аяты особо смотрят также и на этот век, являющийся самым сложным временем, и особо благоволя некоторой части своих учеников, избравших эти аяты своим путеводителем, тем самым подбадривают их.

В этом аяте, также как и в предыдущих, смысловой связи внешне не прослеживается, однако, в некотором отношении у них есть своеобразная взаимосвязь с “Рисале-и Нур”. А именно: уже тринадцать лет(*) этот аят является особым вирдом автора “Рисале-и Нур”, а после и его близких учеников, повторяемым ими после вечернего намаза. И полностью удостоившись смысла этого аята в наше время, и не взирая на то, что все отошли от них, среди великих трудностей говоря

 حَسْبِىَ اللّٰهُ‌ Довольно мне Аллаха” с упованием распространяют свет веры и тайны Корана, спасая верующих от отчаяния, сейчас в первую очередь “Рисале-и Нур” и его ученики.


* Примечание: Согласно времени написания.

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АЯТ:

 اِنَّ حِزْبَ اللّٰهِ هُمُ الْغَالِبُونَ

Ведь партия Аллаха – они победят” (Коран 5:56).

Своим смыслом этот аят, для того чтобы устранить отчаяние, исходящее от внешней побеждённости “людей Аллаха”, даёт святое утешение и сообщает, что в действительности и в результате побеждают являющиеся “людми Аллаха” “люди Корана”. И поскольку в этом веку из бесчисленных единиц “людей Корана” себя проявили ученики “Рисале-и Нур”, то в качестве признака их особого вхождения в совокупный смысл этого аята, своим числом по джифру, равным тысяча трёмстам пятидесяти, он полностью совпадает с тысяча триста пятидесятым, пятьдесят первым и пятьдесят вторым годами (по Руми), когда ученики “Расаили’н-Нур”, будучи внешне побеждёнными и через год заключёнными под стражу, выстояли и духовно победили, проявив искренность и духовную силу, которые сорвали ужасный план по их уничтожению. И это совпадение, конечно, является милосердным, утешительным знаком Корана.

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ АЯТ:

 وَ الَّذٖينَ اٰمَنُوا مَعَهُ نُورُهُمْ يَسْعٰى بَيْنَ اَيْدٖيهِمْ وَ بِاَيْمَانِهِمْ يَقُولُونَ رَبَّنَٓا اَتْمِمْ لَنَا نُورَنَا وَ اغْفِرْلَنَا

И тех, которые уверовали с ним; свет их идёт пред ними и с их десниц. Они говорят: «Господи наш! Заверши нам свет наш и прости нам»” (Коран 66:8).

Из уровней всех смыслов этого аята один указательный уровень обращён также и к этому веку. Потому что фраза:

 يَقُولُونَ رَبَّنَا اَتْمِمْ لَنَا نُورَنَا

Они говорят: «Господи наш! Заверши нам свет наш»”.

– имеет и сильную связь по смыслу, и по джифру, образуя тысяча триста двадцать шесть. Поскольку в скором после этой даты времени, спасаясь от мраков бурь и войн сотрясающих всё вокруг, рождённых революцией свободы той поры, среди ищущих свет верующих появятся ученики “Рисале-и Нур”, то это намекает на то, что одними из множества единиц этого аята являются они. Словосочетание

 وَاغْفِرْلَنَا  И прости нам” – обращено к тысяча триста шестидесятому году. Следовательно, через пять-шесть лет начнётся пора мольбы о прощении. И это косвенно намекает, что ученики “Рисале-и Нур” преподадут тогда урок этой мольбы.

ДВАДЦАТЫЙ АЯТ:

وَ نُنَزِّلُ مِنَ الْقُرْاٰنِ مَا هُوَ شِفَٓاءٌ وَ رَحْمَةٌ لِلْمُؤْمِنٖينَ

И Мы низводим из Корана то, что бывает исцелением и милостью для верующих” (Коран 17:82).

Подобно тому, как этот аят ясно обращён к низведению Корана во время Века Счастья, так и своим указательным смыслом он обращён к другим векам. И он указывает на целебный свет, который в виде вдохновения приходит с небес Корана. Итак, “Рисалету’н-Нур”, заимствованный прямо и непосредственно от света и благодати целителя сердец – Мудрого Корана, по моему многократному опыту, стал лекарством для всех моих духовных болезней, и это также на собственном опыте подтверждают ученики “Расаили’н-Нур”. А значит “Расаили’н-Нур” входит в указательный смысл этого аята. И в качестве признака этого вхождения, фраза:

مَا هُوَ شِفَٓاءٌ وَ رَحْمَةٌ لِلْمُؤْمِنٖينَ

То, что бывает исцелением и милостью для верующих”.

– по джифру образует тысячу триста тридцать девять. А поскольку в том же году начал своё появление на свет вдохновлённый Кораном “Расаили’н-Нур”, будучи лекарством для страшных духовных болезней этого века, то это меня убеждает в том, что данный аят указывает на него особо. Я написал своё убеждение, а против убеждения не возражают.

ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ АЯТ, А ТОЧНЕЕ АЯТЫ:

 قُلْ اِنَّنٖى هَدٰينٖى رَبّٖٓى اِلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ ۞ وَ هَدٰيهُ اِلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ

Скажи: “Поистине, Господь вывел меня на прямой путь” (Коран 6:161). “И повёл его на прямой путь” (Коран 16:121).

