ОДИННАДЦАТОЕ ПИСЬМО

  بِاسْمِهٖ سُبْحَانَهُ وَ اِنْ مِنْ شَىْءٍ اِلَّا يُسَبِّحُ بِحَمْدِهٖ

Во имя Аллаха, который пречист от всех недостатков! “…Нет ничего, что не прославляло бы Его хвалой…” (Коран, 17:44)

[Это письмо, являясь серьёзным лекарством,

указывает на четыре небольшие драгоценности

из сокровищницы четырёх аятов Корана.]

Мой дорогой брат!

Урок по этим четырём вопросам моей душе в разное время преподал Мудрый Коран. Я записал его для того, чтобы желающие братья тоже могли воспользоваться им. В зависимости от темы, из сокровищницы истин четырёх благородных аятов здесь в качестве примера показано по одной маленькой жемчужине. Каждая из этих четырёх тем имеет свой отличительный облик и свою отдельную пользу.

Первая тема. اِنَّ كَيْدَ الشَّيْطَانِ كَانَ ضَعٖيفًا “…воистину, козни сатаны слабы” (Коран, 4:76).О мой нафс, отчаивающийся по причине мнительности! Ассоциативные воображения и всплывающие представления являются некой разновидностью непроизвольных проекций. Проекция же, если она исходит от блага и источника света, то в некоторой степени обретает свойства оригинала. Подобно тому, как зеркальное отражение Солнца обладает его светом и теплом. Что же касается зла и тусклых объектов, то сущность и особенности оригинала изображению не передаются, на проекцию не распространяются. Например, изображение в зеркале некой грязной и зловонной вещи не является ни грязным, ни зловонным. Также и отражение змеи не укусит.

Итак, исходя из этого секрета, воображение неверия – не неверие, представление богохульства – не богохульство. Тем более, если это происходит непроизвольно и как некое мнимое воспоминание, то является совершенно безвредным. И согласно мазхабу Ахл-и Суннат валь-Джамаат, являющемуся мазхабом истины, скверность и отвратительность какой-либо вещи, по-шариату, появляется вследствие Божественного запрета. А поскольку происходящее является некими непроизвольными, не имеющими на то согласия мнимыми воспоминаниями и ассоциативными воображениями, то они не подпадают под запрет. Отражением какой бы грязной и отвратительной вещи они не были, они не грязные и не отвратительные.