ВТОРАЯ ТЕМА СЕМНАДЦАТОГО СЛОВА

(Примечание)

Бросай несчастный причитать от бед, давай, на Аллаха уповай.

Знай, что причитания твои – ещё большая беда, ещё большая ошибка, горе сами по себе.

* * *

Если нашёл ты Того, Кто дал тебе беду, то знай, нашёл ты дар и радость большие, чем та беда.

Бросай стенать, благодари, похожие на грусть слезы смеются над состоянием твоим, все улыбаются.

* * *

Если ж не нашёл – полон мир твой страданьями и тленом, становится напрасным, знай.

Когда над твоей главой висит несчастие с огромный мир величиной, что кричишь от маленькой беды, ты на Аллаха уповай.

* * *

Рассмейся упованием в лицо беде, пусть и она засмеётся.

Со смехом она уменьшается, изменяется.

* * *

О, себялюбец, знай же! Счастье мира – в отречении от него.

Если знаешь Создателя, этого хватит, всё, что оставишь – на пользу тебе.

* * *

Если ж ты знаешь себя лишь – гибель кругом, что б ты ни делал, всё против тебя.

Значит, в обоих случаях необходим отказ от мира этого.

* * *

Отказаться значит: видеть, что всё – от Аллаха, всё по Его повелению, с Его именем…

Если желаешь торговли, она в обмене тленной жизни на вечность.

* * *

Если желаешь для своего нафса – всё не прочно, не основательно тоже…

Если желаешь пустого – над ним печать тлена.

* * *

Значит, не стоит и брать его, на этом базаре гнилой весь товар.

Если так – проходи… хороший товар за этим рынком выставлен…


Примечание: Части этой второй темы похожи на стихи, но это не стихи. Рифмовать их намерения не было. Скорее с точки зрения совершенной гармонии заложенных в них истин они приобрели в некоторой степени упорядоченный вид.

ЯГОДА ЧЁРНОГО ТУТОВНИКА

[На вершине того благословенного тутового дерева Прежний Саид произнёс языком Нового Саида.]

Мой собеседник не Зия Паша – все увлечённые Европой.

Говорит не нафс мой – сердце, от имени приверженцев Корана.

* * *

Предыдущие “Слова” все – истина, но осторожен будь, не заблудись, берегись, не преступи своих границ.

Иностранными идеями не увлекись, заблуждение они, не слушай их, заставят они тебя пожалеть.

* * *

Ты видишь, самые из них блистательные, мировые гении

Постоянно изумляются: “Ох! кому и на кого я могу жаловаться, сам я уж запутался”.

* * *

Коран заставляет сказать; и я говорю, не колеблясь.

От Него всё исходит, и жалуюсь Ему я. Подобно тебе не заблужусь.

* * *

Всё от Справедливого принимая, к Справедливому взываю и, как ты, не преступлю.

С земли на небеса призываю и подобно тебе не сбегу.

* * *

Ведь света свет в Коране каждый Его призыв, не откажусь я от него, как ты.

Подтверждаю, в Коране лишь справедливость и мудрость, а за философию же, противостоящую ему – ломаного гроша не даю.

* * *

В том Различителе – истины алмаз, за него я жизнь отдам, не продам его как ты.

Иду я от созданного к Истинному и не сверну с пути как ты.

* * *

На дороге есть колючки, но я над ней лечу, потому, на те шипы не наступлю как ты.

От земли и до небес благодарность возношу, и от неё не ускользну как ты.

* * *

На смерть смотрю я как на друга, её я не боюсь, как ты.

Смеясь вхожу в могилу и не содрогнусь, как ты.

* * *

Для тебя она, как пасть дракона, как ложе ужаса, как провал в пустоту.

Мне ж могила даёт с любимыми обняться, не огорчает меня и не злит.

* * *

Врата милости, справедливости и света, мне не в тягость они, назад не отступлю.

“Бисмиллах” говоря, в её двери стучусь (Примечание-1), не оглядываюсь и не боюсь.

* * *

“Альхамдулиллях” говоря, спокойно лягу, покой найдя, тяготы кончились и ужасы, муки не преследуют меня.

Судного Дня Призыв услышав, встану со словами “Аллаху Акбар” (Примечание-2), не испугаюсь Великого Сбора, Высшего Поклонения не буду стараться избегать.

* * *

Под сенью Милости Создателя, под светом Корана и Процветания Веры не буду ни о чём переживать.

Не буду стоять, побегу, в тень трона Милостивого полечу, в заблуждение, как ты, не впаду! Если будет угодно Аллаху.

* * *


Примечание-1: “Ох!” – говоря, не убегаю.

Примечание-2: Услышав утром Судного Дня призыв Исрафила встану, говоря “Аллаху Акбар”. Не стану избегать Великой Молитвы (Намаза). Не испугаюсь всеобщего Сбора.

МОЛИТВА, ИЗОШЕДШАЯ ИЗ СЕРДЦА

НА ПЕРСИДСКОМ ЯЗЫКЕ

هٰذِهِ الْمُنَاجَاةُ تَخَطَّرَتْ فِى الْقَلْبِ هٰكَذَا بِالْبَيَانِ الْفَارِسٖى

[То есть от того, что эта молитва пришла в сердце на персидском языке, на персидском была и записана. Она была напечатана в ранее изданной книге “Хубаб”.]

يَارَبْ بَشَشْ جِهَتْ نَظَرْ مٖيكَرْدَمْ دَرْدِ خُودْرَا دَرْمَانْ نَمٖى دٖيدَمْ

О, Господи! Самонадеянно и невнимательно, опираясь на собственную силу и волю, разыскивая лекарство для своих ран, я взглянул на шесть, лежащих предо мною сторон. Но, к сожалению, исцеления для своей болезни найти не смог. Духовно мне было сказано: “Разве болезни не достаточно тебе, как лекарства”.

دَرْرَاسْتْ مٖى دٖيدَمْ كِه دٖى رُوزْ مَزَارِ پَدَرِ مَنَسْتْ

Да, разыскивая утешения в прошлом, которое является правой стороной, я небрежно посмотрел туда. Но увидел во вчерашнем дне могилу отца, и всё прошлое мне показалось некой великой могилой предков. Вместо утешения оно принесло мне ужас. (Примечание-1)

(Примечание-1): Эту ужасную огромную могилу вера показывает как полное надежды светлое собрание и как некий сбор любимых и близких.

وَ دَرْ چَپْ دٖيدَمْ كِه فَرْدَا قَبْرِ مَنَسْتْ

Затем я взглянул на будущее, расположенное слева от меня. И там найти лекарства тоже не смог. Наоборот, увидев в завтрашнем дне свою могилу, всё будущее показалось мне огромной могилой моих сверстников и всех будущих поколений, что принесло мне скорее ужас, чем надежду. (Примечание-2)

(Примечание-2): Вера и её душевное спокойствие показывают ту страшную великую могилу, как приглашение Милостивого в приятные, прекрасные дворцы счастья.

