Первый раздел

Первый плод

В единобожии и единстве Всевышнего проявляется Божественная красота и Господнее совершенство. Если единства не будет, то эта извечная сокровищница останется скрытой. Да, бесконечная красота и совершенство Бога, безграничные прелести и доброта Господа, бессчётные дары и величие Милости Всевышнего и беспредельное совершенство и красота Божественной Самодостаточности видны только лишь в зеркале единства Аллаха и в проявлениях Его имён, посредством единства фокусирующихся на лицах единиц, находящихся на концах ветвей древа мироздания.

Например, если смотреть взглядом единобожия на одно такое частное дело, как отправление беспомощному и бессильному младенцу белого, чистого и свежего молока из неожиданного места, то есть, откуда-то между кровью и фекалиями, то в полном величии становится очевидна негасимая красота Божественной милости в весьма необыкновенном и очень сострадательном всецелом и всеобщем вскармливании сразу всех младенцев и детёнышей, а также в подчинении им их матерей. Если же не смотреть на это взглядом единобожия, то эта красота скрывается, и то частное кормление придаётся причинам, случайности и природе. Ценность его, а скорее его суть полностью утрачивается.

И, например, если смотреть взглядом единобожия на исцеление от некой страшной болезни, то во всеобъемлющем и величественном образе становятся видны красота сострадания и прелесть милосердия Абсолютно Милостивого Господа, проявляющиеся в том, что сразу всем больным, находящимся в этой великой больнице, именуемой Землёй, из великой аптеки, называемой миром, даруются лекарства и исцеление. Если же не смотреть с точки зрения единобожия, то это частное, однако знающее, видящее и разумное дарование исцеления будет придано свойствам неодушевлённых лекарств, слепым силам и бессознательной природе. Полностью вся суть, мудрость и ценность этого исцеления будут потеряны.

В связи с этой темой, изложу одну тонкость пришедшего на память салавата. Итак, у шафиитов очень известен и часто читается в тасбихате после намаза такой салават:

 اَللّٰهُمَّ صَلِّ عَلٰى سَيِّدِنَا مُحَمَّدٍ وَعَلٰى اٰلِ سَيِّدِنَا مُحَمَّدٍ بِعَدَدِ كُلِّ دَاءٍ وَدَوَاءٍ وَبَارِكْ وَسَلِّمْ عَلَيْهِ وَعَلَيْهِمْ كَثٖيرًا كَثٖيرًا

О Аллах! По числу всех болезней и лекарств низведи много-много милости, молитв, благодати и мира на нашего Господина Мухаммада (Мир Ему и Благо) и на его семью!”

Важность этого салавата состоит в том, что поскольку мудрость сотворения и содержательная суть человека заключается в ежеминутном обращении к своему Создателю, в восхвалении Его и благодарении, то лучше всего и наиболее действенно подстёгивают человека и направляют к Божественной Обители такие вещи, как болезни; и подобно этому, с совершенным воодушевлением направляют человека к благодарности и в полном смысле делают его признательным такие, стоящие во главе всех приятных даров вещи, как исцеления, лекарства и здоровье. И по этой причине, этот благородный салават обрёл такое уважение и глубокий смысл. И порой произнося:

بِعَدَدِ كُلِّ دَاءٍ وَ دَوَاءٍ

По числу всех болезней и лекарств”,

я чувствую весьма явное существование, всеобъемлющее сострадание и святое, широкое милосердие Истинного Целителя, сделавшего Земной шар в образе некой больницы и дарующего лекарства для всех физических и духовных болезней и нужд.

И, например, дарование веры и истинного пути человеку, страдающему от ужасной духовной муки заблуждения… Если смотреть взглядом единобожие, то вдруг, этот незначительный, тленный, бессильный человек, становится неким общающимся рабом Создателя, Царя всей вселенной. И посредством этой веры ему даруется бесконечное счастье и царственные, весьма обширные и величавые вечные владения и вечный мир. И в том, что подобно ему все верующие, согласно своим степеням удостаиваются такого великого дара, видна такая извечная прелесть и такая неугасимая красота Щедрого и Благодетельного Господа, что одним сиянием она делает своими друзьями всех уверовавших людей, а некоторых из них делает своими страстными поклонниками. Если же смотреть на это не с точки зрения единобожия, тогда эта единичная вера будет приписана или своему нафсу или же разным причинам, как это сделали деспотичные и самовлюблённые мутазилиты, с чем тот бриллиант милости, цена и стоимость которого равны раю, опустится до степени куска простого стекла и потеряет то, отражающееся в нём сияние святой красоты.