Восемь-девять аятов привлекают взгляды к “Прямому пути”. И для того, чтобы найти этот правильный, верный путь, постоянно исходящие от света Корана сияния в каждом веку рассеют его мраки и осветят прямой путь; и поскольку в этом ужасном и бурном веку видно, что этот верный путь безошибочным образом до сих пор показывает в первую очередь “Рисалету’н-Нур”, и это словосочетание “Сырат’ы-Мустакым” (“Прямой путь”), по джифру, если танвин считать, как “нун” – образует тысячу, а без знака “мадды” получается девятьсот девяносто девять, что с разницей в одну или две единицы(*) совпадает с числом “Рисалету’н-Нур”, равным девятьсот девяносто восемь. Таким образом слова “Сырат’и-Мустакым” в восьми-девяти аятах, подобно этим двум аятам, косвенно указывают на то, что “Рисалету’н-Нур” особым образом входит в число единиц “Прямого пути”, а также указывают на его прямоту. Если в слове

صِرَاطٍ  Прямой путь” танвин не считать, а в слове

اَلنُّورِ  Свет” удвоенную “нун” считать, как одну “нун”, то вновь выходит совпадение.

И подобно тому, как этот аят по имени обращён к “Рисалеи’н-Нур”, также он обращён и ко времени его подготовки. Потому что фраза:

 هَدٰينٖى رَبّٖٓى اِلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ

Господь вывел меня на прямой путь” (Коран 6:161).

– по джифру образует число тысяча триста шестнадцать, что полностью совпадает с самым жарким годом, когда автор “Рисалету’н-Нур” непроизвольно занимался подготовкой “Нура” и все свои знания сделал ступеньками к пониманию Корана. И это совпадение, конечно, укрепляя предыдущие указания, и подкрепляясь ими, косвенно, а скорее знаково включает “Рисалету’н-Нур” в священный круг данного аята…


* Примечание: То есть, это является указанием на то, что “Рисалету’н-Нур” находится на второй или третьей степени. Он – не откровение, а вдохновение и вывод.

Заслуживающее внимания и важное совпадение состоит в следующем:

В тысяча триста шестнадцатом году автор “Рисалету’н-Нур” пережил серьёзную революцию мысли. А именно:

В то время различными науками он интересовался, изучал их и учил им других лишь для того, чтобы просветиться знанием. Однако, вдруг, в том году, через покойного губернатора Тахира Пашу он узнал, что Европа задумала ужасное покушение против Корана. И даже в одной газете английский министр по колониям сказал:

“Пока этот Коран находится в руках мусульман, мы не можем стать их настоящими правителями. Мы должны постараться искоренить его.”

Услышав это, он встрепенулся. Вдруг, духовно послушав повеление

فَاَعْرِضْ عَنْهُمْ  Отвернись от них” (Коран 4:63 и др.) по джифру образующее тысяча триста шестнадцать, с неким переворотом мысли его интересы изменились. Делая все изученные им разнообразные науки ступенями для понимания Корана и доказательства его истин, он осознал своей целью, смыслом своих знаний и результатом жизни только лишь Коран. И духовное чудо красноречия Корана стало его путеводителем, учителем и наставником. Однако, к сожалению, в это молодое время, по причине многих обманчивых напастей, на деле он не смог заняться этой обязанностью. Через некоторое время суматоха и грохот мировой войны пробудили его. Та твёрдая идея ожила и начала переход от замысла к делу.

Итак, на этот тысяча триста шестнадцатый год, с которым и он, и “Рисалету’н-Нур” имеют много связей, объединяясь, смотрят многие аяты. Например, подобно тому, как аят:

هَدٰينٖى رَبّٖٓى اِلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ  Господь вывел меня на прямой путь” (Коран 6:161).

– указывает на него поным совпадением. Точно также и такой известный аят, как: 

اِنَّ رَبّٖى عَلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيم  Поистине, Господь мой – на прямом пути!” (Коран 11:56) – по джифру, если удвоенную “нун” считать, как одну “нун”, и не считать танвин, то образует тысяча триста шестнадцать, что также полностью указывает на этот год. И также как нижеследующие аяты в семи-восьми сурах и имеющиеся в этих аятах словосочетания “Сырат-ы Мустакым” совпадают с названием “Рисалету’н-Нур”, и при этом часть из них, подобно двум вышеупомянутым аятам, показывают время написания “Рисалету’н-Нур”. Точно также и семь раз святая фраза

تِلْكَ اٰيَاتُ الْكِتَابِ Это – знамения Книги” (Коран 10:1; 12:1; 13:1; 15:1; 26:2; 28:2; 31:2) – стоящая в начале семи сур, образуя по джифру число тысяча триста шестнадцать или семнадцать, полным совпадением указывает на тот же тысяча триста шестнадцатый год. И подобно этому, аят

طٰسٓ تِلْكَ اٰيَاتُ الْقُرْاٰن  Та син. Это – знамения Корана” (Коран 27:1) – точно образуя тысяча триста шестнадцать, вновь совпадением указывает на это же время. Словно, как в Век Счастья, для того, чтобы глазам показать признаки и доводы истин веры в Коране, а также доказательства и аргументы утверждений этой Ясной Книги, Коран Превосходно Излагающий с повторами объявляет своими повелениями:

تِلْكَ اٰيَاتُ الْكِتَابِ ۞ تِلْكَ اٰيَاتُ الْكِتَابِ ۞ تِلْكَ اٰيَاتُ الْقُرْاٰنِ

Это – знамения Книги”, “Это – знамения Книги”, “Это – знамения Корана”.

Также и в этом ужасном веке, повторяя повеление

تِلْكَ اٰيَاتُ الْكِتَابِ Это – знамения Книги” (Коран 10:1; 12:1; 13:1; 15:1; 26:2; 28:2; 31:2)  – неким указательным смыслом аяты показывают “Расаили’н-Нур”, являющийся аргументацией аятов Фуркана, знамением справедливости, доводом правды и доказательством, что они (аяты Корана) являются истинным Словом Аллаха, косвенным смыслом говоря, что “это знамения аятов”, имея в виду их доказательства, признаки и аргументы. Таким образом эти аяты, ради Корана, привлекают внимание к этому веку и к имеющемуся в нём “Расаили’н-Нуру”, в чём я уверен.