وَ اٖيمْرُوزْ تَابُوتِ جِسْمِ پُرْ اِضْطِرَابِ مَنَسْتْ

Поскольку не нашёл я утешения и слева, то взглянул на сегодняшний день. И я увидел, что этот день подобен некому гробу. В отчаянном движении несёт он моё тело к могиле. (Примечание-3)

(Примечание-3): Вера показывает этот гроб в виде торговой лавки и некой дорогой гостиницей.

بَرْ سَرِ عُمْرْ جَنَازَۀِ مَنْ اٖيسْتَادَه اَسْتْ

И в той стороне лекарства найти я не смог. Затем, подняв голову, я посмотрел на вершину древа моей жизни. Где единственный плод того дерева – моё мёртвое тело – висит на его вершине и смотрит на меня. (Примечание-4)

(Примечание-4): Вера показывает тот плод не как труп, а скорее, как выход моей души, удостоенной вечной жизни и являющейся кандидатом на вечное счастье, из её состарившегося гнезда на прогулку среди звёзд.

دَرْ قَدَمْ اٰبِ خَاكِ خِلْقَتِ مَنْ وَ خَاكِسْتَرِ عِظَامِ مَنَسْتْ

Отчаявшись в той стороне, я опустил свой взгляд на землю. Внизу, под ногами земля смешалась с прахом моих костей и изначальной глиной моего сотворения. Это же не успокоило, а лишь ещё больше разбередило мои раны. (Примечание-5)

(Примечание-5): Вера показывает тот грунт вратами милости и завесой райских залов.

چُونْ دَرْ پَسْ مٖينِگَرَمْ بٖينَمْ اٖينْ دُنْيَاءِ بٖى بُنْيَادْ هٖيچْ دَرْ هٖيچَسْتْ

Отвернув и оттуда свой взор, я посмотрел назад. Вижу, что этот безосновательный, тленный мир движется, вращаясь в пропасти пустоты и во мраке небытия. Что пролило на мои раны не бальзам, а наоборот, добавило яда страха и ужаса. (Примечание-6)

(Примечание-6): Вера показывает тот вращающийся во мраке мир как исполнившее свои обязанности, изложившее свой смысл и вместо себя оставившее в сфере существования свои результаты письмо Создателя и страницы Божественной живописи.

وَ دَرْ پٖيشْ اَنْدَازَۀِ نَظَرْ مٖيكُنَمْ دَرِ قَبِرْ كُشَادَه اَسْتْ

وَ رَاهِ اَبَدْ بَدُورِ دِرَازْ بَدٖيدَارَسْتْ

Поскольку и там не увидел я блага, то посмотрел вперёд. Смотрю, мой путь ведёт прямо к распахнутым дверям могилы, за которой стелется пустынная дорога в вечность, протянувшаяся за дальние дали. (Примечание-7)

(Примечание-7): Оттого, что вера показывает те двери могилы вратами мира света, а тот путь – дорогой к вечному счастью, то это становится для моих ран и бальзамом, и лекарством.

مَرَا جُزْ جُزْءِ اِخْتِيَارٖى چٖيزٖى نٖيسْتْ دَرْ دَسْتْ

Так, вместо надежды и утешения, с тех шести сторон получил я лишь страх и ужас, против которых в моих руках кроме слабой, незначительной воли нет ничего, на что я мог бы опереться, чтобы противостоять им. (Примечание-8)

(Примечание-8): Вера вместо этой слабой воли, представляющей собой подобие неделимой элементарной частицы, даёт некое удостоверение, дающее возможность опереться на неограниченную силу, а скорее сама вера – это некое удостоверение.

كِه اُو جُزْءْ هَمْ عَاجِزْ هَمْ كُوتَاهُ و هَمْ كَمْ عَيَارَسْتْ

Между тем, это называемое незначительной волей человеческое оружие является и слабым, и коротким, и полным недостатков. Оно не в силах что-либо создать, может лишь попытаться что-либо сделать и больше ничего. (Примечание-9)

(Примечание-9): Вера, дав использовать эту незначительную волю во имя Аллаха, делает её достаточной для получения всего желаемого в любом деле. Подобно тому, как один солдат, находясь на службе у государства, может со своей малой силой сделать то, что в тысячу раз превысит его собственные возможности.

نَه دَرْ مَاضٖى مَجَالِ حُلُولْ نَه دَرْ مُسْتَقْبَلْ مَدَارِ نُفُوذْ اَسْتْ

Ни проникнуть в прошлое, ни пробраться в будущее воля не может. Для моих желаний и мучений, связанных с ними, от неё пользы нет. (Примечание-10)

(Примечание-10): Вера, взяв поводья из рук материального тела, передаёт их сердцу и душе, чем открывает дорогу и в прошлое, и в будущее, потому что круги жизни души и сердца широки.

مَيْدَانِ اُو اٖينْ زَمَانِ حَالْ و يَكْ اٰنِ سَيَّالَسْتْ

И свобода передвижения этой малой воли ограничена лишь этим коротеньким настоящим временем, лишь одним быстротекущим мигом.

بَا اٖينْ هَمَه فَقْرْهَا وَ ضَعْفْهَا قَلَمِ قُدْرَتِ تُو اٰشِكَارَه نُوِشْتَه اَسْتْ

دَرْ فِطْرَتِ مَا مَيْلِ اَبَدْ وَ اَمَلِ سَرْمَدْ

И вот, когда я был опечален всеми теми нуждами и слабостью, своими нищетой и бессилием, а вместе с тем и идущими со всех шести сторон ужасами и страхом, пером Создателя на странице моего естества и в моей сути были ясно записаны и размещены протянувшиеся к вечности желания и распростёршиеся до бесконечности мечты.

بَلْكِه هَرْ چِه هَسْتْ ، هَسْتْ

Даже можно сказать, что в моем естестве имеются образцы всего, что есть в мире. Со всем этим я взаимосвязан. Ради них я принуждаюсь к действию и действую.

دَائِرَۀِ اِحْتِيَاجْ مَانَنْدِ دَائِرَۀِ مَدِّ نَظَرْ بُزُرْگٖى دَارَسْتْ

Круг моих потребностей велик и широк настолько, насколько хватает взора.

خَيَالْ كُدَامْ رَسَدْ اِحْتِيَاجْ نٖيزْ رَسَدْ دَرْ دَسْتْ

هَرْچِه نٖيسْتْ دَرْ اِحْتِيَاجْ هَسْتْ

И этот круг потребностей расширяется даже до пределов, которые охватывает воображение. Там тоже появляются нужды. Скорее нужда есть во всём, чего нет в руках. Того же, чего нет в руках – бесконечно много.