Итак, согласно этим трём примерам, с точки зрения единобожия, в частных состояниях единиц бесконечного множества существ, становятся видны, познаются и подтверждаются, сосредоточенные в них сотни тысяч видов и форм Божественной красоты и совершенства.

Итак, поскольку в единобожии сердце видит и душа чувствует Божественное совершенство и красоту, то все святые и праведники находят самое приятное удовольствие и самое сладкое духовное питание в чтении и повторении формулы единобожия, коей является фраза لاَ اِلٰهَ اِلاَّ اللّٰهُ (Нет божества, кроме Аллаха). И поскольку в формуле единобожия подтверждается Божественное величие и самодостаточность, а также абсолютная власть Господства Всевышнего, то Досточтимый Посланник (Мир Ему и Благо) повелел:

اَفْضَلُ مَا قُلْتُ اَنَا وَالنَّبِيُّونَ مِنْ قَبْلٖى لَا اِلٰهَ اِلَّا اللّٰه

То есть: “Самым благим и ценным из того, что сказал вам я и приходившие до меня пророки, являются слова لاَ اِلٰهَ اِلاَّ اللّٰهُ (Нет божества, кроме Аллаха).”

Да, когда такое маленькое благодеяние, дар и питание, как один плод, один цветок и один лучик света, представляют собой некое маленькое зеркало, с секретом единобожия они вдруг встают плечом к плечу со всеми своими подобиями, объединяясь с ними, и таким образом обращаются в большое зеркало того вида, которое показывает одну из форм Божественной красоты, особо проявляющуюся в этом виде. И посредством некой тленной, временной красоты показывают один из видов вечной Божественной красоты. И, как сказал Мавляна Джалялетдин:

 اٰنْ خَيَالَاتٖى كِه دَامِ اَوْلِيَاسْتْ

عَكْسِ مَهْرُويَانِ بُوسْتَانِ خُدَاسْتْ

Эти грёзы стали ловушкой для святых. Они – отражение цветов из сада Всевышнего”.

они становятся неким зеркалом красоты Аллаха. Иначе, если не будет секрета единобожия, тот единичный плод останется сам-по-себе. Ни той святой красоты, ни того святого совершенства он уже не покажет. Также и частичное сияние, находящиеся в нём, тоже угаснет и потеряется. Словно перевернувшись с ног на голову, из алмаза превратится в обычное стекло.

И с секретом единобожия в живых существах, являющихся плодами древа мироздания, проявляется некая личность Всевышнего, единственность Господа и, по семи качествам (Всевышнего), некий духовный лик милости Всевышнего, некое средоточие имён и олицетворение Того, к Кому обращена фраза:

اِيَّاكَ نَعْبُدُ وَاِيَّاكَ نَسْتَعٖينُ

Тебе мы поклоняемся и Тебя просим помочь” (Коран 1:5).

Иначе эта личность, единственность, лик и проявление расходятся по всей вселенной, рассеиваются и теряются. Они остаются видны только сердцам, глаза которых очень велики и объемлющи. Потому что величие и грандиозность становятся завесой, и сердца многих увидеть не смогут. И те единицы живых созданий весьма явно дают понять, что их Творец видит их, знает, слушает и исполняет как желает. За искусной созданностью этих живых существ вера, словно, видит духовные проявления и очертания некого могучего, независимого, слышащего, знающего и видящего. И особенно чётко эти духовные очертания и святые проявления, благодаря вере и секрету единобожия, наблюдаются за сотворённостью такого живого создания, как человек. Потому что в человеке имеются образцы таких смыслов, как знание, могущество, жизнь, слух и зрение, являющихся основами тех очертаний единственности. Посредством этих образцов его сотворённость указывает на эти основы. Потому что, например, дающий глаза, видит и эти глаза, и во всех тонкостях видит видимое этими глазами, после этого даёт их. Да, некий мастер, делающий для твоих глаз очки, сперва видит те очки, которые подойдут твоим глазам, затем делает их. И Тот, Кто даёт уши, конечно, Сам слышит то, что услышат эти уши, затем делает их и даёт. Сравните с этим и другие качества…

