Вторая Брошюра,

являющаяся Второй Темой

Этот пункт был написан для того, чтобы разрешить и искорениь серьёзный спор относительно хадиса, говорящего о том, что: “Пророк Муса (мир ему) ударил в глаз ангелу Азраилю (мир ему)”.

В Эгридире  я слышал один научный спор. Этот спор, особенно в это время является ошибкой. Я не знал о споре, и мне тоже задали вопрос. В одной надёжной и уважаемой книге мне показали хадис, помеченный буквой

 ق “каф”, означающей признание его двумя самыми великими Имамами хадисов (Имамом Бухари и Имамом Муслимом), и спросили: “Это хадис или нет?”

Я ответил: “Если в такой уважаемой книге говорится о единодушии двух великих Имамов хадисов, то этому нужно доверять, а значит, это хадис. Однако, в хадисах, как и в Коране, есть некоторые иносказания. Лишь учёные могут найти их смысл. В данном случае же и явный смысл, вероятно, относится к части иносказаний сложных хадисов”. Если бы я знал, что это стало причиной спора, то не стал бы отвечать так коротко, а дал бы следующий ответ:

Во-первых. Спор на подобные темы допускается, только если он ведётся по-совести, с намерением найти истину, без упрямства, среди специалистов в этой области и если это не послужит причиной для неверного восприятия. Доказательством того, что данное обсуждение ведётся ради истины, состоит в следующем: Если истина обнаружится на стороне оппонента, то другой не должен огорчаться, а наоборот, должен обрадоваться, потому что научился тому, чего не знал. Если же правда окажется на его стороне, то он ни чему не научился, скорее, рискует впасть в гордыню.

Во-вторых. Если причиной спора является хадис, то нужно знать уровни хадиса, степени скрытого откровения(*) и категории Пророческой речи. Спорить о сложностях хадисов среди простонародья, показывая свою учёность и, словно адвокат, доказывая свою правоту, при этом искать аргументы, предпочитая своё высокомерие истине и совести, недопустимо. Поскольку открылась эта тема и стала причиной для спора, то это оказывает плохое воздействие на мышление бедных простолюдинов. Потому что, если такой человек будет отрицать подобные иносказательные хадисы по причине того, что они не умещаются в его разуме, то откроет для себя ужасную дверь. То есть, откроет путь к отрицанию твёрдых хадисов, которые не может понять своим узким умом. Если же он, поняв такой хадис в прямом смысле, начнёт распространять, то откроет путь для возражений заблудших и их обвинений в том, что это небылицы. Поскольку к такому иносказательному хадису бессмысленным и вредным образом было привлечено внимание, и подобных ему хадисов передаётся много, то, конечно, нужно изложить истину, которая устранила бы сомнения. И о ней нужно упомянуть, будь тот хадис твёрдым или нет.


(*)См. Вторая основа Четвёртого тонкого указания Девятнадцатого Письма.

Итак, удовлетворяясь подробным разъяснением в других написанных нами брошюрах, например, в двенадцати основах Третьей Ветви и в Четвёртой Ветви “Двадцать четвёртого Слова”, а также в предисловии к “Девятнадцатому Письму”, говорящем о подразделении откровения (вахий), здесь мы лишь вкратце укажем на эту истину:

Ангел не ограничен каким-то одним обликом, как человек. Будучи одним лицом, он подобен множеству. Ангел Азраил (мир ему) является надсмотрщиком над ангелами, уполномоченными забирать души.

“Душу каждого умершего забирает сам Ангел Азраил (мир ему), или это делают его помощники?”

В отношении этого вопроса есть три мнения:

Первое. Душу каждого забирает Азраил (мир ему). Одно дело не мешает другому потому, что его природа световая. Нечто световое может посредством бесчисленных зеркал лично находиться и воплощаться в бесчисленных местах. Воплощения световой личности обладают её собственными качествами, считаются ею самой и ни чем либо иным. Подобно тому, как примеры отражения Солнца в зеркалах обладают солнечными светом и теплом, так и отражения в различных зеркалах мира Мисаль таких духовных созданий, как ангелы, точно подобны им самим и обладают их качествами. Однако воплощаются они в этих зеркалах согласно их свойствам. Так ангел Джабраил (мир ему), будучи видимым среди сахабов в образе Дихьи, в ту же минуту находится ещё в тысячах местах, в тысяча других образах, а также со своими широкими и величавыми крыльями, распростёршимися от востока до запада, он совершает земной поклон перед Великим Престолом (арш-и Азам). В каждом месте, согласно его свойствам, возникает его воплощение, в один и тот же миг он находится в тысячах местах.

Итак, согласно этому учению, нет ничего невозможного, необычайного и неразумного в том, чтобы человекообразное и частичное воплощение Ангела смерти, во время взятия души, получило удар от такого величавого, серьёзного и гневного человека, как пророк Муса (мир ему) и чтобы у этой образной формы Ангела смерти, являющейся некой одеждой его воплощения, был выбит глаз.

