Друг! Если ты о себе будешь размышлять подробно, а о внешнем мире кратко, то приблизишься к Единству. Если же поступишь наоборот, то множество рассеет твои мысли, сомнения собьют тебя с толку, твоё эго окрепнет, твоя беспечность усилится и превратится в Природу. Итак, таков путь множества, ведущий к заблуждению.

Знай, мой дорогой брат! Насколько человек невежественен и беспечен! Насколько он сбился с пути и вредит самому себе! Отказываясь от великого блага, явно полезного в девяти отношениях и лишь в одном отношении несущего мнимый вред, выбирает заблуждение. Да, из-за одного сомнения некоего софиста, он отрекается от прямого пути, который имеет тысячи аргументов, свидетельствующих о пользе.

Между тем, человек является очень мнительным и осторожным, поэтому когда в мирском деле будет одна из десяти вероятностей вреда, он уклонится от него. Если же это дело касается Иного мира, то он не уклоняется от него даже когда вероятность вреда равна девяти из десяти возможных. Итак, настолько велико может быть невежество.

Знай, мой дорогой брат! Человеческая душа охвачена бесконечным числом нужд и является местом безграничных страданий. Она испытывает аппетит к бесчисленным наслаждениям, и нет числа её чаяниям. Даже извергающееся из души сострадание, во время заблуждения сердца, несёт в себе нескончаемую боль! Поэтому, у тебя нет права говорить: «Кто я такой?! Какая во мне значимость, чтобы ради меня произошёл Конец Света, были установлены Весы и произведён расчёт?!».

О, надменно сидящий на трибуне заблуждения! Не гордись своей жизнью, ведь она основана на обмане.

Сидящий на этой трибуне заблудший, испугавшись ужаса исчезновения и гибели, прибегает к вероятности вечного счастья. В отказе же от религиозных предписаний, обращается к вероятности отсутствия Иного мира. Благодаря этому самообману, он в обоих случаях спасается от страданий. Однако, в короткое время ложь рассеивается и проявляется истина. Первая вероятность не устраняет страдания, а вторая не облегчает груз.

А также, говоря «Когда беда становится общей, страдание облегчается. Я – такой же, как все», он снова пытается избежать тяжести груза. Однако когда беда всеобщая, страдания умножаются, потому что, подобно ему самому, в эту беду попадают также его близкие и любимые. Поскольку душа человека связана со всеми людьми, то страдания увеличиваются настолько, насколько обширней становится беда.

О, бедняга, ищущий покоя в сомнении под тенью беспечности! Не считай наслаждением наслаждения, вкушаемые тобой в прохладе беспечности и сомнения! Они – ядовитый мёд, и через короткое время превратятся в адские муки. Если же ты желаешь превратить страдания в наслаждения, а огонь – в свет, то посредством поясных и земных поклонов пятикратного намаза подави гордыню, склони голову и наполни верой. Затем, непрестанно размышляй над знамениями (аятами) Всевышнего и повинуйся Ему, дабы разорвалась завеса сомнения и беспечности, проявилась сладость спасения от горечи заблуждения и ощутилось наслаждение молитвы.

Знай, мой дорогой брат! В поклонении и повиновении Всевышнему есть покорность, но нет испытания, ибо господин может испытывать своего раба, а раб не смеет испытывать своего господина. Следовательно, человек не вправе испытывать своего Господа и Создателя.

* * *