Десятая Тема

Цветок Эмирдага

Утвердительный ответ на возражения, направленные против повторений, имеющихся в Коране.

Мои дорогие, верные братья!

Несмотря на то, что эта тема из-за моего тяжёлого состояния получилась запутанной и грубоватой, но за этим запутанным языком я несомненно увидел очень ценное своеобразное чудесное красноречие (и’джаз). К сожалению, я не сумел выразить это. Но каким бы тусклым не был её язык, из-за того, что эта тема касается Корана, она является и размышлением-поклонением, и шкатулкой некой святой, бесценной, сверкающей драгоценности. Смотрите не на лохмотья, а на алмаз, который таится в ней. К тому же, я написал её, будучи в очень болезненном, жалком и истощённом состоянии, за один-два дня в месяце Рамадан, вынуждено в очень сжатом и кратком виде и включая в одно предложение очень много истин и различных доказательств, не взыщите (Примечание).

Мои дорогие, верные братья!

Читая в священном Рамадане Коран Превосходно Излагающий, я заметил, что какой бы из тридцати трёх аятов, указывающих на “Рисале-и Нур” и разъяснённых в Первом Луче, не встречался при чтении, страница, лист и даже повествование этого аята в некотором отношении, с точки зрения одного из его смыслов, касаются “Рисале-и Нур” и его учеников. В частности, аяты, повествующие о свете в суре “Свет” (“Нур”) в десяти отношениях касаются “Рисале-и Нур”, так же и следующие за ними аяты, повествующие о мраке, полностью обращены к его противникам. Словно эта тема, выйдя за рамки частности, обретает многогранность. И я почувствовал, что в наше время одной из граней этого многостороннего смысла является “Рисале-и Нур” и его ученики.


Примечание: Эта Десятая Тема является неким светлым маленьким цветком Эмирдага и этого священного Рамадана для брошюры «Плоды веры», написанной в тюрьме г. Денизли. Разъясняя одну из мудростей повторений, имеющихся в Коране, эта тема устраняет зловонные и ядовитые сомнения заблудших

Да, обращение Корана обладает широтой, величием и охватом, исходящим, во-первых, от широкого уровня всеобщего Правления (Рубубият) Извечного Мутакеллима (Аллаха), и от широкого уровня Личности, являющейся собеседником (Всевышнего) от имени рода человеческого, и даже от имени всего сущего, и от чрезвычайно широкого уровня наставлений на истинный путь всех людей во все времена, и от уровня чрезвычайно высокого всеохватывающего изложения Божественных Законов, касающихся Правления Творца этого и Иного мира, Земли и Небес, всех времён и Вселенной, а также управления всеми созданиями. С точки зрения этой широты, величия и охвата это обращение проявляет такое высокое чудотворное красноречие и охват, что даже прямой и общедоступный смысл урока Корана, который ублажает простое понимание простого народа, являющегося наиболее многочисленным среди слоёв общества, к которым он обращён, в полной мере удовлетворяет и самые образованные слои. Словно не только лишь как поучение из рассказа и некий урок из какого-нибудь исторического повествования, а как экземпляры некого всеобщего закона, обращаясь к каждому времени и к каждому слою, заново нисходит к ним. И особенно, с неоднократным повторением:

 اَلظَّالِمٖينَ اَلظَّالِمٖينَ  “Несправедливые… Несправедливые…”

устрашения Корана и его суровое повествование о бедах с небес и от земли, которые были возмездием за жестокие, несправедливые деяния, обращает наш взор на беспримерные насилия этого века сквозь наказания, обрушенные на головы народов Ад, Самуд и Фараона, и спасениями таких пророков, как Ибрахим и Муса (Мир Им), утешает подвергшихся насилию верующих людей.