دَائِرَۀِ اِقْتِدَارْ هَمْچُو دَائِرَۀِ دَسْتِ كُوتَاهْ كُوتَاهَسْتْ

Однако, круг возможностей узок и мал… его охват лишь на длину коротких рук.

پَسْ فَقْرُ و حَاجَاتِ مَا بَقَدْرِ جِهَانَسْتْ

Значит, мои нужда и потребность охватывают весь мир.

وَ سَرْمَايَۀِ مَا هَمْ چُو جُزْءِ لَايَتَجَزَّا اَسْتْ

Капитал же мой подобен неделимой частице – атому.

اٖينْ جُزْءْ كُدَامْ وَ اٖينْ كَائِنَاتِ حَاجَاتْ كُدَامَسْتْ

Итак, какова эта нужда, величиной во весь мир, для удовлетворения которой нужны миллиарды, и какова эта ничтожная пятикопеечная воля? С ней этот огромный мир не купишь, не заработаешь. Если так, то нужно искать другой выход.

پَسْ دَرْ رَاهِ تُو اَزْ اٖينْ جُزْءْ نٖيزْ بَازْ مٖى گُذَشْتَنْ چَارَۀِ مَنْ اَسْتْ

И выход таков: отказавшись от этой ничтожной воли, доверив свои дела Воле Бога отрекшись от своей силы и могущества и ища прибежища у Силы и Могущества Всевышнего, ухватиться за истину упования. “О Господи! Поскольку спасение в этом, на Твоём пути отказываюсь я от этой ничтожной воли и отрекаюсь от своего самолюбия…

تَا عِنَايَتِ تُو دَسْتْگٖيرِ مَنْ شَوَدْ رَحْمَتِ بٖى نِهَايَتِ تُو پَنَاهِ مَنْ اَسْتْ

Дабы Твоя благосклонность, из сострадания к моей слабости и бессилию, взяла меня за руку. Дабы Твоя милость, проявив сочувствие к моим нужде и нищете, могла быть моим прибежищем, и открыла бы мне свои двери”.

اٰنْ كَسْ كِه بَحْرِ بٖى نِهَايَتِ رَحْمَتْ يَافْتْ اَسْتْ

تَكْيَه نَه كُنَدْ بَرْ اٖينْ جُزْءِ اِخْتِيَارٖى كِه يَكْ قَطْرَه سَرَابَسْتْ

Да, каждый, кто обрёл бескрайнее море милости, не станет доверяться ничтожной воле, не будет обращаться к ней, отказавшись от той милости.

اَيْوَاهْ اٖينْ زِنْدِگَانٖى هَمْ چُو خَابَسْتْ

وٖينْ عُمْرِ بٖى بُنْيَادْ هَمْ چُو بَادَسْتْ

Ох, обманулись мы! Посчитали эту мирскую жизнь неизменной, постоянной. И из-за этого предположения мы потеряли всё полностью. Да, эта преходящая жизнь – некий сон, прошла она подобно сновиденью. Это не имеющее опоры время, также улетая, уходит от нас, как ветер.

اِنْسَانْ بَزَوَالْ دُنْيَا بَفَنَا اَسْتْ اٰمَالْ بٖى بَقَا اٰلَامْ بَبَقَا اَسْتْ

Горделивый человек, полагающийся на себя и считающий себя вечным обречён на исчезновение и быстро уходит. Этот мир же, являющийся его домом, падает во мрак небытия. Невечные стремления же оставляют в душе вечные страдания.

بِيَا اَىْ نَفْسِ نَافَرْجَامْ وُجُودِ فَانٖى خُودْرَا فَدَا كُنْ

خَالِقِ خُودْرَا كِه اٖينْ هَسْتٖى وَدٖيعَه هَسْتْ

Поскольку истина такова, давай же, о нуждающийся в существовании и страстно желающий жизни, горячо влюблённый в этот мир, охваченный бескрайними стремлениями и подверженный бесчисленным страданиям, мой нафс! Проснись, образумься! Посмотри, как надеется на свой огонёк жук-светлячок и поэтому остаётся в безбрежном мраке ночи; пчела же, оттого что не надеется на свои силы, находит взошедшее солнце, созерцает все цветы, являющиеся её друзьями, раскрывшиеся под солнечным светом, подобно звёздам. Также и ты, если будешь полагаться на себя, на своё существование и самолюбие – станешь подобным светлячку. Если же своё тленное существо пожертвуешь Создателю, давшему тебе эту телесную оболочку и душу, станешь подобным пчеле. Ты найдёшь бескрайний свет существования. Пожертвуй, потому что это существо, это тело тебе не принадлежит, оно лишь временно поручено тебе под ответственность.

وَ مُلْكِ اُو وَ اُو دَادَه فَنَا كُنْ تَا بَقَا يَابَدْ

اَزْ اٰنْ سِرّٖى كِه ، نَفْىِ نَفْىْ اِثْبَاتْ اَسْتْ

Это Его имущество, оно дано Им. А если так, то, не становясь обязанным и не увиливая, исчезни, дабы найти вечность. Так как отрицание отрицания – доказательство, то есть, если отрицания чего-либо не существует – значит, это что-либо есть. Если небытие исчезает – появляется бытие.

خُدَاىِ پُرْكَرَمْ خُودْ مُلْكِ خُودْرَا مٖى خَرَدْ اَزْ تُو

بَهَاىِ بٖى گِرَانْ دَادَه بَرَاىِ تُو نِگَاهْ دَارَسْتْ

Щедрый Творец покупает Своё имущество у тебя. Даёт тебе такую огромную цену, как Рай. И сохраняет это имущество для тебя в прекрасном виде. Повышает его стоимость. Затем снова отдаст тебе его в вечном и совершенном виде. Если так, то о, мой нафс! Не тяни, заключи эту сделку с пятью входящими друг в друга выгодами. Дабы, спасшись от пяти потерь, обрести сразу пять прибылей.

* * *

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ

فَلَمَّٓا اَفَلَ قَالَ لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ

لَقَدْ اَبْكَانٖى نَعْىُ ( لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ ) مِنْ خَلٖيلِ اللّٰهِ

“Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного”

“Когда же она (звезда) закатилась, он (Ибрахим) сказал: “Я не люблю тех, кто закатывается” (Коран, 6:76).

Свирелью звучащие слова Ибрахима (Мир Ему) لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ объявляющие об исчезновении и смерти Вселенной, заставили меня плакать.

فَصَبَّتْ عَيْنُ قَلْبٖى قَطَرَاتٍ بَاكِيَاتٍ مِنْ شُئُونِ اللّٰهِ

Потому заплакали очи сердца и потекли плачущие капли слез. Да, подобно плачу сердца, каждая пролитая слеза настолько печальна, что лишь её вид снова заставляет плакать. Словно и сама она плачет. Нижеследующие мысли на персидском являются теми слезами.