И в человеке есть узоры и проявления имён Аллаха, посредством них он свидетельствует о тех святых смыслах. И своей слабостью, бессилием, нуждой и неведением человек играет роль зеркала в неком другом виде: этими своими недостатками он свидетельствует о могуществе, знании, воле и им подобных качествах Того, Кто проявляет сострадание к его слабости и нужде, отправляя ему помощь. Итак, поскольку в пределах круга множества вещей, в самых разбросанных частях, в маленьких письмах, называемых живыми существами, благодаря секрету единственности ясно читаются сосредоточенные в них тысяча и одно имя Всевышнего, то мудрый Творец создаёт этих живых существ в очень больших количествах. И особенно в очень разнообразных видах Он размножает племена маленьких живых созданий, распространяя их повсюду.

Насладительное чувство, направившее меня к истине этого первого плода, таково:

Однажды, ввиду моей усиленной жалости, моего чрезмерного сострадания и чувства сопереживания, меня посетило огорчение из-за положения живых созданий, особенно разумных из них, особенно людей и особенно угнетённых и попавших в беду. В душе я сказал: “Этих слабых, бессильных бедняг не слышат ни монотонные законы, действующие в мире, ни наводняющие и глухие стихии”. Моя душа до самой своей глубины рыдала, вопрошая: “Нет ли кого-то, кто сжалится над их горьким положением и проявит участие к их делам?” Моё сердце изо всех сил причитало: “Нет ли у этих весьма прекрасных слуг, очень ценных вещей и очень любящих и признательных друзей какого-то хозяина, обладателя и друга, который смотрел бы за их делами, защищал бы их и покровительствовал бы им?”

Итак, ответ, который унял плач моего сердца и рыдание моей души, который удовлетворил их и был в полной мере достаточен для них, таков: с помощью секрета Корана и света веры я понял, что, согласно сути Единобожия, по отношению к каждому из тех Своих любимых рабов, плачущих и стонущих под гнётом всеобщих законов и натиском обстоятельств, Всевышний Создатель, являющийся Милостивым и Милосердным, поверх тех законов, проявляет особую заботу и лично следит за всем, что имеет отношение к каждой вещи, лично выслушивает жалобы каждого создания и является истинным Хозяином, Владельцем и Покровителем всякой вещи. Тогда, вместо того бескрайнего отчаяния я ощутил безграничную радость. И в моих глазах каждое живое существо, посредством связи с таким Всевышним Хозяином и с точки зрения принадлежности Ему, обрело тысячекратно большую важность и цену.

Ведь, поскольку каждому льстит слава его господина и положение того, кому он принадлежит, и он испытывает от этого некую гордость, то, конечно, с развитием благодаря свету веры этой связи и принадлежности, с силой этой связи, некий муравей повергает фараона, и с почётом этой связи, может испытывать гордость, как тысяча тех фараонов, беспечных и считающих себя ничейными и хозяевами самих себя и гордящихся своими предками и царством Египета, и гордость которых гаснет в дверях могилы. А также простая муха, показав почётность своей связи, может опустить в ничто гордость Намруда, обращающуюся в мучения и стыд с наступлением предсмертной агонии.

Так вот, аят:

 اِنَّ الشِّرْكَ لَظُلْمٌ عَظٖيمٌ

Ведь многобожие – великая несправедливость” (Коран 31:13).

сообщает, что в многобожии содержится бесконечная и огромная несправедливость.

Многобожие – это такое преступление, которое покушается на честь и достоинство каждого создания, нарушает его права. Очистит его только Ад.