Да, все минувшие времена и ушедшие от нас эпохи и столетия, в представлении беспечности и заблуждения являются некой дикой и страшной страной небытия и неким скорбным и разрушенным кладбищем. Но Коран Превосходно Излагающий, с высоким чудотворным красноречием (и’джазом) давая свои уроки, словно кадры кино, перенося то нас в те времена, то те времена – к нам, показывает их каждому времени и каждому слою в виде живого поучительного примера, в виде от начала до конца живого удивительного мира и в виде живущей и связанной с нами Божественной страны. И даёт роду человеческому, джиннам и ангелам верные, светлые и интересные уроки мудрости, с тем же красноречием оживляя эту Вселенную, этот неживой мир созданий (который на взгляд заблуждения представляет собой безжизненную, хаотичную, мёртвую, безграничную дикую пустыню и теряется в разлуках и гибели) в качестве некой Божественной книги, некого Божественного города, некой выставки Божественного творчества, заставляя их общаться и спешить друг к другу на помощь в виде неких служащих, исполняющих определённую функцию. И, конечно же, в каждой букве такого Великого Корана имеется десять, сто, а иногда и тысяча и тысячи савабов (воздаяний); и если соберутся все люди и джинны, они не смогут привести его подобие; и точно к месту он разговаривает со всем родом человеческим и со всем сущим; и всегда с удовольствием записывается в сердцах миллионов хáфизов; и не пресыщает многими повторными прочтениями и своими многочисленными повторениями; и, несмотря на много предложений и мест, которых легко перепутать, он прекрасно укладывается в нежных и простых памятях детей; насладительно и приятно, как вода Замзам, звучит для больных и для тех, кто лежит в предсмертной агонии и утомляется от небольшого количества слов. Коран имеет подобные святые особенности и своим ученикам даёт обрести счастье обоих миров. И полностью соблюдая уровень выразителя Корана (Пророка Мухаммада (Мир Ему и Благо)), который нигде не обучался, не допуская никакой манерности, никакого притворства, никакой рисовки, Коран показывает своё естественное благозвучие и своё прямое нисхождение с небес. И чтобы ублажить благодаря речевому снисхождению простое понимание слоя простого народа, являющегося наиболее многочисленным, чаще всего раскрывая такие самые явные и очевидные страницы, как небо и земля, за этими обычными явлениями показывает необыкновенные чудеса Его Могущества и многозначительные письмена Его Мудрости, проявляя в учтивости наставления на путь истины прекрасное чудотворное красноречие.

Чтобы сообщить, что он является ещё и книгой молитвы и призыва, поминания (зикр) и единобожия, требующих повторения, он благодаря своим приятным многократным повторениям в одном предложении и в одной притче объясняет много различных смыслов разным слоям, к которым он обращается. И чтобы дать знать о том, что даже самые частные и незначительные вещи в каком-либо частном и обычном эпизоде находятся во внимании Его милости и в рамках Его управления и воли, он при основании Ислама и составлении Божественных Законов с важностью принимает во внимание даже частные случаи, происходившие с сахабами. И в этом объяснении многих различных смыслов и в принятии во внимание частных эпизодов Коран, с точки зрения того, что в них таятся всеобщие законы, а также того, что при основании Ислама и Шариата, являющихся всеобъемлющими, эти частные случаи, как некие зёрна-основы, приносят важные плоды-результаты, проявляет одно из чудес своего красноречия.

Да, ввиду необходимости повторения из-за возобновления потребности в обосновании некой безгранично великой, грандиозной и обширной трансформации (которая, расколов огромную Вселенную, изменив в конце света её вид, разрушив сей мир, вместо него устроит грандиозный Иной мир; и докажет, что всё самое маленькое и самое большое, от атомов до звёзд, находится в Руках и в распоряжении лишь одного Правителя; и ради цели сотворения Вселенной проявит Божественный гнев и негодование на несправедливые, жестокие деяния рода человеческого, которые распаляют и приводят в ярость мир созданий, землю, небеса и стихию) повторение некоторых фраз, по силе равных тысячам итогов, и отдельных аятов, являющихся итогом многочисленных доказательств, которые в течение двадцати лет в качестве ответа на очень многие одни и те же повторяемые вопросы давали урок многим различным слоям населения, является не каким-то недостатком, а чрезвычайно сильным и высоким чудотворным красноречием и выразительностью, весьма соответствующей теме.

Например, фраза:

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ‌  “Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного”

которая, будучи всего лишь одним аятом, повторяется в Коране сто четырнадцать раз; как разъяснено в Четырнадцатом Сиянии в “Рисале-и Нур”, является такой истиной, связывающей небеса с землёй, освещающей Вселенную и в которой каждую минуту каждый человек испытывает потребность, что даже при миллионном повторе, потребность в нём будет такая же. В этой фразе имеется потребность и есть тяга к ней не только как в хлебе – каждый день, а как в воздухе и в свете – каждую минуту.

И например, аят:

 اِنَّ رَبَّكَ لَهُوَ الْعَزٖيزُ الرَّحٖيمُ  “Воистину, твой Господь – великий, милосердный”. (Коран, 26:9) восемь раз повторяется в суре طٰسٓمٓ , в которой говорится о спасении пророков и о наказании их народов. Этот аят, который по мощи равен тысяче истин, повторяется во имя цели сотворения Вселенной и от имени всеобщего Божественного Правления (Рубубията). И если, чтобы дать знать о том, что Божественная Слава требует наказания тех несправедливых народов, а Божественная Милость – спасения пророков, этот аят будет повторяться тысячи раз, опять же будет иметься потребность и жажда, и это является лаконичным, чудотворным и высоким красноречием.