لِتَفْسٖيرِ كَلَامٍ مِنْ حَكٖيمٍ اَىْ نَبِىٍّ فٖى كَلَامِ اللّٰهِ

Эти слезы – некий комментарий к одному находящемуся в слове Аллаха (в Коране) изречению мудреца, являющегося посланником-пророком.

نَمٖى زٖيبَاسْتْ اُفُولْدَه گُمْ شُدَنْ مَحْبُوبْ

Не прекрасен возлюбленный, который, закатываясь, исчезает. Потому что тот, кто обречён на исчезновение, не может быть истинно прекрасным. Не заставит он и не должен заставить полюбить себя сердцем, ведь оно создано для вечной любви и является зеркалом Того, Кто ни в чём и ни в ком не нуждается, но в Ком нуждаются все.

نَمٖى اَرْزَدْ غُرُوبْدَه غَيْبْ شُدَنْ مَطْلُوبْ

Возлюбленный, обречённый исчезнуть на закате, не стоит того, чтобы привязываться к нему сердцем и занимать им свои мысли. Он не может быть источником надежд и не достоин того, чтобы с горестью и грустью переживать его уход. И тем более сердцем влюбится в него и привязаться к нему.

نَمٖى خٰواهَمْ فَنَادَه مَحْوْ شُدَنْ مَقْصُودْ

Стремления, изчезающие с гибелью, этого я не желаю. Ведь сам я – тленный и не желаю того, что тленно, что ж тут поделаешь?

نَمٖى خٰوانَمْ زَوَالْدَه دَفْنْ شُدَنْ مَعْبُودْ

Если тот, кому поклоняются, исчезает в могиле гибели, то не стану я его призывать, не буду просить у него убежища. Потому что сам я бесконечно слабый и нуждающийся, а тот, кто является слабым не найдёт лекарства для моей слишком тяжёлой болезни. Не прольёт бальзам на мои вечные раны. Как же можно преклоняться пред тем, кто самого себя от гибели спасти не в силах?

عَقْلْ فَرْيَادْ مٖى دَارَدْ نِدَاءِ ( لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ )مٖى زَنَدْ رُوحَمْ

Да, разум, судящий по внешним проявлениям, видя в неразберихе этой Вселенной исчезновение любимых им вещей, в отчаянии рыдает, а дух, ищущий вечного возлюбленного плача, объявляет:  لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ  Я не люблю закатывающихся” (Коран, 6:76)

نَمٖى خٰواهَمْ نَمٖى خٰوانَمْ نَمٖى تَابَمْ فِرَاقٖى

Не хочу, не желаю, не в состоянии я вынести разлуку…

نَمٖى اَرْزَدْ مَرَاقَه اٖينْ زَوَالْ دَرْ پَسْ تَلَاقٖى

Встречи, мгновенно огорчаемые исчезновением, не стоят грусти и переживания. Они вовсе не достойны того, чтобы мечтать о них. Как исчезновение наслаждения является мучением, так и воображение об исчезновении наслаждения – такое же мучение. Каждая из собрания всех ошибочно влюблённых, т.е. каждая из поэм о любви, из-за страдания, идущего от воображаемой разлуки, является плачем. Если выжать душу любого из тех поэтов, то мучительные слезы плача потекут ручьями!

اَزْ اٰنْ دَرْدٖى گِرٖينِ ( لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ ) مٖى زَنَدْ قَلْبَمْ

Так вот, от тех встреч, запятнанных гибелью, от ран и бед этой мучительной ошибочной любви, подобно Ибрахиму (Мир Ему), моё сердце, причитая, плачет и рыдает:  لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ  Я не люблю закатывающихся” (Коран, 6:76)

دَرْ اٖينْ فَانٖى بَقَا خَازٖى بَقَا خٖيزَدْ فَنَادَنْ

Если желаешь вечности в этом бренном мире, то ведь вечность исходит из тленности. Обрети тленность относительно своих страстей и своего нафса, стань вечным.

فَنَا شُدْ هَمْ فَدَا كُنْ هَمْ عَدَمْ بٖينْ كِه اَزْ دُنْيَا بَقَايَه رَاهْ فَنَادَنْ

Отбрось являющиеся основой любви к этому миру дурные привычки! Будь тленным! Всем, что находится в твоём владении, всем, что принадлежит тебе, пожертвуй на пути Истинного Возлюбленного! Узри исчезновение на исходе созданий. Поскольку путь, идущий из этого мира к вечности, проходит через тленность.

فِكِرْ فٖيزَارْ مٖى دَارَدْ اَنٖينِ ( لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ ) مٖى زَنَدْ وِجْدَانْ

Человеческая мысль, погруженная в причины, оцепенев от того гибельного сотрясения мира, в отчаянии рыдает. Совесть, желающая истинного существования, подобно Ибрахиму (Мир Ему), стоном:  لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ

Я не люблю закатывающихся” (Коран, 6:76) обрывая связи с ошибочно возлюбленными и с исчезающими существами, привязывается к Истинно Существующему, к Неисчезающему Возлюбленному.

بِدَانْ اَىْ نَفْسِ نَادَانَمْ كِه دَرْ هَرْ فَرْدْ اَزْ فَانٖى دُو رَاهْ هَسْتْ

بَا بَاقٖى دُو سِرِّ جَانِ جَانَانٖى

О мой невежественный нафс! Знай, хоть и тленны этот мир и эти существа, но в каждой тленной вещи ты можешь найти два ведущих к вечности пути, и сможешь увидеть два секрета двух лучей жизни и души, являющихся отражениями Красоты Неугасающего Возлюбленного. Но при условии: осознай всё бренным и, в первую очередь, себя.

كِه دَرْ نِعْمَتْهَا اِنْعَامْ هَسْتْ وَ پَسْ اٰثَارْهَا اَسْمَا بِگٖيرْ مَغْزٖى وَ مٖيزَنْ دَرْ فَنَا اٰنْ قِشْرِ بٖى مَعْنَا

Да, в дарах видна милость, чувствуется благосклонность Всемилостивого. Если переведёшь взгляд от даров к милости, найдёшь Дарующего. Каждое произведение Создателя подобно некому письму, сообщающему имена Всемогущего Творца. Если перейдёшь от букв к смыслу, то найдёшь через те имена их Носителя. Если можешь отыскать сердцевину, суть тех тленных созданий, то возьми её, а бессмысленную обёртку, пустую кожуру можешь без сожаления бросить в поток тлена.

بَلٖى اٰثَارْهَا گُويَنْدْ زِاَسْمَا لَفْظِ پُرْ مَعْنَا بِخَانْ مَعْنَا وَ مٖيزَنْ دَرْ هَوَا اٰنْ لَفْظِ بٖى سَوْدَا

Да, среди творений нет ни одного произведения, которое бы не было многозначительным воплощённым словом, которое не показывало бы зрителю многие имена Всемогущего Творца. Если ж эти творения являются словами и изречениями могущества, тогда читай их смысл, возьми его в своё сердце. Оставшиеся же бессмысленные выражения отбрось без страха на ветер гибели. Не трать своё время попусту, увлечённо следя за их исчезновением.