Да, такие единогласные указания аятов Корана их двадцатью сторонами и двадцатью пальцами на одно и то же дают мне убеждение в степени очевидности. Что скажет об этом единогласии тот, кто не разделяет моего убеждения? И что он может сказать? Какая сила может разрушить это единство? Если у кого-то есть сомнения в том, что “Расаили’н-Нур” является предметом особого внимания относящихся к этому веку указаний Корана, пусть посмотрит “Двадцать пятое Слово” под названием “Чудеса Корана”, доказывающее, что Коран в сорока отношениях является чудом, а также на второй раздел “Двадцатого Слова” и на касающиеся воскресения из мёртвых “Десятое” и “Двадцать девятое Слова”. Если его сомнения не исчезнут, то пусть придёт и ткнёт мне пальцами в глаза.

ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ АЯТ И АЯТЫ

Это священное объявление

تِلْكَ اٰيَاتُ الْكِتَابِ Это – знамения Книги” (Коран 10:1; 12:1; 13:1; 15:1; 26:2; 28:2; 31:2)  стоящее в началах сур Йунус, Йусуф, Гром, Хиджр, Поэты, Рассказ и Лукман. Его смысловая связь была в некоторой степени изложена в заключении “Двадцать первого аята”. По джифру же в этом аяте три ت дают тысяча двести, две ك и две ل дают сто, в суме получается тысяча триста. Плюс одна ى , одна ب и четыре или пять ا , итого получается тысяча триста шестнадцать или семнадцать, что полностью совпадает со временем революции мысли автора “Рисале-и Нур”, когда все разнообразные науки он сделал ступенями для подъёма к истинам Корана. Тем самым опираясь на силу смысловой связи этого совпадения, мы говорим:

Это совпадение обозначает, что в этом веку называемые “Расаили’н-Нур” тридцать три “Слова”, тридцать три “Письма” и тридцать одно “Сияние” являются знамениями аятов Ясной Книги. То есть, являются подтверждениями их истин и доказательствами того, что они верны и справедливы. И являются очень сильными аргументами истин веры, содержащихся в этих аятах. И интуитивным указанием святого слова 398تِلْكَговоря, мол это доказательства, достойные такого указания, которое передаёт явность в степени очевидности, косвенно включает “Расаили’н-Нур” в качестве особой единицы и предмета внимания, большого круга указательного смысла этого аята.

Вывод. Подобно тому, как содержащийся в этом аяте указательный смысл, став семью указаниями семи сур, восходит до степени аргумента, а скорее до явного свидетельства. И точно также намёк словосочетания

صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ Прямой путь” находясь в семи-восьми сурах, становится семью-восемью намёками и возводится до степени указания, аргумента и даже явного свидетельства.

НАПОМИНАНИЕ. Для необременительности были записаны только указания, сразу пришедшие на память. Чтобы не появилось неестественности, многие указания тридцати трёх указывающих аятов не были отмечены.

ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ АЯТ:

 عَسٰى رَبُّنَا اَنْ يُبْدِلَنَا خَيْرًا Может быть, Господь наш заменит нам его лучшим” (Коран 68:32). Этот аят, также, как он обращён к каждому веку, так он обращён и к этому времени. И среди тех, кто в этом веке попал в похожие на кошмарный сон бедствия и просит своего Милосердного Господа сменить их на благо, особо отмечены ученики “Расаили’н-Нур”, признаком чего является следующее:

В тысяча триста сорок пятом, который выходит при подсчёте этого аята по джифру, были написаны важные брошюры, а вместе с тем подготовились к свершению необычайные события,.. и в деревне Барла, являющейся центром распространения “Расаили’н-Нур”, его автору были причинены большие, чем в иное время, притеснения. Особенно, когда стали притеснять его маленькую мечеть, ученики “Расаили’н-Нур”, обращаясь с сильной мольбой к Божественной Обители, просили: “О Господи! Смени этот страшный сон на благо”. Противостоя всеобщему отчаянию, они с сильной надеждой и верой укрепляли духовную силу мусульман. Касательно этого аята лишь столько пришло на память сразу. Иначе, у него есть ещё много секретов. Не желая обременять, я сократил.

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТЫЙ АЯТ И АЯТЫ

Это стоящие в началах сур “Толпы”, “Пески” и “Коленопреклонённые” великие аяты:

تَنْزٖيلُ الْكِتَابِ مِنَ اللّٰهِ الْعَزٖيزِ الْحَكٖيمِ

Ниспослание Книги от Аллаха Славного, Мудрого” (Коран 39:1; 45:2; 46:2).

Эти аяты, также как и аяты двадцать второго пункта, косвенным смыслом обращены к “Рисалету’н-Нур”, к его названию, написанию и распространению.

ВАЖНОЕ НАПОМИНАНИЕ ПЕРЕД ОБЪЯСНЕНИЕМ

(Здесь будет изложено четыре-пять необходимых пунктов)

Первый пункт. Как передаётся в хадисе, “Каждый аят обладает внешним (захир), внутренним (батын), предельным (хадд) и относящимся к божественному замыслу (муттала’) уровнем смысла. У каждого из этих четырёх уровней имеются, называемые в хадисе второстепенные части, указания и ответвления”. И согласно постановлению данного хадиса, то, что этот святой аят, ниспосланный в отношении Корана, с некого своего второстепенного уровня и неким указательным смыслом обращён к тафсиру, имеющему с Кораном очень сильную связь, совершенно не вредит его свойству. Наоборот, это является необходимостью духовного чуда языка сокровенного.