И например, аят:

فَبِاَىِّ اٰلَٓاءِ رَبِّكُمَا تُكَذِّبَانِ , “Какую же из милостей вашего Господа вы не признаете?” (Коран, 55:13) который повторяется в суре “Рахман” (“Милосердный”), и аят:

 وَيْلٌ يَوْمَئِذٍ لِلْمُكَذِّبٖينَ “Горе в тот день отрицавшим [истину]!” (Коран, 77:15) в суре “Мурселят” (“Посылаемые”), устрашающе возглашают к векам, к земле и небесам, к джиннам и роду человеческому, говоря об их безверии, неблагодарности, несправедливости и об их нарушении прав всего сущего, которые распаляют Вселенную, приводят в негодование землю и небеса, портят цели сотворения мира и отрицанием и пренебрежением отвечают на Величие Божественного Господства. И если эти два аята на таком всеобщем уроке, который касается тысяч истин и по силе равен тысячам проблем, будут повторены тысячи раз, всё равно в них есть необходимость, и это будет являться величественной лаконичностью и прекрасным чудом красноречия.

И, например, в молитве Пророка Мухаммада (Мир Ему и Благо) под названием “Джавшан аль-кабир”, являющейся истинной и полной своеобразной молитвой Корана, и вышедшей из него своего рода его сутью, сто раз повторяется фраза:

سُبْحَانَكَ يَا لَا اِلٰهَ اِلَّا اَنْتَ الْاَمَانُ الْاَمَانُ خَلِّصْنَا وَ اَجِرْنَا وَ نَجِّنَا مِنَ النَّارِ

“Пречист Ты от всех недостатков! Нет божества, кроме Тебя. Помилуй! Избавь, защити, спаси нас от огня!”

В этом повторении имеется такая самая великая истина во Вселенной, как единобожие (таухид); и самое важное назначение из трёх таких великих назначений созданий, обращённых к Божественному Правлению, как тасбих (освящение), тахмид (благодарение) и такдис (возвеличивание); и такой самый серьёзный вопрос рода человеческого, как избавление от вечных мук; а также самая необходимая суть поклонения и человеческого бессилия. И в этом отношении её будет недостаточно даже при тысячекратном повторении.

Таким образом, повторения в Коране относятся к подобным основам. И даже иногда на одной странице, ввиду потребности темы, необходимости в разъяснении и красноречивости изложения двадцать раз прямо и косвенно повторы выражают истину единобожия, не только не пресыщая, но и придавая силу и воодушевляя. В книгах “Рисале-и Нур” с доказательствами разъяснено, насколько уместны, целесообразны и красноречивы имеющиеся в Коране повторения.

Секрет и смысл различия мекканских (ниспосланных в Мекке) сур Корана Превосходно Излагающего с мединскими в отношении красноречия (и’джаза), а также подробного и краткого изложения заключается в следующем:

В Мекке на первом ряду теми, к кому обращался Коран, и его оппонентами были многобожники и малограмотные люди племени Курейш, отчего для сильного по красноречию, высокого слога, красноречивого убедительного обзора и укрепления необходим повтор. Поэтому в большинстве своём мекканские суры с чрезвычайно сильной, высокой и чудотворной лаконичностью, повторно излагая столпы веры и ступени единобожия, настолько сильно утверждают начало и конец, бытие Аллаха и Иного мира (Ахирата) не только на одной странице, в одном аяте, в одной фразе, в одном слове, а иногда даже в одной букве и в таких формах, как вынесение на первый план и перенесение в конец, описание и неопределённость, пропуск и упоминание, что гениальные мастера риторики принимали это с изумлением.

Книги “Рисале-и Нур”, и в особенности, “Двадцать пятое Слово” вместе со своими приложениями (сжато обосновавшее сорок граней чуда (и’джаз) Корана) и тафсир (толкование Корана) под названием “Знаки Чуда” (Ишарат-уль И’джаз) из книг “Рисале-и Нур”, написанный на арабском языке (в удивительной форме доказавший ту грань чуда, которая касается стихосложения Корана), фактически показали, что в мекканских сурах и аятах таится самый возвышенный слог красноречия и самый высокий лаконичный и’джаз.

Однако же в Медине в первом ряду теми, к кому обращался Коран, и его оппонентами были люди Писания – иудеи и христиане, подтверждающие бытие Аллаха, поэтому в мединских сурах и аятах из-за потребности в красноречии и наставлении на путь истинный и от необходимости соответствия теме и положению нужно было простым, ясным и подробным языком изложить людям Писания не высокие основы религии и столпы веры, а детали в Божественных Законах и предписаниях, являющиеся источниками и основаниями подробностей и всеобщих законов, являющихся предметом разногласий. Поэтому в большинстве своём в изложении этих мединских сур и аятов, имеющем подробности, разъяснение и простоту стиля, со свойственной исключительно Корану неповторимой формой изложения вдруг в этом частном, относящемся к подробностям, обстоятельстве, осветив и возвысив эту тему, он упоминает высокий, сильный вывод, концовку, довод и какую-нибудь фразу, касающуюся единобожия, веры, Иного мира, которая делает общезначимым это частное обстоятельство, касающееся Божественных Законов, и обеспечивает повиновение им с помощью веры в Аллаха.