عَقْلْ فَرْيَادْ مٖى دَارَدْ غِيَاثِ ( لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ ) مٖيزَنْ اَىْ نَفْسَمْ

Итак, мирской разум, любящий видимость, чей капитал состоит лишь из бесполезных знаний, считает такие цепочки размышлений пустыми и ничтожными, и при этом он лишь постоянно плачет в отчаянии, поражённый и разочарованный. Ищет прямой путь, ведущий к истине. И поскольку душа уже не хватается за то, что закатывается и гибнет, а сердце отказалось от ошибочной любви, и совесть отвернулась от всех тленных. То давай же и ты, бедный мой нафс! Подобно Ибрахиму, одень одеяние

لَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ   Я не люблю закатывающихся” (Коран, 6:76)спасись!

چِه خُوشْ گُويَدْ اُو شَيْدَا جَامٖى عِشْقْ خُوىْ

Посмотри, как для того, чтобы повернуть лица от множества к единству, прекрасно сказал Мавляна Джами, естество которого словно замешано на любви, и сердце опьянено любовью:(Примечание),

يَكٖى خٰواهْ يَكٖى خٰوانْ يَكٖى جُوىْ يَكٖى بٖينْ يَكٖى دَانْ يَكٖى گُوىْ

То есть:

1 – Стремись лишь к Одному; другие не стоят того, чтобы к ним стремиться.

2 – Одного призывай; другие не придут на помощь.

3 – Одного проси; другие этого не достойны.

4 – На Одного смотри; другие показываются ненадолго и прячутся за завесой гибели.

5 – Одного знай; знание других, не помогающее осознать Его, бесполезно.

6 – Об Одном говори; слова не о Нём могут считаться бессмысленными.

نَعَمْ صَدَقْتَ اَىْ جَامٖى

هُوَ الْمَطْلُوبُ § هُوَ الْمَحْبُوبُ § هُوَ الْمَقْصُودُ § هُوَ الْمَعْبُودُ

Да, Джами, ты очень точно сказал. Истинный возлюбленный, истинно желанный, истинно необходимый, истинно достойный поклонения лишь только Он…

كِه لَا اِلٰهَ اِلَّا هُو بَرَابَرْ مٖيزَنَدْ عَالَمْ

Потому что этот мир на разных языках всех существ, различными напевами, вместе с восхвалением Всевышнего, в великом хороводе говорит لَٓا اِلٰهَ اِلَّا هُو  Нет бога, кроме Него”свидетельствует о Его единственности и единстве, проливает бальзам на открытую рануلَٓا اُحِبُّ الْاٰفِلٖينَ Я не люблю закатывающихся” (Коран, 6:76),  и вместо оборванных связей с неистинными возлюбленными показывает Возлюбленного Негаснущего, то есть Аллаха.

* * *


Примечание: Только эта строка является словами Мавляны Джами.

[Двадцать пять лет тому назад, на горе Юша, что возле Стамбульского пролива, в то время, когда я решил отречься от этого мира, ко мне пришли некоторые из моих высокопоставленных друзей, чтобы вернуть меня к прежней жизни. Я им сказал: “Оставьте меня до завтра, я хочу совершить истихара.” На утро сердцу моему пришло два плаката. Они похожи на стихи, но это не стихи. В память о тех благих событиях я не стал их исправлять. Они сохранены в том виде, в каком пришли. И были добавлены в конце Двадцать Третьего Слова. Затем, по соответствию темы, перешли сюда.]

ПЕРВЫЙ ПЛАКАТ

[Плакат, описывающий сущность мирской жизни беспечных людей].

Не зови меня к этому миру Придя в него, увидел тлен я.

Рассеянности хмель стал покрывалом Свет истины не смог уже я видеть.

Все вещи, все созданья Каждое, как нечто тленное и вредное увидел.

Если скажешь про тело, его я надел Ох! Сколько увидел небытия и бед.

Скажешь жизнь – её я попробовал Только муки увидел.

Разум стал как орудие пытки Вечное горе увидел.

Жизнь стала вся как страсть Суть её совершенства увидел я напрасным

Дела все превратились в показуху Желания я увидел, как страданья

Сутью встречи стала гибель Лекарство увидел я таким же, как болезнь.

Стал свет этот мраком Увидел я сиротами друзей.

Голоса эти стали дудкой смерти Этих живых увидел я мертвецами.

Потерялась наука среди сомнений Тысячу болезней увидел я в мудрости.

Наслаждение обратилось в страданье В существовании увидел тысячу несуществований.

Если скажешь о друге – его я нашёл Ох, сколько ж при расставании с

ним я вынес мучений.

ВТОРОЙ ПЛАКАТ

[Плакат, указывающий на сущность мирской жизни людей истины и твёрдой веры].

Исчезло опьянение рассеянности Свет Истины ясно увидел я.

Фактом о Создателе стало бытие Смотри, жизнь – зеркало Истинного.

Ключом сокровищницы разум стал Смотри, бренность – вечности врата.

Призрачный свет совершенства погас Но есть ведь солнце Красоты, смотри.

Разлука стала подобна встрече Страдание теперь – наслаждение, смотри.

Деятельностью самой стала жизнь Смотри, и вечность – та же жизнь.

Стал обёрткой света мрак Смотри, в этой смерти есть жизни права.

Все вокруг друзьями стали Смотри, все голоса – восхваления.

Все частицы всех существ Каждая поминает и восхваляет, смотри.

Нужду нашёл богатой я казной Смотри, в слабости есть настоящая сила.

Если нашёл ты Аллаха Смотри, стало всё вокруг твоим.

Если раб ты Царя Всех Владений Смотри, Его владенья твои.

Если ж ты себялюбец и царь себе сам Смотри, тогда бесконечны беды твои.

Бесконечное наказание вкуси Смотри, слишком беда тяжела.

Если же истинный набожный раб ты Смотри, для тебя бескрайняя радость.

Награда бессчётная есть – возьми Узри бесконечное счастье.

[Двадцать пять лет назад, во время Рамадана, после предвечерней молитвы я читал поэтическую оду Шейха Гиляни (да святится его тайна), посвящённую Прекраснейшим Именам Аллаха. Тогда у меня появилось желание: “Написать молитву, состоящую из Прекраснейших Имён”. Но в то время было написано лишь столько. Я пожелал сделать некое подражание той благословенной поимённой молитве этого моего святого учителя. Но, увы! У меня нет таланта стихосложения и этого я не смог; всё осталось в незавершённом виде. Эта молитва была добавлена к Тридцать третьему письму Тридцать третьего Слова, которым является брошюра Тридцать Три Окна. В связи с соответствием темы было размещено здесь.]