Второй плод единобожия

Первый плод обращён к Пречистой Сути Создателя Вселенной, второй же обращён к сущности и содержанию Вселенной. Да, благодаря секрету единственности, совершенства Вселенной находят своё подтверждение, и становятся понятны высокие обязанности созданий, и обосновываются результаты сотворения всего сущего, и познаётся цена созданий, и находят существование Божественные замыслы в этом мире, и проявляются мудрости и секреты создания живых и разумных существ, и за суровым, мрачным лицом карающих бурь среди пугающих перемен становятся видны красивые, улыбающиеся лица милости и мудрости, и становится понятно, что пропадающие в тлене и гибели существа уходят после того, как оставят вместо себя в явном мире такие многочисленные существования, как их результаты, сущности, души и восхваления Всевышнего. И понимание того, что Вселенная от начала до конца является очень глубокомысленной книгой Аллаха, и что все создания, от земли до Арша, представляют собой весьма чудесное собрание писем Всевышнего, и что все виды творений – это очень величественное и дисциплинированное войско Господа, и все племена созданий, от микробов и муравьёв, до носорогов, орлов и планет, являются очень исполнительными и обязательными служащими Извечного Султана, а также обретение каждой вещью в отношении её связи и несения отражения, в тысячи раз более высокой цены, чем её личная стоимость, и раскрытие таких неразрешимо загадочных вопросов, как “Откуда приходит поток существ и караван созданий, и куда они уйдут, зачем они приходили, и что делают?” – возможны только лишь и только с секретом единобожия. Иначе, эти упомянутые высокие совершенства Вселенной угаснут, и эти высокие и святые истины обратятся в свои противоположности.

Итак, поскольку грехи многобожия и неверия являются преступлением против всех совершенств Вселенной, против её высоких прав и святых истин, то Вселенная сердится на многобожников и неверующих, на них гневаются небеса и земля, стихии объединяются для их уничтожения и топят их, как народ Нуха (мир ему), Адитов, Самудян и Фараона. Согласно смыслу аята:

تَكَادُ تَمَيَّزُ مِنَ الْغَيْظِ

Готова она лопнуть от гнева” (Коран 67:8).

геенна тоже настолько злится и раскаляется на многобожников и неверующих, что готова расколоться на куски. Да, многобожие является тяжёлым оскорблением Вселенной и великим преступлением против неё. И, отрицая её священные обязанности и мудрости сотворения, оно лишает Вселенную чести. В качестве образца укажем лишь на один из тысяч примеров этого.

Например, когда с секретом единственности Вселенная является неким удивительным созданием, обладающим высоким положением, поклоняющимся подобно Исрафилу, обретая образ огромного, воплощённого ангела, у которого по-числу видов существ имеются сотни тысяч голов, и каждая голова имеет по-числу особей тех видов сотни тысяч ртов, и в каждом рту, по числу органов, членов тела и клеток тех особей, имеются сотни тысяч языков, восхваляющих и превозносящих своего Творца… И когда с секретом единобожия она (Вселенная) представляет собой некую ниву, взращивающую большой урожай для иных миров и местопребываний,.. некую фабрику, которая для уровней края счастья подготавливает такую массовую продукцию, как человеческие деяния,.. и некий стотысячеликий кино-фотоаппарат, непрестанно работающий для того, чтобы в вечном мире, особенно для зрителей в высоком Раю, показывать вечные панорамы заснятые в этом мире; многобожие же, этого потрясающего, абсолютно покорного, живого и телесного ангела превращает в безжизненное, неодушевлённое, тленное, не несущее никаких обязанностей, разрушающееся собрание напраслины, скатывающееся во мраке небытия, среди бурь перемен и хаоса бессмысленных событий,.. и эту очень удивительную и полностью отлаженную фабрику обращает в бесплодную, непродуктивную, бездельную, праздную и спутанную игру случайностей и забаву слепых сил и глухой природы, а также, в место траура всех разумных существ, в бойню и место огорчений для всех живых созданий.

Итак, согласно смыслу аята:

 اِنَّ الشِّرْكَ لَظُلْمٌ عَظٖيمٌ

Ведь многобожие – великая несправедливость” (Коран 31:13).