Второй пункт. Каждый, кто читает “Рисалету’н-Нур”, подтвердит, что одной из единиц в совокупности указательного смысла одного смыслового уровня, проявившейся в этом веке и имеющей очень сильную смысловую связь является “Рисалету’н-Нур”. Да, беря в свидетели избранных учеников “Рисалету’н-Нур”, я говорю:

Рисалету’н-Нур” не взят, подобно остальным произведениям, из разных наук, знаний и других книг. У него нет другого источника, кроме Корана. У него нет другого учителя, кроме Корана. Кроме Корана у него нет другого места обращения. Когда он писался, у его автора не было при себе ни одной книги. Он вдохновлён непосредственно светом Корана и нисходит с его небес, со звёзд его аятов.

Третий пункт. Поскольку “Расаили’н-Нур” от начала до конца удостоен имён Мудрый и Милосердный, то связанность концовок этих трёх аятов с именем Мудрый, а ниже следующего – двадцать пятого аята – с именами Милостивый и Милосердный серьёзно укрепляет эту смысловую связь. Итак, исходя из этой сильной смысловой связи, мы говорим, что подобно тому, как явным смыслом слов

تَنْزٖيلُ الْكِتَابِ Ниспослание Книги” – является ниспослание Ясной Книги во время века счастья в виде откровения, так и, говоря указательным смыслом о том, что в каждом веке с тронного уровня этой Ясной Книги и от её духовного чуда, путями вдохновения и просвещения нисходят и низводятся её скрытые истины и доказательства её положений, они с особым благословлением берут под своё покровительственное крыло и в свои священные границы одного своего ученика и одно своё сияние из этого века.

Четвёртый пункт. Итак, то что вышеупомянутые в этой брошюре тридцать три известных аята объединённо и серьезно, по смыслу и по джифру указывают на “Расаили’н-Нур”, а в самом начале аят “Нур” указывает на него десятью пальцами, имеет место по известному научному закону, который с давних пор популярен между богословами и среди литераторов, а также является реальным средством вывода смыслов, и который писатели даже использовали в отношении частных дат и в надписании могильных камней. Если в этот закон не вмешалась искусственность, то он может быть знаком сокровенного. Если же это сделано искусственно и намеренно, то остаётся только изящество, тонкость и красота речи.

Да, писатели, подражая ему в своих личных и частных датах, украсили свою речь; и что касается указаний по системе абджад, являющейся самым основательным правилом и важным ключом науки джифра, то единогласие и единение указаний и совпадений в отношении “Рисалеи’н-Нур” стольких известных аятов Корана, являющегося во всех отношениях самим сознанием, самим знанием, чистой волей, не имеющим ничего случайного и лишнего, – это явное свидетельство приемлемости данного произведения. И это некая подпись под его справедливостью, и благое знамение для его учеников.

Пятый пункт. Есть очень много аргументов того, что этот подсчёт по абджаду является приемлемым и всеобщим научным правилом и литературным законом. В качестве примера мы изложим здесь лишь пять-шесть из них.

Первый. Однажды некоторые ученые из Сынов Израиля, услышав такие отдельные буквы, стоящие в началах сур, как:

اٰلٓمٓ ۞ كٓهٰيٰعٓصٓ согласно подсчёту джифра сказали Пророку (Мир Ему и Благо):

“О Мухаммад! Срок твоей уммы мал”.

Он же им ответил:

“Не мал”. – Прочитал другие буквы в началах других сур и сказал: “Ещё есть” – и они же замолчали.

Второй. Самая известная касыда Али (да будет доволен им Аллах) – Джальджалютия – от начала до конца написана в неком виде подсчёта по джифру и абджаду и таким же образом напечатана в типографиях.

Третий. Такие занятые тайнами сокровенного личности, как Джафар-и Садык и Мухйиддин Араби (да будет доволен ими Аллах), трудящиеся над наукой тайн букв, приняли эту систему абджада, как некое правило сокровенного и как некий ключ.

Четвёртый. Высокие литераторы приняв эту систему, как некий литературный закон изящности, используют её с давних времён. Хотя произвольности, деланности и подражания быть не должно, они намеренным и искусственным образом подделывают эти ключи сокровенного.

Пятый. У учёных математических наук самые красивые и кажущиеся простонародью чудесными законы и правила связи чисел относятся к разновидности этого подсчёта совпадений. Даже в природе вещей Мудрый Создатель сделал этот совпадающий счёт неким правилом порядка, неким законом единства и гармонии, некой основой соразмерности и согласованности, неким порядком красоты и стройности. Например, подобно тому, как пальцы, жилы, кости и даже клетки двух рук и двух ног по счёту совпадают друг с другом. Также и это дерево весной совпадает с другими вёснами цветами, листьями и плодами, а также совпадение с небольшой разницей этой весны с прошлой весной, и совпадения будущих вёсен с прошлыми вёснами с небольшой таинственной разницей, показывающей Божественный выбор и волю, – всё это является сильным свидетельством говорящим о единственности Мудрого, Прекрасного Творца.

Итак, поскольку эти совпадения в системе джифра и абджада являются научным законом, математическим правилом, естественным порядком, литературной основой и неким ключом сокровенного… Конечно, использование и применение этого закона совпадений в своих указаниях Кораном-Превосходно Излагающим, являющимся источником знаний и наук, залежью тайн, выразителем сотворённых знамений естества, великим чудом литературы и языком сокровенного, является необходимостью его чуда.

(Напоминание закончено, теперь переходим к теме)

Стоящие в началах сур “Толпы”, “Коленопреклонённые” и “Пески” аяты:

تَنْزٖيلُ الْكِتَابِ مِنَ اللّٰهِ الْعَزٖيزِ الْحَكٖيمِ 

Ниспослание Книги от Аллаха Славного, Знающего” (Коран 40:2).