“Рисале-и Нур” обоснованно укрепил, какое высокое красноречие и сколько достоинств, прелестей и тонкостей имеется в таких выводах и концовках, говорящих о единобожии и Ином мире, как:

 اِنَّ اللّٰهَ عَلٰى كُلِّ شَىْءٍ قَدٖيرٌ ۞ اِنَّ اللّٰهَ بِكُلِّ شَىْءٍ عَلٖيمٌ ۞ وَهُوَ الْعَزٖيزُ الرَّحٖيمُ ۞ وَهُوَ الْعَزٖيزُ الْحَكٖيمُ

“…воистину, Аллах властен над всем сущим”; “…Воистину, Аллах сведущ обо всем сущем”; “…Он – Велик, Милосерден”; “…Он – Великий, Мудрый”. (Коран, 2:20; 29:62; 30:5; 30:27)

которые в большинстве случаев следуют в конце аятов, и, изложив во Втором Свете Второго Пламени “Двадцать пятого Слова” десять из множества тонкостей и достоинств этих выводов и концовок, даже упрямцам доказал, что в этих выводах таится некое великое чудо.

Да, Коран внутри этих подробностей Божественных Законов и при изложении законов общественной жизни, вдруг устремляя взгляд своего собеседника к высоким и всеобщим вопросам, меняя простой стиль на возвышенный и переходя от урока Божественных Законов к уроку единобожия, показывает, что он является и книгой Божественных Законов, предписаний и мудрости, и книгой убеждения, веры, поминания, размышления, молитвы и призыва, таким образом, в каждой теме давая урок по многим целям Корана, направленным на наставление на путь истинный, проявляет великолепное чудотворное красноречие, отличное от формы красноречия мекканских сур.

Иногда в двух словах, например:  رَبُّ الْعَالَمٖينَ  “Господь миров” и

رَبُّكَ“твой Господь” словом رَبُّكَ  “твой Господь” даёт знать о Единственности Всевышнего (Ахадият), а фразой:

 رَبُّ الْعَالَمٖينَ  “Господь миров” – о Его Единстве (Вахидият), выражая внутри Ахадията Вахидият. И даже подобно тому, как в одном предложении он видит и размещает атом в зрачке глаза, так же и солнце тем же аятом, тем же инструментом он размещает в “зрачке” неба и делает его небесным “глазом”.

Например, после аята: خَلَقَ السَّمٰوَاتِ وَ الْاَرْضَ “Он – Тот, Кто сотворил небеса и землю…” (Коран, 57:4) в конце аята:

يُولِجُ الَّيْلَ فِى النَّهَارِ وَ يُولِجُ النَّهَارَ فِى الَّيْلِ 

 “Он вводит ночь на смену дня, И день вливает в ночь,.. ” (Коран, 57:6) говорит:وَ هُوَ عَلٖيمٌ بِذَاتِ الصُّدُورِ  “… Он ведает о том, что таят сердца”. (Коран, 57:6).

И ввиду такой формы изложения: “В величии сотворения земли и небес Он знает и правит и тем, что творится на душе”, эта простая и частная беседа, принимающая во внимание уровень и понимание простого народа, благодаря такой форме обращается в возвышенный, заманчивый, всеобщий и поучительный разговор.

Один вопрос: “Иногда из-за невидимости какой-нибудь значительной истины под поверхностным взглядом и неосведомленности относительно изложения всеобщих правил, заключенных в частных и простых эпизодах, сконцентрированных в сути единобожия, предполагается как недостаток. Например, в упоминании такой очень высокой формулы, как

 وَفَوْقَ كُلِّ ذٖى عِلْمٍ عَلٖيمٌ “… и выше любого обладающего знанием есть более знающий”. (Коран, 12:76) после рассказа о том, как пророк Юсуф (Мир Ему) с помощью хитрости взял к себе младшего брата, с точки зрения красноречия связь не видна. В чём здесь заключается секрет и смысл?”

Ответ. В большинстве длинных и средних сур, каждая из которых представляет собой маленький Коран, и на многих своих страницах и темах Коран преследует не две-три цели, а, по своему характеру являясь и книгой поминания, веры и размышления, и книгой Божественных Законов, мудрости и наставления на путь истинный, заключая в себе много подобных книг и различных уроков, чтобы выразить абсолютную всеобъемлемость и грандиозные проявления Божественного Правления, конечно же, Коран, являющийся своеобразным чтением великой книги Вселенной, в каждой теме, и даже иногда на одной странице преследуя много целей, даёт уроки по познанию Аллаха, по ступеням единобожия, по истинам веры, отчего в следующей теме, к примеру, через внешне кажущуюся слабой связь, даёт уже другой урок и к этой слабой связи присоединяются связи очень сильные. Это будет весьма соответствовать этой теме, и увеличится степень её красноречия.

Второй вопрос: “В чём заключается смысл того, что Коран явно, и скрыто, и косвенно тысячи раз, доказывая, обращает наше внимание на Иной мир, единобожие, на награду и наказание человека и в каждой суре, на каждой странице, в каждой теме даёт нам эти уроки?”