хотя многобожие является одним-единственным грехом, но оно становится основой для таких многочисленных и больших преступлений, что заслуживает бесконечного наказания в Аду… И так далее, в книге “Сираджуннур” объяснения и доказательства этого “Второго Плода” многократно изложены, а потому это длинное объяснение мы сокращаем.

Удивительное чувство и интересное ощущение, направившее меня и приведшее к этому “Второму Плоду”:

Однажды, созерцая весенний мир, я увидел, что в неком потоке и движении на поверхности земли, показывающем сотни тысяч подобий воскресения из мёртвых и Великого сбора, приходящие караван за караваном существа, особенно живые, и особенно очень маленькие из них, показавшись на короткое время, тут же исчезают. И среди непрестанной потрясающей деятельности видны картины смерти и гибели. Это показалось мне очень печальным и, сильно задев мою жалость, заставило меня плакать. Видя смерти тех красивых маленьких существ, моё сердце наполнялось огорчением, повторяя: “Ах, бедняжка! Ох, бедняжка!” И за этими ахами и охами я ощущал глубочайший плач души. Жизнь же, ведущая к такому завершению, виделась мне мучением, худшим, нежели смерть.

И в мире растений и животных очень красивые, милые и весьма искусно сотворённые существа, открыв на минуту глаза, смотрят на прогулочные места этой Вселенной и в ту же минуту уходят, исчезают. Созерцая такое зрелище душа моя ныла. Желая плакать и жаловаться, вопрошая: “Почему они приходят и, совершенно не задерживаясь, уходят?” – моё сердце задавало судьбе страшные вопросы. И видя, как эти бесполезно, бесцельно, безрезультатно и быстро уничтожаемые твореньица настолько заботливо, внимательно, искусно, оснащённо, воспитанно и предусмотрительно, в неком ценном виде создаются у нас перед глазами, а затем весьма пренебрежительно, словно тряпки, разрываются на части и бросаются во мрак небытия, все мои чувства и тонкости, одержимые совершенством и красотой и страстно любящие ценные вещи, рыдая, причитали: “Почему к ним не проявляется милосердия? Разве они не заслуживают жалости? Откуда в этих головокружительных круговоротах берётся гибель и тлен, нападающие на этих бедняжек?” – и когда из-за этих душераздирающих положений, видимых на внешней стороне предопределения, против него в моей душе возникли яростные возражения, вдруг, со светом Корана, секретом веры и благосклонностью Милостивого, ко мне на помощь подоспело единобожие и рассеяло те мраки. Оно обратило мои оханья во вздохи облегчения, превратило мой плач в радость, а мои жалостливые слова в адрес тех бедняжек – в восторженные возгласы “Машааллах, Баракаллах”; и побудило меня сказать: “Хвала Аллаху за свет веры!” Потому что с секретом единственности я увидел, что каждое создание, особенно каждое живое существо, с секретом единобожия имеет очень большие результаты и всеобщие пользы.

Например, каждое живое существо, допустим, этот нарядный цветок и эта сластёна-муха, представляют собой такие глубокомысленные, хвалебные Божественные оды, что каждый обладатель разума изучает их с полным наслаждением. И они являются такими ценными чудесами могущества и такими объявлениями мудрости, что захватывающе демонстрируют искусство Творца бесконечным ценителям. И их весьма высокая цель сотворения состоит в том, чтобы удостоиться появления перед наблюдающим Взором Всевышнего Создателя, желающего Самому видеть Свои творения, Самому созерцать красоту Своей Сути и Самому наблюдать в маленьких зеркалах прелести проявлений Своих имён. И высокая обязанность их естества состоит в их пятистороннем служении (как было изложено в “Двадцать четвёртом Письме”) для показа, требующих бесконечной деятельности во вселенной, Божественного Господства и Совершенств Всевышнего. И вместе с тем, что они приносят такую пользу и результаты, оставив вместо себя в этом явном мире, если они одушевлённые, то свою душу, а также в бесчисленных памятях и других “хранимых скрижалях” – свой облик и суть, и в семенах и яйцах – законы своей природы и некую будущую жизнь, а в скрытом мире и кругу имён – отражённые ими красоты и совершенства; они заходят под занавес внешней смерти и исчезновения, несущих смысл радостной демобилизации, скрываясь лишь от мирских глаз. И, увидев такую суть, я сказал: “Ах, слава Аллаху!”