Второе мнение. Согласно этому мнению такие великие ангелы, как Джабраил, Микаил и Азраил (мир им), словно всеобщие надсмотрщики, имеют похожих на себя маленьких помощников из ангелов своего вида. И эти помощники различаются, согласно разновидностям созданий. Забирающие души праведных (Примечание 1 ) – одни, а вырывающие души обречённых на страдания – другие. Подобно тому, как аяты:

وَالنَّازِعَاتِ غَرْقًا ۞ وَالنَّاشِطَاتِ نَشْطًا

“Клянусь исторгающими (души неверующих) жестоко, извлекающими (души верующих) нежно” (Коран, 79:1-2)

указывают на то, что есть разные виды ангелов, забирающих души; исходя из этого учения весьма логично, что пророк Муса (мир ему), являющийся особым рабом Всевышнего, со своим природным величием и врождённой отвагой отвесил удар не ангелу Азраилу (мир ему), а воплощённому телу одного из его помощников. (Примечеание 2 ).

Третье мнение. Как было изложено в Четвёртой Основе “Двадцать девятого Слова”, и согласно указанию Благородного Хадиса: “Есть некоторые ангелы, у которых есть сорок тысяч голов, и у каждой головы есть сорок тысяч языков – а значит и восемьдесят тысяч глаз – и на каждом языке есть сорок тысяч восхвалений Всевышнего”. Да, поскольку ангелы уполномочены согласно видам созданий явного мира, а в духовном мире они представляют восхваления этих видов, то, конечно, так и должно быть. Потому что, например, Земной шар – это некое создание. Оно восхваляет Всевышнего. И у него есть не то что сорок, а сотни тысяч разных видов существ, подобных его головам. И каждый вид состоит из сотен тысяч единиц, представляющих собой языки этих видов, и так далее. Значит, уполномоченный ангел Земного шара должен иметь сорок тысяч, а может и сто тысяч голов, в каждой из которых должно быть по сотне тысяч языков, и так далее.


(Примечание 1): В наших краях один великий святой, известный по имени Сейда, был присмерти, пришёл Ангел смерти, уполномоченный забирать души святых. Сейда закричал: “Я очень люблю учеников медресе, так пусть мою душу заберёт вид, назначенный для взятия душ учеников медресе!” – обратился он к Божественной Обители. Те, кто сидел рядом, стали свидетелями этого.

Примечание 2): Даже в наших краях один отважный человек при смерти увидел Ангела смерти. Сказал: “Ты хочешь забрать  меня в постели!” Затем он встал, забрался на коня, взял в руки меч и призвал его на сражение. Храбро умер сидя на коне.

Итак, согласно этому учению, у ангела Азраила (мир ему) есть по одному, обращённому к каждой единице лицу, по одному следящему за ними глазу. И то, что пророк Муса (мир ему) ударил ангела Азраила (мир ему), ни в коем случае не значит, что он ударил его основную сущность и истинный образ, и это не оскорбление и не непринятие, а скорее, желая продолжения и постоянства пророческой обязанности, он ударил в глаз, внимательно следящий за его смертью и желающий положить конец его служению!..

اَللّٰهُ اَعْلَمُ بِالصَّوَابِ ۞ لَا يَعْلَمُ الْغَيْبَ اِلَّا اللّٰهُ ۞ قُلْ اِنَّمَا الْعِلْمُ عِنْدَ اللّٰهِ

هُوَ الَّذٖٓى اَنْزَلَ عَلَيْكَ الْكِتَابَ مِنْهُ اٰيَاتٌ مُحْكَمَاتٌ هُنَّ اُمُّ الْكِتَابِ وَاُخَرُ مُتَشَابِهَاتٌ فَاَمَّا الَّذٖينَ فٖى قُلُوبِهِمْ زَيْغٌ فَيَتَّبِعُونَ مَا تَشَابَهَ مِنْهُ ابْتِغَٓاءَ الْفِتْنَةِ وَابْتِغَٓاءَ تَاْوٖيلِهٖ وَمَا يَعْلَمُ تَاْوٖيلَهُٓ اِلَّا اللّٰهُ

وَالرَّاسِخُونَ فِى الْعِلْمِ يَقُولُونَ اٰمَنَّا بِهٖ كُلٌّ مِنْ عِنْدِ رَبّنِاَ وَمَا يَذَّكَّرُ اِلَّٓا اُولُوا الْاَلْبَابِ   

“Аллах лучше знает истину. Никто не знает скрытого, кроме Аллаха. Скажи: истинное знание есть только у Аллаха.” “Он – Тот, Кто ниспослал тебе писание; в нем есть стихи, расположенные в порядке, которые – мать книги; и другие – сходные по смыслу. Те же, в сердцах которых уклонение, – они следуют за тем, что в нем сходно, домогаясь смятения и домогаясь толкования этого. Не знает его толкования никто, кроме Аллаха. И твёрдые в знаниях говорят: “Мы уверовали в него; все – от нашего Господа”. Вспоминают только обладатели разума”. (Коран, 3:7)

* * *