هُوَ الْبَاقٖى

حَكٖيمُ الْقَضَايَا نَحْنُ فٖى قَبْضِ حُكْمِهٖ § هُوَ الْحَكَمُ الْعَدْلُ لَهُ الْاَرْضُ وَ السَّمَاءُ

عَلٖيمُ الْخَفَايَا وَ الْغُيُوبِ فٖى مُلْكِهٖ § هُوَ الْقَادِرُ الْقَيُّومُ لَهُ الْعَرْشُ وَ الثَّرَاءُ

لَطٖيفُ الْمَزَايَا وَ النُّقُوشِ فٖى صُنْعِهٖ § هُوَ الْفَاطِرُ الْوَدُودُ لَهُ الْحُسْنُ وَ الْبَهَاءُ

جَلٖيلُ الْمَرَايَا وَ الشُّؤُنِ فٖى خَلْقِهٖ § هُوَ الْمَلِكُ الْقُدُّوسُ لَهُ الْعِزُّ وَ الْكِبْرِيَاءُ

بَدٖيعُ الْبَرَايَا نَحْنُ مِنْ نَقْشِ صُنْعِهٖ § هُوَ الدَّائِمُ الْبَاقٖى لَهُ الْمُلْكُ وَ الْبَقَاءُ

كَرٖيمُ الْعَطَايَا نَحْنُ مِنْ رَكْبِ ضَيْفِهٖ § هُوَ الرَّزَّاقُ الْكَافٖى لَهُ الْحَمْدُ وَ الثَّنَاءُ

جَمٖيلُ الْهَدَايَا نَحْنُ مِنْ نَسْجِ عِلْمِهٖ § هُوَ الْخَالِقُ الْوَافٖى لَهُ الْجُودُ وَ الْعَطَاءُ

سَمٖيعُ الشَّكَايَا وَ الدُّعَاءِ لِخَلْقِهٖ § هُوَ الرَّاحِمُ الشَّافٖى لَهُ الشُّكْرُ وَ الثَّنَاءُ

غَفُورُ الْخَطَايَا وَ الذُّنُوبِ لِعَبْدِهٖ § هُوَ الْغَفَّارُ الرَّحٖيمُ لَهُ الْعَفْوُ وَ الرِّضَاءُ

О мой нафс! Подобно моему сердцу, заплачь, зарыдай и скажи:

“Тленен я и тленного не желаю…

Слаб я и слабого не хочу…

Препоручаю я душу свою Милостивому, другого мне не надо!

Желаю я, но лишь только Вечного Друга.

Частица я, но желаю Вечное Солнце.

Ничто я совсем, но желаю всё сущее сразу”.

Плод Сосен, Кедров, Можжевельников и осокорей горных лугов Барлы

[Одна из частей Одиннадцатого Письма помещённая здесь в соответствии с темой].

Однажды, находясь в ссылке, когда я созерцал на вершине горы величавые кедры, сосны и можжевельники, их величественный вид и восхитительные очертания, вдруг подул нежный и приятный ветерок. И это состояние превратило тот величавый и сладкий шум, этот колеблющийся танец в некое восторженное восхваление, а мой отвлечённый взгляд превратился в мудрый взор ученика. В тот же миг я вспомнил фразу Ахмеда Чизри на курдском языке:

هَرْكَسْ بِتَمَاشَاگَهِ حُسْنَاتَه زِهَرْ جَاىْ تَشْبٖيهِ نِگَارَانْ بِجَمَالَاتَه دِنَازِنْ

Сердце же моё, излагая тот поучительный смысл, заплакало:

يَا رَبْ هَرْ حَىْ بِتَمَاشَاگَهِ صُنْعِ تُو زِهَرْجَاىْ بَتَازٖى

زِنِشٖيبُ اَزْ فِرَازٖى مَانَنْدِ دَلَّالَانْ بِنِدَاءِ بِاٰوَازٖى

دَمْ دَمْ زِجَمَالِ نَقْشِ تُو دَرْ رَقْصْ بَازٖى

زِكَمَالِ صُنْعِ تُو خُوشْ خُوشْ بِگَازٖى

زِشٖيرٖينٖى اٰوَازِ خُودْ هَىْ هَىْ دِنَازٖى

اَزْوَىْ رَقْصَ اٰمَدْ جَذْبَه خَازٖى

اَزٖينْ اٰثَارِ رَحْمَتْ يَافْتْ هَرْ حَىْ دَرْسِ تَسْبٖيحُ نَمَازٖى

اٖيسْتَادَسْتْ هَرْ يَكٖى بَرْ سَنْگِ بَالَا سَرْفِرَازٖى

دِرَازْ كَرْدَسْتْ دَسْتْهَارَا بَدَرْگَاهِ اِلٰهٖى هَمْ چُو شَهْبَازٖى

بِجُنْبٖيدَسْتْ زُلْفْهَارَا بَشَوْقْ اَنْگٖيزِ شَهْنَازٖى

بَبَالَا مٖيزَنَنْدْ اَزْ پَرْدَه هَاىِ هَاىِ هُوىِ عِشْقْ بَازٖى

مٖيدِهَدْ هُوشَه گِرٖينْهَاىِ دَرٖينْهَاىِ زَوَالٖى اَزْ حُبِّ مَجَازٖى

بَرْ سَرِ مَحْمُودْهَا نَغْمَهَاىِ حُزْنْ اَنْگٖيزِ اَيَازٖى

مُرْدَهَارَا نَغْمَهَاىِ اَزَلٖى اَزْ حُزْنْ اَنْگٖيزِ نَوَازٖى

رُوحَه مٖى اٰيَدْ اَزُو زَمْزَمَۀِ نَازُ نِيَازٖى

قَلْبْ مٖيخٰوانَدْ اَزٖينْ اٰيَاتْهَا سِرِّ تَوْحٖيدْ زِعُلُوِّ نَظْمِ اِعْجَازٖى

نَفْسْ مٖيخٰواهَدْ دَرْ اٖينْ وَلْوَلَهَا زَلْزَلَهَا ذَوْقِ بَاقٖى دَرْ فَنَاىِ دُنْيَا بَازٖى

عَقْلْ مٖيبٖينَدْ اَزٖينْ زَمْزَمَهَا دَمْدَمَهَا نَظْمِ خِلْقَتْ نَقْشِ حِكْمَتْ كَنْزِ رَازٖى

اٰرْزُو مٖيدَارَدْ هَوَا اَزٖينْ هَمْهَمَهَا هَوْهَوَهَا مَرْگِ خُودْ دَرْ تَرْكِ اَذْوَاقِ مَجَازٖى

خَيَالْ بٖينَدْ اَزٖينْ اَشْجَارْ مَلَائِكْ رَا جَسَدْ اٰمَدْ سَمَاوٖى بَاهَزَارَانْ نَىْ