Ответ. Коран даёт уроки относительно самых величайших трансформаций, происходящих в мире и во всей вселенной и очень важных грандиозных вопросов, касающихся миссии человеческого рода, взявшего на себя Великую Ответственность (аманат-и кюбра), которая может явиться причиной либо вечного счастья, либо вечных мук. Также Коран повествует о самых устрашающих проблемах, искореняя бесчисленные сомнения, настойчивые отрицания и упрямства. Несомненно, что нет никакого излишества в том, что Коран не тысячи а даже миллионы раз затрагивает эти темы для полновластного укрепления этих величайших преобразований в сознании людей и в принуждении к повиновению относительно самых важнейших и необходимых для человечества вопросов. Эти темы миллионы раз повторяются в Коране, и это не пресыщает, потребность не прекращается. Например, факт радостной вести о вечном блаженстве, которую показывает аят:

 اِنَّ الَّذٖينَ اٰمَنُوا وَعَمِلُوا الصَّالِحَاتِ لَهُمْ جَنَّاتٌ تَجْرٖى مِنْ تَحْتِهَا الْاَنْهَارُ ۞ … خَالِدٖينَ فٖيهَٓا اَبَدًا

“Воистину, тем, которые уверовали и вершили праведные деяния, уготованы сады, под которыми текут реки …”; “… Они пребудут в них вечно ”. (Коран, 85:11; 98:8)

сообщает несчастному человеку, которому каждую минуту даёт о себе знать истина смерти, что, избавив и человека, и его мир, и его близких от уничтожения навсегда, даёт обрести ему вечное царство. И поэтому, даже при миллиардном повторе ей будет придано значение как всей Вселенной. Опять же это не будет лишним и не потеряет своего значения. Таким образом, Чудоизложение – Коран даёт уроки по многим такого рода важным вопросам и стремится убедить и доказать, обосновывая грандиозные трансформации, которые изменят Вселенную как какой-нибудь дом и поменяют её вид; и, конечно же, то, что он явно и скрыто, и косвенно тысячи раз обращает наше внимание на эти вопросы, является не только не лишним, напротив благодаря этому он обновляет свои дары, подобные таким насущным потребностям, как хлеб, лекарство, воздух и свет.

И, например, смысл того, почему Коран чрезвычайно сурово, гневно, и очень настойчиво и повторно упоминает такие аяты-устрашения, как:

 اَلظَّالِمٖينَ لَهُمْ عَذَابٌ اَلٖيمٌ  “… Воистину, несправедливым уготовано мучительное наказание ”. (Коран, 42:21)  и

  اِنَّ الْكَافِرٖينَ فٖى نَارِ جَهَنَّمَ  “Воистину, неуверовавшие… окажутся в адском огне …” (Коран, 98:6) заключается в том, что, как твёрдо доказано в “Рисале-и Нур”, безбожие человека – это такое нарушение прав всего сущего и большинства созданий, что распаляет небеса и землю и, приводя в ярость стихию, наказывает этих неправедных людей различными бедствиями. Как ясно сказано в аяте:

اِذَٓا اُلْقُوا فٖيهَا سَمِعُوا لَهَا شَهٖيقًا وَهِىَ تَفُورُ ۞ تَكَادُ تَمَيَّزُ مِنَ الْغَيْظِ

«Когда бросают их в нее, слышат они её рев, и она кипит. Готова она лопнуть от гнева…» (Коран, 67:7-8)

Геенна настолько распаляется на этих неправедных безбожников, что от своей ярости готова разорваться на части.

Таким образом, если Властелин Вселенной, чтобы показать не аспект ничтожности и незначительности человека относительно его огромного нарушения прав и такого преступления, затрагивающего всё сущее; а большую значимость прав Своих подданных (т.е. созданий) и заключенную в безверии и неправедности этих безбожников безграничную скверну относительно громадности их несправедливого преступления и значительности нарушения (прав созданий) из-за безверия, в Своём Повелении (Коране) чрезвычайно гневно и сурово повторно упомянет об этом преступлении и наказании за него не тысячу, а миллионы и миллиарды раз, опять же это не будет напрасным повтором и недостатком: вот уже более тысячи лет сотни миллионов людей каждый день, не пресыщаясь, читают его с неутолимой жаждой и потребностью.

Да, каждый день, непрерывно, у каждого человека уходит некий мир и открывается дверь некого нового мира, и поэтому, чтобы осветить каждый уходящий мир, тысячу раз с потребностью и жаждой повторяя фразу:

لَا اِلٰهَ اِلَّا اللّٰهُ‌  “Нет божества, кроме Аллаха!” Коран для каждой из тех меняющихся картин-ситуаций каждую фразу: 

لَا اِلٰهَ اِلَّا اللّٰهُ‌  “Нет божества, кроме Аллаха!” делает неким светильником. Подобно этому, так и для того, чтобы не затемнять те многочисленные уходящие картины и те обновляющиеся странствующие миры, и чтобы не исказить формы, отражающиеся в зеркале своей жизни, и чтобы не обернуть против себя те преходящие ситуации, которые могут свидетельствовать за него, необходимо, читая Коран, осмыслить наказания за те преступления и суровые, ломающие упрямство устрашения Извечного Властелина и стремиться избавиться от распущенности своего нафса. И для этого Коран с большим смыслом повторно упоминает их. Даже дьявол не осмелится представить безосновательными эти устрашения Корана, сделанные с такой силой, суровостью и повтором. И показывает, что для отрицающих, которые не прислушиваются к ним, муки Ада совершенно справедливы.