Поскольку во втором пункте вышеизложенного напоминания их духовно-смысловая связь была показана, то здесь мы расскажем только о знаках по джифру. Итак:

Две ت образуют восемьсот, две ن – сто, две م – восемьдесят, две ك – сорок, три ز – двадцать один, три ى – тридцать, одна ب и одна ح – десять, Слово Аллах – шестьдесят семь, одна ع – семьдесят, четыре ل и четыре ا – сто двадцать четыре, что в сумме получается тысяча триста сорок два, привлекая внимание к этому году этого века, а вместе с тем указывая пальцем на некий “Свет”, сильно связанный с ниспосланием Корана. И то, что немного после этого времени вышли в свет и распространились такие самые светлые части “Рисалету’н-Нур”, как “Чудеса Ахмада”, “Двадцатое и Двадцать четвёртое Письма”, а также то, что в сорок втором были опубликованы “Десятое Слово”, касающееся воскресения из мёртвых, и доказывающая сорок сторон чуда Корана брошюра “Чудеса Корана”, которые необыкновенно распространились в сорок шестом, является сильным признаком того, что этот аят благоволит им неким особым образом.

И подобно тому, как эти аяты указывают на написание и распространение, также и только словосочетание

تَنْزٖيلُ الْكِتَابِ  Ниспослание Книги”, с очень незначительной разницей совпадая с названием “Рисалету’н-Нур” – если удвоенную ن считать, как одну ن – косвенно обращено к нему, принимая его к себе. Потому что слова

تَنْزٖيلُ الْكِتَابِ  Ниспослание Книги” образуя девятьсот пятьдесят один с таинственной разницей в три единицы, совпадением обращены к числу “Рисалету’н-Нур”, равному девятьсот сорок восемь.

Вдруг на память пришло следующее:

Секрет разницы этих трёх единиц состоит в том, что степень “Рисалету’н-Нур” третья. То есть, это не откровение, и не может им быть. И в общем виде и не вдохновение тоже. Точнее, большей частью, это пришедшие в сердце с просвещением и помощью Корана идеи и выводы из него. Привлекает внимание, то что в суре “Верующий”,

где находится первый حٰمٓ , аят

تَنْزٖيلُ الْكِتَابِ مِنَ اللّٰهِ الْعَزٖيزِ الْعَلٖيمِ Ниспослание Книги от Аллаха Славного, Знающего” (Коран 40:2) – по джифру, подобно некоторым важным аятам, обращён к тысяча триста семидесятому году. Интересно, или через пятнадцать-двадцать лет появится какой-то другой свет Корана, или с необычайным раскрытием “Расаили’н-Нур”, произойдёт некая победа. Поскольку этого я не знаю, то не могу открыть эти двери.

ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ АЯТ:

Это святой аят:

حٰمٓ ۞ تَنْزٖيلٌ مِنَ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ Ха ми́м. Ниспослание – от Милостивого, Милосердного” (Коран 41:1-2). Связь указательного смысла этого аята с “Расаили’н-Нур” очень сильна. Одна из её сторон такова:

Принцип “Рисалету’н-Нур” и его учеников стоит на четырёх основах.

Первая основа – это размышление. Оно обращено к имени Мудрый.

Ещё одна основа – сострадание; чувствовать бескрайнюю нужду, что обращено к именам Милостивый и Милосердный.

И также как этот аят указывает совпадением на дату написания и расцвета “Расаили’н-Нур”, также и словом

 تَنْزٖيلٌ Ниспослание” – поскольку оно не является местом остановки, то танвин считается как “нун” – образуя пятьсот сорок семь, что с очень незначительной и таинственной разницей в одну или две единицы совпадает с числами второго и третьего названия “Слов” – “Расаили’н-Нур” и “Рисале-и Нур”, равными пятьсот сорок восемь или пятьсот сорок девять, если удвоенную “нун” считать как одну “нун”. Таким образом это слово косвенно обращено к этому произведению, беря его в свой круг.

И по джифру аят

حٰمٓ ۞ تَنْزٖيلٌ مِنَ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ Ниспослание” – с одной стороны, то есть, если танвин считать как “нун”, и две удвоенные ر , согласно основе считать как ل , а буквы حٰمٓ , حَامٖيمْ – считать согласно их произношению, то образуется число тысяча триста пятьдесят четыре или пятьдесят пять. И с другой стороны, то есть, если танвин не считать, то будет тысяча триста четыре; с третьей стороны, то есть, если не произносимые две ل не войдут в подсчёт, то получится тысяча двести девяносто четыре.

С первой стороны эта дата арабского календаря – тысяча триста пятьдесят пятый и пятьдесят четвёртый – полностью совпадает со временем, когда “Расаили’н-Нур” в некоторой степени усовершенствовался в своём написании, обрёл необыкновенную значимость, попал в бури, и его ученики нуждались в неком святом утешении, и когда было написано состоящее из тридцати одного “Сияния” “Тридцать первое Письмо”, и появилось “Тридцать Первое Сияние” этого “Письма”, и в этом “Сиянии” был написан “Первый Луч”, и в двадцати девяти положениях этого “Луча” были выведены указания тридцати трёх аятов на “Рисале-и Нур”, и когда в это время пишется знак этого, двадцать пятого аята, полностью совпадая прямо с этой минутой и с этим состоянием. И это совпадение вполне приличествует духовному чуду красноречия Корана, оно очень красиво и радующе.

Со второй стороны, то есть числом тысяча триста четыре этот аят прямо совпадает со временем, когда выразитель “Рисале-и Нур” выговаривал начальное “Бисмилля” у истоков знаний, являющихся ступеньками к “Рисале-и Нур”, и произносил “Бисмилля” у начал “Нура”, и читал

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!” в Фатихе своей научной жизни. И, указывая этим совпадением на то время, он поглаживает его по спине и косвенно говорит: “Давай, иди, благополучно трудись”.