اَزٖينْ نَيْهَا شُنٖيدَتْ هُوشْ سِتَايِشْهَاىِ ذَاتِ حَىْ

وَرَقْهَارَا زَبَانْ دَارَنْدْ هَمَه هُو هُو ذِكْرْ اٰرَنْدْ بَدَرْ مَعْنَاىِ حَىُّ حَىْ

چُو لَا اِلٰهَ اِلَّا هُو بَرَابَرْ مٖيزَنَدْ هَرْ شَىْ

دَمَادَمْ جُويَدَنْدْ يَا حَقْ سَرَاسَرْ گُويَدَنْدْ يَا حَىْ بَرَابَرْ مٖيزَنَنْدْ اَللّٰهْ

فَيَا حَىُّ يَا قَيُّومُ بِحَقِّ اِسْمِ حَىِّ قَيُّومِ

حَيَاتٖى دِهْ بَاٖينْ قَلْبِ پَرٖيشَانْ رَا اِسْتِقَامَتْ دِهْ بَاٖينْ عَقْلِ مُشَوَّشْ رَا اٰمٖينْ

 

Смысл этих двустиший, написанных на персидском, когда я находился на вершинах горных лугов Барлы, ставших плодом тех сосен, кедров, можжевельников и осокорей, следующий:

هَرْكَسْ بِتَمَاشَاگَهِ حُسْنَاتَه زِهَرْ جَاىْ تَشْبٖيهِ نِگَارَانْ بِجَمَالَاتَه دِنَازِنْ

Воспоминания воодушевили меня, и моё сердце, излагая тот поучительный смысл, заплакало со словами: То есть, для того, чтоб созерцать Твою красоту, все собрались отовсюду и Твоей красотой любуются.

يَا رَبْ هَرْ حَىْ بِتَمَاشَاگَهِ صُنْعِ تُو زِهَرْجَاىْ بَتَازٖى

Для созерцания Тебя все живые вышли отовсюду и глядят на поверхность Земли, являющуюся Твоим творением.

زِنِشٖيبُ اَزْ فِرَازٖى مَانَنْدِ دَلَّالَانْ بِنِدَاءِ بِاٰوَازٖى

Снизу, сверху, со всех сторон кричат, как глашатаи.

دَمْ دَمْ زِجَمَالِ نَقْشِ تُو (نُسْخَه: زِهَوَاىِ شَوْقِ تُو) دَرْ رَقْص بَازٖى

Обрадовавшись красотой написанных Тобой узоров, танцуют эти, подобные глашатаям, деревья.

زِكَمَالِ صُنْعِ تُو خُوشْ خُوشْ بِگَازٖى

Увидав Твоё совершенное творчество, обрадовались они и подают дивные голоса.

زِشٖيرٖينٖى اٰوَازِ خُودْ هَىْ هَىْ دِنَازٖى

От сладости их голосов, обрадовавшей и их самих, они кокетливо красуются.

اَزْوَىْ رَقْصَه اٰمَدْ جَذْبَه خَازٖى

Потому затанцевали эти деревья, желают воодушевления.

اَزٖينْ اٰثَارِ رَحْمَتْ يَافْتْ هَرْ حَىْ دَرْسِ تَسْبٖيحُ نَمَازٖى

От тех проявлений Божественной милости каждое живое существо берет урок своего личного восхваления и молитвы.

اٖيسْتَادَسْتْ هَرْ يَكٖى بَرْ سَنْگِ بَالَا سَرْفِرَازٖى

Каждое дерево, получив свой урок, встало на высокой скале, подняв голову ввысь.

 

دِرَازْ كَرْدَسْتْ دَسْتْهَارَا بَدَرْگَاهِ اِلٰهٖى هَمْ چُو شَهْبَازٖى

Каждое из них, протянув сотни своих рук к Божественному престолу, подобно Шехбазу Календеру (Примечание1), исполняет величественное поклонение.

بِجُنْبٖيدَسْتْ زُلْفْهَارَا بَشَوْقْ اَنْگٖيزِ شَهْنَازٖى

(Примечание2)

Играют своими тонкими веточками-локонами, чем напоминают созерцающим их о чистых радостях и высоких удовольствиях.

بَبَالَا مٖيزَنَنْدْ اَزْ پَرْدَه هَاىِ هَاىِ هُوىِ عِشْقْ بَازٖى

Их голоса звучат, преодолевая завесы суеты, словно касаются самых чувствительных струн, самых тонких чувств*3.

مٖيدِهَدْ هُوشَه گِرٖينْهَاىِ دَرٖينْهَاىِ زَوَالٖى اَزْ حُبِّ مَجَازٖى

Этим состоянием они напоминают разуму о плаче, идущем от исчезновения ошибочной любви и о тоскливом стоне, идущем из глубины глубин.

بَرْ سَرِ مَحْمُودْهَا نَغْمَهَاىِ حُزْنْ اَنْگٖيزِ اَيَازٖى

Слышен от них грустный напев возлюбленных, с которыми расстались Махмуды, то есть подобные Султану Махмуду, расставшемуся с любимыми.

مُرْدَهَارَا نَغْمَهَاىِ اَزَلٖى اَزْ حُزْنْ اَنْگٖيزِ نَوَازٖى

Выглядят они так, словно их обязанность – довести до слуха навевающие грусть голоса умерших, которые отрезаны от голосов и слов этого мира.


Примечание-1: Шехбаз Календер – знаменитый герой, который достиг уровня святости, обращаясь к обители Всевышнего, по наставлениям шейха Гиляни.

Примечание-2: Шехназ-и Челькези – известная на весь мир красавица с волосами, заплетёнными в сорок кос.

3* В основном это касается можжевельника, растущего на кладбище.

بَبَالَا مٖيزَنَنْدْ اَزْ پَرْدَه هَاىِ هَاىِ هُوىِ چَرْخِ بَازٖى § مُرْدَهَارَا نَغْمَهَاىِ اَزَلٖى اَزْ حُزْنْ اَنْگٖيزِ نَوَازٖى

 

رُوحَه مٖى اٰيَدْ اَزُو زَمْزَمَۀِ نَازُ نِيَازٖى

Дух же от такого положения понимает: всё сущее, восхвалением отвечая на проявления имён Всемогущего Творца, течёт, как некая мелодия мольбы.

قَلْبْ مٖيخٰوانَدْ اَزٖينْ اٰيَاتْهَا سِرِّ تَوْحٖيدْ زِعُلُوِّ نَظْمِ اِعْجَازٖى

Сердце же через каждое из этих деревьев, являющихся воплощёнными аятами (знамениями), в этой красноречивой высокой поэзии читает о тайне единобожия. То есть во всех созданиях присутствует исключительная гармония, такое искусство, такая мудрость, что даже если каждую из причин Вселенной представить отдельным независимым деятелем, а затем всех собрать, то и тогда они не смогут сделать хотя бы подражаемое.