Да, видимые воочию на всех уровнях вселенной и во всех её видах, пустившие корни повсюду весьма основательные, очень мощные, безукоризненные и бесконечно блистательные красоты и прелести, конечно, показывают невозможным и надуманным весьма мерзкое, грубое, очень печальное и отвратительное первое состояние, необходимо следующее из многобожия. Потому что за завесой такой основательной красоты не может спрятаться и не может находиться такая страшная мерзость. Если она там окажется, тогда та реальная красота станет неверной, неосновательной, пустой и мнимой. Следовательно, в многобожии нет истины, этот путь закрыт, уходит в болото; положения его абсурдны и невозможны. Поскольку эта вышеупомянутая, доступная чувствам истина веры, подробно и с твёрдыми доказательствами изложена во многих темах книги “Сираджуннур”, то здесь мы удовлетворимся этим коротким изложением.

Третий Плод

Обращён к разумным созданиям, и особенно к человеку. Да, с секретом единственности человек может стать среди всех созданий обладателем великого совершенства и самым ценным плодом Вселенной, и самым изнеженным и прекрасным из творений, и самым счастливым и удачливым среди живых существ, и собеседником, и другом Создателя мира. И даже все людские совершенства, и все высокие человеческие цели связаны с единобожием. Они обретают существование с секретом единственности Всевышнего. Иначе, если единственности не будет, человек станет самым несчастным из созданий, самым низким из существ, самым невезучим из животного мира и самым печальным, самым мучающимся и горюющим из обладателей разума. Ведь вместе с тем, что человек бесконечно слаб, его враги бесчисленны, нищета беспредельна, а нужда нескончаема, его суть оснащена такими многочисленными и разнообразными “инструментами” и чувствами, что он ощущает сотню тысяч различных страданий и желает наслаждаться сотнями тысяч разновидностей удовольствий. И у него есть такие стремления и желания, что тот, чья власть не распространяется на всю Вселенную сразу, удовлетворить эти желания не может.

Например, у человека есть очень сильное желание вечности. Исполнить это человеческое желание может лишь Некто Такой, Кто словно неким дворцом управляет всей Вселенной. Кто подобно закрытию двери одной комнаты и открытию дверей другого зала, также легко может закрыть двери бренного мира и открыть мир вечный. Подобно этому желанию вечности, у человека есть ещё тысячи негативных и позитивных желаний, протянувшихся в сторону вечности и распростёршихся по всему миру. И тем кто удовлетворив их, исцелит две ужасные раны человечества – бессилие и нужду – может быть только Единственный, Который по секрету единственности, держит в Своей власти всю Вселенную.

И у человека есть такие тонкие, скрытые и незначительные желания, касающиеся спокойствия и благополучия сердца, а также такие значимые, великие и объемлющие стремления, являющиеся почвой для вечности и счастья души, что их может исполнить лишь Тот, Кто видит самые тонкие и незаметные завесы сердца, не оставаясь к ним безразличным. И Кто слышит, не оставляя без ответа, даже самые скрытые, тихие и беззвучные голоса. И Он должен быть настолько могущественным, что подчинив словно двух послушных солдат небеса и землю, мог привести их к исполнению великих обязанностей.

И с секретом единственности все системы и чувства человека обретают весьма высокую ценность, с многобожием же и неверием они бесконечно падают. Например, самой ценной человеческой системой является разум. С секретом единобожия этот разум становится неким подобным бриллианту ключом, открывающим Божественные святые сокровищницы и тысячи кладовых Вселенной. Если же он упадёт в неверие и многобожие, тогда превратится в некий бедственный, злосчастный и причиняющий беспокойство инструмент, собирающий в голове человека мучительные печали прошлого и дикие страхи будущего.

И, например, являющееся самым нежным и приятным человеческим чувством, сострадание. Если секрет единобожия не поспешит ему на помощь, то оно станет таким страшным жжением, разлукой, печалью и бедой, что опустит человека до самой несчастной степени. Некая беспечная мать, навеки потерявшая своего единственного ребёнка, чувствует это жжение в полную силу.