И, например, чтобы в неоднократном повторении истории Мусы (Мир Ему), имеющей много смыслов и польз (как, например, посох Мусы), и историй других пророков (Мир Им), показать пророческие миссии всех пророков в качестве доказательства истинности пророческой миссии Мухаммада (Мир Ему и Благо) (человек, который не может отрицать всех их, не сможет, с точки зрения истины, отвергнуть и пророчество этой личности), и чтобы представить каждую длинную и среднюю суру Корана в качестве некого маленького его подобия из-за того, что не каждый может всегда читать весь Коран, он повторно, как и важные столпы веры, упоминает эти истории пророков, что не только не напрасно, но и является потребностью красноречия и уроком, показывающим, что явление Мухаммада (Мир Ему и Благо) является самым великим явлением всего рода человеческого и самым великим вопросом всего сущего.

Да, в Коране, дано самое высокое положение личности Мухаммада, и заключая в себе четыре столпа веры, пророческая миссия Мухаммада (Мир Ему и Благо):

مُحَمَّدٌ رَسُولُ اللّٰهِ‌ “Мухаммад – Посланник Аллаха”,  приравнивающаяся к столпу веры  لَا اِلٰهَ اِلَّا اللّٰهُ‌  Нет божества, кроме Аллаха!”, является самой великой реальностью всего сущего, и личность его (Мир Ему и Благо) – самой славной среди всего созданного, а его всеобщая духовная личность и святое положение, называемые сутью Мухаммада (Хакикат-ы Мухаммадия) (Мир Ему и Благо), – самым ярким солнцем двух миров. Очень многие доказательства и знамения этого, а также того, что он достоин этого исключительного положения, твёрдо обоснованы в “Рисале-и Нур”. Одно из тысяч доказательств таково:

По правилу:  اَلسَّبَبُ كَالْفَاعِلِ  Ставший причиной подобен исполнителю” часть добрых дел, во все времена совершенных всеми людьми его уммы, вносится в его книгу добродеяний; и благодаря свету, принесённому им, он осветил реалии всего сущего; и сделал признательными не только джиннов, людей, ангелов и живые существа, но и всё сущее, небеса и землю; и праведные люди из его уммы, чьи миллионы, и даже миллиарды молитв невозможно не принять, и которые благословенны перед Всевышним (по свидетельству того, что перед нашими глазами на деле принимаются молитвы (обращения к Творцу) растений языками своих способностей и живых существ – языками своих естественных потребностей), каждый день совершают ему добрые молитвы с добрыми пожеланиями (салават) и приветствиями (салям) и свои духовные приобретения даруют, прежде всего ему (Мир Ему и Благо); и лишь только в отношении чтения Корана в его книгу деяний идёт бесконечное множество света от того, что каждая из трёхсот тысяч букв Корана, читаемого всеми верующими из его уммы, даёт от десяти до ста, и до тысячи воздаяний и плодов. Ввиду чего Знающий всё скрытое Аллах знал и видел, что Суть Мухаммада (Мир Ему и Благо), являющаяся его духовной личностью, в будущем станет в качестве некого райского дерева Туба, и в Коране в соответствии с таким его положением придал это огромное значение, и в Своём Повелении повиноваться ему и удостоиться его заступничества благодаря повиновению его высокой сунне показал это самым важным вопросом человека, и иногда обращает наше внимание на его человеческую личность, являющуюся семенем этого величественного дерева Тубы, и его человеческое состояние, в котором он был в начале.

Таким образом, из-за того, что повторяемые истины Корана имеют такую значимость, в его повторениях имеется сильное и обширное духовное чудо, что подтвердит любой здравый человек, если только из-за чумы материализма он не страдает болезнью сердца и совести!.. Выражая смысл правила:

قَدْ يُنْكِرُ الْمَرْءُ ضَوْءَ الشَّمْسِ مِنْ رَمَدٍ وَ يُنْكِرُ الْفَمُ طَعْمَ الْمَاءِ مِنْ سَقَمٍ

“Слепец не знает света солнца, и вкус воды больной рот не ведает.”