نَفْسْ مٖيخٰواهَدْ دَرْ اٖينْ وَلْوَلَهَا زَلْزَلَهَا ذَوْقِ بَاقٖى دَرْ فَنَاىِ دُنْيَا بَازٖى

Нафс же, увидев эту картину, представил, что вся поверхность земли вращается в шумном сотрясении разлуки. Он пожелал найти вечное наслаждение: “Найдёшь его в отказе от любви к этому миру” – получил ответ.

عَقْلْ مٖيبٖينَدْ اَزٖينْ زَمْزَمَهَا دَمْدَمَهَا نَظْمِ خِلْقَتْ نَقْشِ حِكْمَتْ كَنْزِ رَازٖى

Разум же в тех напевах животных и деревьев, в том шуме трав и ветров находит весьма многозначительное, упорядоченное созидание, некий мудрый узор, некую сокровищницу тайн. Понимает, что каждая вещь, каждое существо многосторонне освящает Всемогущего Творца.

اٰرْزُو مٖيدَارَدْ هَوَا اَزٖينْ هَمْهَمَهَا هَوْهَوَهَا مَرْگِ خُودْ دَرْ تَرْكِ اَذْوَاقِ مَجَازٖى

Плотские желания же в том шёпоте ветра, в том шелесте листьев получают такое наслаждение, которое заставляет забыть их все лженаслаждения, отчего они желают отречься от тех, являющихся их жизнью неистинных наслаждений и умереть в истинном наслаждении.

خَيَالْ بٖينَدْ اَزٖينْ اَشْجَارْ مَلَائِكْ رَا جَسَدْ اٰمَدْ سَمَاوٖى بَاهَزَارَانْ نَىْ

Воображение же видит, будто внутрь тех деревьев вошли ответственные за них ангелы, одели их словно тела, и каждая ветка обратилась в некую флейту. Словно Вечный Султан, под оркестр тысяч флейт, на пышном официальном торжестве надел на ангелов те тела, и деревья теперь не какие-то неодушевлённые, неразумные громады, а, наоборот, показывают весьма разумное, осмысленное состояние.

 

اَزٖينْ نَيْهَا شُنٖيدَتْ هُوشْ سِتَايِشْهَاىِ ذَاتِ حَىْ

Звуки тех флейт настолько чисты и трогательны, словно идут от небесной, возвышенной музыки. Ум же, подобно Мавляне Джелялетдину Руми, слышит средь звуков тех флейт не то, что слышат все влюблённые, не мучительные жалобы от разлук, а слышит возносимые к Живой и Сущей Божественной Сути благодарения Милостивому и прославления Господа.

وَرَقْهَارَا زَبَانْ دَارَنْدْ هَمَه هُو هُو ذِكْرْ اٰرَنْدْ بَدَرْ مَعْنَاىِ حَىُّ حَىْ

Поскольку каждое из деревьев стало неким телом, а все листья стали языками, значит каждое из них, соприкасаясь с ветром, тысячами языков вторит: “Он, Он (Хува, Хува)”. Поклонением своей жизни объявляют, что их Творец – Живой, Вседержитель.

چُو لَا اِلٰهَ اِلَّا هُو بَرَابَرْ مٖيزَنَدْ هَرْ شَىْ

Потому что всё сущее проявляет старание в великом радении Вселенной и вторит: لَا اِلٰهَ اِلَّا هُو   Нет бога, кроме Него”.

دَمَادَمْ جُويَدَنْدْ يَا حَقْ سَرَاسَرْ گُويَدَنْدْ يَا حَىْ بَرَابَرْ مٖيزَنَنْدْ اَللّٰهْ

Обращаясь, время от времени, ко Всевышнему, из Его сокровищницы милости просит право на жизнь и призывает: “О, Справедливый!” Удостоившись же жизни, языком той полученной жизни сразу повторяет имя: “О, Живой!”

فَيَا حَىُّ يَا قَيُّومُ بِحَقِّ اِسْمِ حَىِّ قَيُّومِ

حَيَاتٖى دِهْ بَاٖينْ قَلْبِ پَرٖيشَانْ رَا اِسْتِقَامَتْ دِهْ بَاٖينْ عَقْلِ مُشَوَّشْ رَا اٰمٖينْ

* * *

[Однажды в Барле, на вершине Сосновой Горы, ночью я взглянул на лик небес. Тотчас появились нижеследующие мысли. Как я услышал в своём воображении разговор небесных звёзд языком их состояния, так он и был записан. По той причине, что я не могу рифмовать и стихослогать, они не совпадают с правилами поэзии. Как были вдохновлены, так и записаны. Взяты они из Четвёртого Письма и из конца Первого Раздела Тридцать Второго Слова].

звёздное письмо,

отражающее разговор звёзд

Послушай, как звёзды в их милой проповеди

Диктуют счастливое письмо о Мудрости, посмотри!

Войдя все вместе в одну речь, они языком истины говорят:

“Мы – доказательства существования Абсолютно Всемогущего Творца,

Мы – светила Его Могущества и Единства!

Рассыпанные позолотой над ликом этой земли прекрасные чудеса для прогулок ангелов,

Принадлежащие этому небу, глядящие на землю и взирающие со вниманием на Рай

Тысячи внимательных глаз – мы! (Примечание)

Развешанные мудрой Рукой одного Прекрасного Всемогущего

На небесную часть древа мироздания, на всю ветвь Млечного Пути

Очень прекрасные плоды – мы!

Для обитателей этих небес по одному странствующему храму, по одному вращающемуся дому, по одному высокому гнезду – мы!

По одной светлой лампе, по одному великому кораблю,

По одному самолёту – мы!

Одного Всемогуще-Совершенного, одного Мудрого Всевышнего

По одному чуду могущества, по одному чудному творению Создателя,

По одной мудрой редкости, по одному гениальному созданию,

По одному миру света – мы!

Сотней тысяч языков сто тысяч показываем доказательств, доводим до слуха людей, являющихся людьми.

Неверующих ослепшие глаза перестали видеть нас и слов они наших не слышат,

Но глаголящие истину знамения – мы!

Печать на нас одна, одно на нас клеймо, Господу нашему мы послушны,

освящаем и прославляем Его, признательно поклоняясь!

По одному вдохновлённому органу великого создания по имени

“Млечный Путь” – мы!”

– Так слушал я в воображении их разговор…

* * *


Примечание: На лике земли, являющемся рассадником и пашней для райских цветов, а также выставкой чудес Могущества, как созерцают эти удивительные вещи и чудеса ангелы небесных миров, также и подобные глазам небесных тел звёзды, словно и они ангелы, увидев на земле прекрасные творения, смотрят на Рай. Увидя те временные чудеса уже в вечном виде в Раю, будто смотрят то на землю, то на Рай. То есть они наблюдают за двумя мирами.