С третьей стороны, то есть числом по джирфру тысяча двести девяносто три или четыре, полным совпадением с начальным “Бисмилля” мирской жизни этого выразителя, аят намекает и косвенно великодушно сообщает, что, несмотря на многие страшные бури и суматошность в его жизни, будучи постоянно удостоенным имён Милостивый и Милосердный, он будет с милостью храним и с милосердием воспитан. Таким образом, этот аят показывает один луч предсказания будущего из духовного чуда Корана.

ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ АЯТ:

Это аят суры Худ

وَاَمَّا الَّذٖينَ سُعِدُوا فَفِى الْجَنَّةِ А те, которые достигли счастья, – в Раю” (Коран 11:108) – идущий через две строки после аята

 فَمِنْهُمْ شَقِىٌّ وَ سَعٖيدٌ Из них будут и несчастный и счастливый” (Коран 11:105). Если удвоенные م , ل и ن этого аята считать по две, и так как в слове 

 اَلْجَنَّةِ Раю” при остановке ةпереходит в ه , то по джифру получается тысяча триста пятьдесят два, что полностью совпадает с тысяча триста пятьдесят вторым годом, являющемся самым безнадёжным и бедственным временем для учеников “Расаили’н-Нур”. Таким образом неся им в том их горьком состоянии, святую, небесную благую весть и утешение. И смысловая связь этого аята была изложена в нескольких брошюрах, то есть, в караматах Али и Гауса Гейляни.

В словосочетании

 وَاَمَّا الَّذٖينَ سُعِدُوا А те, которые достигли счастья”, слово

 سُعِدُوا  Достигли счастья”, стоя на странице Корана точно параллельно и друг под другом со словом

 سَعٖيدٌ Счастливый” из словосочетания

 فَمِنْهُمْ شَقِىٌّ وَ سَعٖيدٌ Из них будут и несчастный и счастливый” (Коран 11:105) прибавляет этому совпадению ещё больше изящества. Знаком полного совпадения этот аят указывает на то, что в этом веку, в тысяча пятьдесят втором году имеются такие очень нуждающиеся в утешении единицы его большого и весьма широкого священного смысла, как ученики “Рисале-и Нур”.

Если после слов 

فَفِى الْجَنَّةِ в Раю” остановки не будет, и они свяжутся со словом

 خَالِدٖينَ Пребывать”, тогда ة не может читаться, как ه . Однако, в таком случае получается ещё более изящное утешительное совпадение. Потому что словосочетание

 وَاَمَّا الَّذٖينَ سُعِدُوا А те, которые достигли счастья”, согласно правилу синтаксиса, является подлежащим. Словосочетание же

 فَفِى الْجَنَّةِ خَالِدٖينَ  В Раю пребывая”  – сказуемое. Это сказуемое, образуя по джифру число тысяча триста сорок девять, радующе сообщает намёком о тысяча триста сорок девятом годе. И указательным смыслом, с совпадением по джифру сообщает, что среди служителей Корана, находящихся в том году, одна группа является обитателями Рая и носителями счастья. И поскольку в том году ученики “Рисале-и Нур” проделали необыкновенное служение в пользу Корана и провели большую просветительскую работу, были написаны очень важные брошюры, а также со стороны их врагов проявились признаки подготовки свалившегося на нас сейчас бедствия, то, конечно, эта косвенная, утешительная благая весть Корана в отношении этой даты в первую очередь обращена к ним.

Да, если в словах  فَفِى الْجَنَّةِ خَالِدٖينَВ Раю пребывая” удвоенную ن считать, как одну ن – то: ت даёт четыреста, خ – шестьсот, получается тысяча. Две ن – сто, одна ى , две ف и одна ل – двести; другая ل – тридцать, вторая ى – десять, два ا – два, одна ج – три, одна د – четыре, образуя вместе сорок девять. Общая сумма выходит тысяча триста сорок девять. То, что эта радостная весть Корана одной из тысяч своих сторон касается нас – ценнее тысячи сокровищниц. Благовестником этой радостной вести стал вещий сон, увиденный год назад. А именно, за месяц до событий, обрушившихся на нас в Испарте, одному человеку во сне было сказано:

Ученики “Расаили’н-Нур” войдут в могилу с верой, без веры не умрут.”

Тогда мы очень обрадовались этому сну. Значит, эта благая весть была благовестником той благой вести Корана.(*)

ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЙ АЯТ:

Это аят суры “Ряды”:

 يُرٖيدُونَ لِيُطْفِؤُا نُورَ اللّٰهِ بِاَفْوَاهِهِمْ وَاللّٰهُ مُتِمُّ نُورِهٖ وَلَوْ كَرِهَ الْكَافِرُونَ

Они хотят затушить свет Аллаха своими устами, а Аллах завершает Свой свет, хотя бы и ненавистно это было неверным” (Коран 61:8).

В этом аяте фраза:

نُورَ اللّٰهِ بِاَفْوَاهِهِمْ وَاللّٰهُ مُتِمُّ نُورِهٖ

Свет Аллаха своими устами, а Аллах завершает Свой свет” (Коран 61:8).