* * *

ДВА ПОСТСКРИПТУМА В КАЧЕСТВЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ К ЭТОЙ ДЕСЯТОЙ ТЕМЕ

Первый P.S. Двенадцать лет тому назад я услышал, что один самый коварный и упрямый безбожник проявил намерение совершить покушение против Корана путём его перевода и сказал, что “Пусть будет сделан перевод Корана, чтобы все узнали, что он из себя представляет”. То есть он замыслил такой коварный план, чтобы все увидели “лишние” повторения, имеющиеся в Коране, и чтобы вместо него читался его перевод. Но неопровержимые доказательства “Рисале-и Нур” твёрдо обосновали, что точный перевод Корана невозможен, и другой язык, помимо арабского, не сможет сохранить особенности и тонкие смыслы Корана; и что примитивные и ограниченные человеческие переводы не смогут заменить чудотворные и содержательные выражения Коранических слов, каждая буква которых даёт от десяти до тысячи воздаяний, и эти переводы нельзя будет читать в мечетях вместо Корана. Таким образом, своим повсеместным распространением “Рисале-и Нур” сорвал этот коварный план. Однако лицемеры, получившие урок у того безбожника, всё же в интересах дьявола как неразумные дети глупо и безумно приложили усилия для того чтобы, задувая, погасить солнце Корана, отчего мне в очень тяжёлом, гнетущем и томительном состоянии пришлось написать эту Десятую Тему. Из-за того, что я не имею возможности встречаться с другими, я не знаю, как обстоит этот вопрос на самом деле.

Второй P.S. После нашего освобождения из тюрьмы города Денизли я поселился на верхнем этаже известного городского отеля. Передо мной в прекрасных садах, от прикосновения ветра очень нежно, приятно, самозабвенно и заманчиво качаясь, танцевали многочисленные тополя, их ветви и листья. Шелест этих тополей, из-за разлуки со своими братьями и моего одиночества, растрогал моё грустное и печальное сердце. Вдруг мне вспомнилась пора осени и зимы, и на меня нашло какое-то забытье. Мне стало настолько жаль эти радостно шелестящие шаловливые тополя и живые создания, что мои глаза наполнились слезами. От напоминания о смерти и разлуках, происходящих за украшенной завесой Вселенной, на мою голову свалились печали бесчисленных разлук и утрат. Но тут подоспел на помощь свет, принесённый Сутью Мухаммада (Хакикат-ы Мухаммадия) (Мир Ему и Благо), и обратил те многочисленные печали и уныния в радость и отраду. И даже за коснувшуюся лишь тогда в том состоянии (как относительно всех и каждого верующего человека, так и относительно меня) помощь и утешение этого света из его миллионов благ я был навечно благодарен Пророку Мухаммаду (Мир Ему и Благо), так как:

Этот взгляд беспечности (забыв Творца), показывая, что эти благословенные, милые создания, явившись в никчёмную, бесцельную пору и шевелясь не от радости, а будто бы трепеща от смерти и разлуки, уходят в небытие, настолько задел такие мои чувства (как и у всех), как жажда вечности, любовь к красоте, сострадание к себе подобным, к жизни, что едва не обратил такой мир в некий духовный ад, и разум – в некое орудие пытки. Но в это время свет, принесённый как дар человечеству Пророком Мухаммадом (Мир Ему и Благо), открыл завесу и показал, что вместо уничтожения, небытия, никчёмности, бессмыслицы, разлуки имеется столько мудростей и смыслов, сколько существует листьев у каждого из тех тополей, и, как доказано в “Рисале-и Нур”, у этих созданий имеются цели и назначения, которые делятся на три части:

Первая часть обращена к Именам Величественного Творца. Например, если какой-нибудь мастер сделает некую дивную машину, все, хваля его (“Машааллах”, “Баракаллах”), будут выражать своё восхищение. Так же и сама та машина, точно выполняя требуемое от неё, своим состоянием будет поздравлять своего мастера, восхищаться им. Каждое живое существо и каждое создание является такого рода машиной, восхищающейся своим Мастером.

Вторая же часть их смыслов относится ко взгляду живых существ и разумных созданий, является для них неким приятным объектом изучения, некой книгой познания. Оставив свои смыслы в сознании разумных существ и свои виды – в их памяти, в мире Мисаль и в книгах скрытого мира в сфере бытия, после этого уходят из этого видимого мира в скрытый. Стало быть, оставляя внешнее (материальное) тело, обретают множество нематериальных тел, существующих в духовном и скрытом мирах, в сознании.

Да, поскольку существует Аллах и Его знание всеобъемлюще, то, конечно же, в мире верующего человека, с точки зрения истины, не существует небытия, уничтожения, разрушения, гибели. Мир же неверующего человека полон небытия, разлук, тленности и гибели. Вот как поучает этой истине общеизвестная поговорка: “Для кого Аллах есть, для того всё есть, а для кого Его нет, для того ничего нет”.

Вывод. Подобно тому, как вера (иман) при смерти человека, спасает его от уничтожения навечно, так же она спасает и личный мир каждого человека от уничтожения и мраков небытия. Безверие же, и особенно, если абсолютное, смертью уничтожая и самого человека, и его личный мир, бросает его во мрак духовного ада, обращает радости жизни в горькие яды. Пусть это звенит в ушах тех, кто предпочёл эту мирскую жизнь своей будущей вечной жизни. Пусть или найдут способ избавления от этого, или же придут к вере, избавятся от этой страшной потери!..