И, например, самым насладительным, сладким и ценным чувством человека является любовь. Если ей поможет секрет единобожия, то она увеличит этого маленького человека до размеров вселенной, даст ему широту и сделает его неким избалованным царём всех созданий. Если же она упадёт в неверие и многобожие, да упасёт Аллах, то станет такой бедой, что каждую минуту будет рвать на части сердце бедного человека вечными разлуками с его бесчисленными возлюбленными, исчезающими в гибели и тлене. Однако, погружающие в беспечность игры и развлечения, временно отключая чувства, не дают почувствовать этого.

Итак, если ты сравнишь с этими тремя примерами сотни чувств и систем человека, то поймёшь, насколько единственность Всевышнего, единобожие является важной основой человеческих совершенств. Поскольку этот “Третий Плод”, также с очень красивыми разъяснениями и доказательствами изложен, наверное, в двадцати местах “Сираджуннура”, то здесь мы удовлетворимся лишь этим кратким указанием.

Направило и привело меня к этому “Плоду” такое чувство:

Однажды я находился на вершине одной высокой горы. Вследствие духовного пробуждения, рассеявшего беспечность, передо мной в полном своём смысле предстала могила, я во всей её наготе увидел смерть и плачевные картины исчезновения и тлена. Как и у каждого, природная любовь к вечности, заложенная в моём естестве, тутже вскипела, взбунтовавшись против исчезновения. И при виде угасания и гибели обладателей совершенств, знаменитых пророков, святых и праведников, с которыми я очень сильно связан любовью и симпатией, имеющиеся в моём естестве жалость и сострадание к своему роду и виду, забурлив, восстали. С целью поиска помощи я взглянул на шесть окружающих меня сторон и не смог найти там никакого утешения или помощи. Потому что в стороне прошлого я увидел некую великую могилу, в будущем – лишь мрак, вверху – ужас, снизу, справа и слева – мучительные, грустные положения и атаки бесчисленных вредных вещей. Вдруг мне на помощь пришёл секрет единобожия, он раскрыл занавес и показал истинное положение вещей. “Смотри!” – сказал.

Прежде всего я взглянул в лицо очень пугающей меня смерти и увидел, что для верующих смерть – это некое освобождение. Смертный миг – это справка о демобилизации, смена местопребывания, предисловие и дверь вечной жизни. Это выход из тюрьмы бренного мира и взлёт к садам Рая. Очередь получения воздаяния за службу и предстания перед Милостивым. Некое приглашение в края счастья… Поскольку я твёрдо это понял, то начал любить смерть.

Затем я посмотрел на исчезновения и тлен. Увидел, что подобно кадрам сменяющимся на киноэкране и гребешкам ряби на воде, текущим под солнцем, они представляют собой некую насладительную смену подобий, некое обновление. И это некий поток, исходящий из скрытого мира и текущий через мир явный, неся обязанность освежения очень красивых и прелестных проявлений Прекрасных Имён Аллаха. И это некий исполненный мудрости показ красоты Божественного Господства. И служение существ неким зеркалом для вечной прелести,.. что я понял во всей ясности.

После этого я взглянул на шесть сторон и увидел, что с секретом единобожия они ослепительно светлы. Я увидел, что прошлое не является великой могилой, а представляет собой некие, перетекающие в будущее, тысячи светлых собраний и сообществ друзей, а также тысячи светлых панорам. И так далее, подобно этим двум положениям, я посмотрел в истинные лица ещё тысяч положений и увидел, что они не дают ничего другого, кроме радости и чувства благодарности.

Свои ощущения и чувства, касающиеся этого “Третьего Плода”, я с частными и общими доводами изложил наверное в сорока местах “Сираджуннура”. И особенно в “Двадцать шестом Сиянии”, коим является “Брошюра для пожилых”. В тринадцати её “Надеждах” они объяснены настолько красиво и твёрдо, что лучшего объяснения не может быть. Поэтому в данном разделе очень длинное повествование я оставил очень коротким.

***