– по джифру образует тысячу триста шестнадцать или семнадцать. Это число же, как говорилось в заключении вышестоящего Двадцать первого аята, в теме о революции мысли, соответствует году, когда один европейский министр по делам колоний старался погасить свет Корана, а также автор “Расаили’н-Нур”, противостоя ему в следствии той революции мысли, в том же году принялся за усиление этого света. А также в семи сурах семь раз аят

تِلْكَ اٰيَاتُ الْكِتَابِ Это – знамения Книги” (Коран 10:1; 12:1; 13:1; 15:1; 26:2; 28:2; 31:2) – также указывает на то время,

и

طٰسٓ تِلْكَ اٰيَاتُ الْقُرْاٰنِ Та син. Это – знамения Корана” (Коран 27:1) также указывает на то время, и

هَدٰينٖى رَبّٖٓى اِلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ Господь вывел меня на прямой путь” (Коран 6:161) также указывает на то время, и

اِنَّ رَبّٖى عَلٰى صِرَاطٍ مُسْتَقٖيمٍ Поистине, Господь мой – на прямом пути!” (Коран 11:56) – если удвоенную ن считать за одну ن и не считать танвин, – то также указывает на то время, и повеление:

فَاَعْرِضْ عَنْهُمْ Отвернись от них” (Коран 4:63 и др.) также указывает на то время, и

نُورَ اللّٰهِ بِاَفْوَاهِهِمْ وَاللّٰهُ مُتِمُّ نُورِهٖ Свет Аллаха своими устами, а Аллах завершает Свой свет” (Коран 61:8) также указывает на то время.

И эти их единогласные совпадения, конечно, уже не косвенно, не знаком и не указательно, а более того, ясно показывают, что “Рисале-и Нур” будет одним из сияний того Божественного Света, и указательным смыслом благовествуют о том, что он рассеет все мраки сомнений, исходящих от врагов. И эти многочисленные и многозначительные совпадения по джифру опираются на мощную смысловую связь.


* Примечание: На этой странице содержится благая весть Корана, радостное небесное известие, которое более ценно, нежели царство всего мира.

Да, налицо, что сто двадцать девять брошюр “Расаили’н-Нур”, словно сто двадцать девять электрических ламп, находясь на концах проводов, протянувшихся от великого света Корана, распространяют этот его свет. И половина названия “Рисале-и Нур”, два раза находясь в предложении этого аята, весьма украшает эту связь.

ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЙ АЯТ:

В суре “Покаяние”, в аяте:

 يُرٖيدُونَ اَنْ يُطْفِئُوا نُورَ اللّٰهِ بِاَفْوَاهِهِمْ وَيَاْبَى اللّٰهُ اِلَّٓا اَنْ يُتِمَّ نُورَهُ وَلَوْ كَرِهَ الْكَافِرُونَ

Они хотят затушить свет Аллаха своими устами, а Аллах завершает Свой свет, хотя бы и ненавистно это было неверным” (Коран 61:8).

– предложение

 نُورَ اللّٰهِ بِاَفْوَاهِهِمْ وَيَاْبَى اللّٰهُ اِلَّٓا اَنْ يُتِمَّ نُورَهُ

Свет Аллаха своими устами, а Аллах завершает Свой свет” (Коран 61:8).

– наряду с сильной и тонкой смысловой связью, если удвоенные ل считать по одной ل , а удвоенную م , поскольку она стоит в основном слове, как две م , то, образуя число тысяча триста двадцать четыре, привлекает внимание к ужасному плану покушения, задуманному европейскими тиранами, чтобы погасить свет Исламского Государства. В то время, противостоя им, турецкие патриоты постарались сорвать их план, объявив в двадцать четвёртом году “Свободу”. Но, не смотря на это, к сожалению, через шесть-семь лет, в результате мировой войны, вновь продолжая то покушение, очень тяжёлыми условиями Севрского договора они снова принялись вредить Корану, осуществляя свои безбожные идеи. В ответ на это патриоты турецкой нации, вновь стараясь сорвать их планы, провозгласили республику. И полностью совпадая с этими: тысяча триста двадцать четвёртым, тридцать четвёртым и пятьдесят четвёртым годами, эта фраза привлекает внимание к тому, что среди тех смут и хаоса, будучи в числе тех, кто старался сохранить свет Корана, усердствовали: в двадцать четвёртом – автор “Расаили’н-Нур”, в тридцать четвёртом – начальные части “Расаили’н-Нур”, а в пятьдесят четвёртом – эти светлые книги и их самоотверженные ученики. И этим своим усердием они даже напугали некоторых политиков, не знающих истинного положения вещей. И поскольку противостоя тем попыткам гашения [света Корана], они в полной мере исполнили свою обязанность просвещения, то это является сильным признаком того, что они стали предметом внимания указательного смысла данного аята. Сейчас в исламском мире большинство положений, противоречащих свету Корана, являются тяжёлыми последствиями тех покушений и коварных договоров, подобных Севрскому договору.

Если удвоенную م , также, как и удвоенные ل , считать за одну, тогда получится тысяча двести восемьдесят четыре. В том году европейские безбожники задумали погасить свет Исламской Державы и через десять лет, спровоцировав русских несчастной войной девяносто третьего года, временно затмили блистательный свет исламского мира. Однако, тогда вместо учеников “Рисале-и Нур”, ученики Мавляны Халида (Да Святится его тайна) рассеяли то мрачное облако. Поэтому аят данной стороной косвенно указывает на них. Сейчас на память пришло, что если удвоенные ل и م считать по две, тогда теми, кто спустя век рассеют этот мрак, могут быть ученики Махди. Ну, как бы там ни было… У этого светлого аята есть ещё много светлых тонкостей.

Согласно правилу:

اَلْقَطْرَةُ تَدُلُّ عَلَى الْبَحْرِ Капля показывает море” – мы прерываемся.

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ АЯТ:

Это стоящий в начале суры “Ибрахим” аят:

 الٓرٰ كِتَابٌ اَنْزَلْنَاهُ اِلَيْكَ لِتُخْرِجَ النَّاسَ مِنَ الظُّلُمَاتِ اِلَى النُّورِ بِاِذْنِ رَبِّهِمْ اِلٰى صِرَاطِ الْعَزٖيزِ الْحَمٖيدِ

Алиф лям ра. Писание – ниспослали Мы его тебе, чтобы ты вывел людей из мрака к свету с соизволения их Господа на путь Великого, Достохвального” (Коран 14:1).