سُبْحَانَكَ لَا عِلْمَ لَنَٓا اِلَّا مَا عَلَّمْتَنَٓا اِنَّكَ اَنْتَ الْعَلٖيمُ الْحَكٖيمُ

“…Пречист Ты! Мы знаем только то, чему Ты нас научил. Воистину, Ты – Знающий, Мудрый…” (Коран, 2:32)

                                               Очень нуждающийся в вашей молитве и жаждущий встречи с вами ваш брат

Саид Нурси                         

* * *

Письмо, написанное Хусревом(*) своему учителю

   по поводу Десятой Темы

Мой очень любимый, уважаемый Устаз!

Бесконечная хвала Всевышнему: мы получили “Цветок Эмирдага”, получивший название “Десятая Тема Плода города Денизли”, являющийся одной из удивительных защит в суде книг “Рисале-и Нур”, который облегчил томления двухмесячной разлуки и отсутствия связи, даровал нашим сердцам новую жизнь и дал нашим душам свежий, чистый воздух, а также, который перечисляет красоту повторений, имеющихся в величественных, милостивых и милосердных аятах Корана, и объясняет смысл, необходимость и значимость повторений. Поистине, с каждым вдохом аромата этого “Цветка”, который очень достоин одобрения и похвалы, в наших душах росло воодушевление. Подобно тому, как взамен девяти месяцев тюремных томлений Девять Тем “Плодов Веры”, став весомой причиной нашего оправдания, проявили свою красоту, так и “Цветок”, являющийся Десятой Темой, показывая чудеса, имеющиеся в лаконичном чудотворном красноречии Корана, соответственно проявляет свою красоту.

Да, дорогой мой Устаз, подобно тому, как необыкновенная прелесть и красота в цветке розы совершенно не показывает взору шипы на её кустах, так и этот лучезарный “Цветок”, заставив забыть, свёл на нет и эти девятимесячные томления тюремного заключения. Одной из множества прелестей этого лучезарного “Цветка”, написанного в таком виде, что его чтение не пресыщает, и который побуждает умы к восхищению является то, что он, в полной мере показав (в ответ на коварные планы принизить Коран в представлении человека путём его перевода) значение повторений Корана, проявил его мировое величие. В каждом веке его последователи необыкновенно твёрдо следовали за ним и полностью подчинялись его повелениям и запретам, что доказывает актуальность Корана Превосходно Излагающего, словно он ниспослан в настоящее время. И во все времена он сурово, ужасающе и повторно устрашает обидчиков и притеснителей и милостиво и милосердно многократно проявляет благоволение к притеснённым; и особенно, этот “Цветок” показал, что под устрашениями Корана, обращёнными к нашему времени, обидчики и притеснители вот уже шесть-семь лет беспрерывно принуждены стенать от некоего невиданного небесного ада; и ученики “Рисале-и Нур” находятся во главе притеснённых нашего времени, и, поистине, эти ученики удостоены им очень больших общих и индивидуальных спасений подобно спасениям, которые были даны пророкам прошлых поколений; и он показывает наказания адскими муками безбожников, являющихся его противниками. Всё это, а также то, что этот “Цветок” завершён Заключением с двумя прекрасными и тонкими постскриптумами, вызвало во мне, в вашем бедном ученике, такую великую радость и бесконечную благодарность Всевышнему, что за всю свою жизнь я не ощущал подобной радости и подъёма, которую подарил мне этот прекрасный “Цветок”, о чём так же, как и вам, дорогой мой Устаз, я неоднократно говорил и своим братьям. Пусть Всевышний Аллах всегда будет доволен вами, нашим дорогим Устазом, на слабые плечи которого возложен огромный и тяжёлый груз, и, облегчив ваш груз, до самой вечности продлит вашу радость, амин!


*Один из близких учеников Бадиуззамана Саида Нурси – примечание переводчика.

Да, дорогой мой Устаз, мы навеки довольны Аллахом, Кораном, нашим Пророком, книгами “Рисале-и Нур” и вами – глашатаем Корана, нашим дорогим Устазом. И мы нисколько не сожалеем, что мы связаны с вами. И в наших сердцах нет ни капли намерения сделать зло. Мы желаем лишь довольства Аллаха, и чтобы Он был доволен нами. С каждым прошедшим днём мы копим в наших сердцах жажду встречи со Всевышним. Прощать, оставляя воле Всевышнего, всех без исключения, кто делает нам зло, и напротив, делать всем добро, включая и тех обидчиков, которые притесняют нас, является одной из отличительных особенностей Ислама, укрепившейся в сердцах учеников “Рисале-и Нур”, о чём без нашего желания, объявляет Аллах, которого мы безгранично благодарим.

Ваш грешный ученик

Хусрев

* * *