В четырёх-пяти словосочетаниях этого аята имеется четыре-пять намёков. Вместе они становятся указанием.

Во-первых, предложение:

اِلَى النُّورِ بِاِذْنِ رَبِّهِمْ К свету с соизволения их Господа” – повествует, что: “Из мрака четырнадцатого столетия люди посредством Ясной Книги выйдут к свету, исходящему из Корана”. Этот смысл и особенно слово “нур” согласуется с книгами “Расаили’н-Нур”, и подобно этому, по системе джифра, если удвоенную ن считать как две ن , то получается тысяча триста тридцать восемь или тридцать девять, что полностью совпадает с годом появления “фатихи” “Расаили’н-Нур” – тафсира “Ишарату’ль-Иджаз”, написанного и взошедшего среди мраков мировой войны. А также слово “нур” (свет) в этом аяте косвенно обращено к слову “Нур” названия “Рисале-и Нур”.

Во-вторых, предложение:

اِلٰى صِرَاطِ الْعَزٖيزِ الْحَمٖيدِ На путь Великого, Достохвального” – описывая свет, о котором говорится в предыдущем предложении, говорит: “Тот свет – это путь, показывающий величие и достохвальность Аллаха”. По системе абджад это предложение образует пятьсот сорок восемь или пятьсот пятьдесят, чем полностью совпадает с числом “Расаили’н-Нур”, которое, если удвоенную ن считать как одну, образует пятьсот сорок восемь. Если считать два не читающихся “алифа”, то опять же выходит точное совпадение с разницей в две единицы, указывающей на уровень “Рисале-и Нур”. Этот намёк усиливает и украшает следующая взаимосвязь:

Поскольку самыми ужасными временами для исламского мира были шестой век, со смутой Хулагу, а также конец тринадцатого и четырнадцатый века, со смутой и последствиями мировой войны, то в связи с этим, данное предложение по системе абджада указывает на шестой век, а слова

اَلْعَزٖيزِ الْحَمٖيدِ Великого, Достохвального”. (Аль’азиз, Альхамид ) подобно предыдущему предложению, на этот век, на периоды правления Султанов Абдуль’азиза и Абдульхамида.

И предыдущие аяты, все, которые совпадением указывают на второе название “Расаили’н-Нура”, намекают также и на ужасные времена Чингисхана и Хулагу. И даже по причине того, что эти аяты намекают и на тот, и на этот века, Имам Али (да будет доволен им Аллах) в “Эрджузе” и Гаус аль-Азам (да будет доволен им Аллах) в своей “Касыде”, чудесным образом указывая на “Расаили’н-Нур”, глядя на тот и на этот века, обозначали их с гневом.

В-третьих, в словах

مِنَ الظُّلُمَاتِ Из мрака” число слова

الظُّلُمَاتِ Мрака” составляет тысяча триста семьдесят два, намекая на то, до какого времени будут продолжаться насилие и мраки этого века, и что среди этих мраков некий Свет постоянно будет усердствовать в просвещении; таким образом, это слово косвенно обращено к просвещению “Рисале-и Нур”.

В-четвёртых, предложение:

 لِتُخْرِجَ النَّاسَ Чтобы ты вывел людей” – говорит: “В тысяча триста сорок пятом некий Свет, идущий от Корана, выведет людей из мрака к свету”. Это же полностью, и по смыслу, и по джифру согласуясь и подходя к “Расаили’н-Нуру”, начавшему в тысяча триста сорок пятом необыкновенное просветительство, намекает, а скорее, косвенно сообщает о приемлемости “Рисале-и Нур”.

В-пятых, во фразе

الٓرٰ كِتَابٌ اَنْزَلْنَاهُ اِلَيْكَ Алиф лям ра. Писание – ниспослали Мы его тебе” – поскольку слово

اِلَيْكَ Тебе” относится только к Корану, то остаётся вне.

И предложение

الٓرٰ كِتَابٌ اَنْزَلْنَاهُ Алиф лям ра. Писание – ниспослали Мы его” – в числовом значении полностью совпадает с первым названием “Рисалету’н-Нур”, что косвенно говорит о том, что “Рисалету’н-Нур” является настоящим тафсиром и смыслом Ниспосланной Книги (Корана) и в нём нет ничего чуждого ему. Потому что

الٓرٰ Алиф лям ра” образует триста восемьдесят два,

كِتَابٌ Писание” – четыреста двадцать три,

اَنْزَلْنَاه Ниспослали Мы его” – сто сорок четыре, в сумме давая девятьсот сорок девять. Если же танвин считать, как “нун”, то получится девятьсот девяносто девять, что совпадением с разницей в одну таинственную единицу (то есть, для показа, что это не откровение) намекает на “Рисалету’н-Нур”, название которого, если удвоенную ن считать за одну, образует девятьсот сорок восемь, а если считать, как две ن , то получится девятьсот девяносто восемь.

Вывод. Увидев смысловую связь в пяти вышеуказанных предложениях данного одного аята, я написал это с убеждением в том, что пять намёков могут выступить в качестве одного мощного указания и даже аргумента. Если я допустил ошибку, то, делая своим заступником Ясную Книгу (Коран), молю Всемилостивейшего и Милосердного простить меня.

سُبْحَانَكَ لَا عِلْمَ لَنَٓا اِلَّا مَا عَلَّمْتَنَٓا اِنَّكَ اَنْتَ الْعَلٖيمُ الْحَكٖيمُ

Пречист Ты! Мы знаем только то, чему Ты нас научил. Воистину, Ты – Знающий, Мудрый!” (Коран 2:32)

***