Восьмой Луч

Третий карамат Али

(да будет доволен им Аллах)

Изложение цели

Да будет известно, что, говоря о ценности и важности “Рисале-и Нур”, я хочу объявить об истинах Корана и столпах веры, показать их силу и справедливость, и призвать к ним впавших в слабоверие. Иначе же, да упасёт Аллах! Я не делаю этого для того, чтобы вызвать одобрение и похвалы в свой адрес и в адрес своего нафса, который я ни коим образом не одобряю.

И я не восхваляю “Рисале-и Нур” в том качестве, что внешне он является моим произведением. Но я сообщаю о его достоинствах лишь как тафсир Корана, как вдохновлённого из Корана его истинного выразителя, и как довод и глашатая веры. Даже, подобно тому, как некоторые темы я написал сверх своей воли, также и о важности “Рисале-и Нур” я упоминаю словно непроизвольно. У меня не осталось сомнений в том, что этот карамат “Джальджалутии” был дан мне благосклонностью Всевышнего в качестве некого знака приемлемости, средства подбадривания и неотложной награды за те многие трудности, которые я перенёс при написании “Седьмого Луча”, которому Имам Али (да будет доволен им Аллах) дал название “Великое Знамение”. В качестве сообщения о благе я написал об этом в форме “Восьмого Луча”. Иначе, я бы написал о чудесных аргументах одного важного аята, касающегося Воскрешения из мёртвых.

***

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ

Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!”

Третий карамат Имама Али (да будет доволен им Аллах), касающийся “Рисале-и Нур”

Да, подтверждая и подкрепляя два своих явных карамата, которые объяснены и доказаны в “Восемнадцатом и Двадцать восьмом Сияниях”, в Касыде “Джальджалютия” он в явной степени сообщает о “Сираджу’н-Нур”, а также, в той же Касыде он указывает на самые известные части “Сираджу’у-Нура”, словно аплодируя ему, и восемью знаками показывает некоторую часть известных брошюр.

ПЕРВЫЙ ЗНАК.

После явно говорящей о “Рисале-и Нур” фразы:

تُقَادُ سِرَاجُ النُّورِ سِرًّا بَيَانَةً – он на языке Сурьяни просит помощи от Прекраснейших имён Аллаха и молит Его посредством сур Корана. Ровно тридцатью тремя сурами он поминает Его таким необычным и глубокомысленным образом, что становится понятно, что он также желает сообщить о каких-то тайнах и предсказаниях. В тяжёлое для меня время, когда я только закончил “Седьмой Луч”, который Имам Али (да будет доволен им Аллах) назвал “Великим Знамением, – по моему убеждению, в качестве безотлагательной награды и платы – ночью я читал “Джальджалутию” и вдруг, в виде скрытого напоминания, на сердце мне пришло следующее: Имам Али (да будет доволен им Аллах) очень занят “Рисале-и Нур”. Также как он сообщил о всём нём в целом, также и, обозначая знаками, он намекает на его ценные части. Если бы Божественная мудрость не запретила давать явные предсказания (т.к. это противоречит мудрости из-за большого вреда), то он показал бы их явно.

Например, перечисляя суры и дойдя до двадцать пятой он говорит:

بِحَقِّ تَبَارَكَ ثُمَّ نُونٍ وَ سَائِلٍ وَ ۞ بِسُورَةِ التَّهْمٖيزِ وَ الشَّمْسُ كُوِّرَتْ

وَ بِالذَّارِيَاتِ ذَرْوًا وَ النَّجْمِ اِذَا هَوٰى ۞ وَ بِاِقْتَرَبَتْ لِىَ الْاُمُورُ تَقَرَّبَتْ

وَ بِسُوَرِ الْقُرْاٰنِ حِزْبًا وَ اٰيَةً  ۞ عَدَدَ مَا قَرَاَ الْقَارٖى وَمَا قَدْ تَنَزَّلَتْ

فَاَسْئَلُكَ يَا مَوْلَاىَ بِفَضْلِكَ الَّذٖى  ۞ عَلٰى كُلِّ مَا اَنْزَلْتَ كُتْبًا تَفَضَّلَتْ

Итак, в этих строках своим караматом, видимым воочию и изумившим Эскишехирский Уголовный Суд, Имам Али (да будет доволен им Аллах), поминая и перечисляя суры, на двадцать девятом уровне фразой

وَالشَّمْسُ كُوِّرَتْ И солнце свёрнуто” указывает на “Двадцать девятое Слово”, известное своими необычайными аргументами, доказывающими истинность Конца Света и Воскресения из мёртвых. Потому что это “Двадцать девятое Слово” совершенно подходящим образом к очень страшно сообщающей о наступлении Конца Света суре

اِذَا الشَّمْسُ كُوِّرَتْ Когда солнце будет свёрнуто” (Коран 81:1) излагая твёрдые доводы Конца Света, разрушения мира, смерти Вселенной, потусторонней жизни и оживления мёртвых, упоминает страшные описания этой суры, что и по смыслу, и совпадением по позиции двадцать девятого уровня доказывает этот знак.

И на “Брошюру о частицах”, называемую “Тридцатым Словом”, которая заставила замолчать материалистов, задохнувшихся в преобразованиях частиц, и бесподобным образом доказала, что движения и преобразования частиц являются упорядоченными и несущими обязанность, Имам Али (да будет доволен им Аллах) указывает на тридцатом уровне клятвой

وَالذَّارِيَاتِ ذَرْوًا  . Да, в этом указании, между сурой  

وَالذَّارِيَاتِ ذَرْوًا  и “Брошюрой о частицах”, при том, что есть сходство и на словах, и внешне, также есть связь и по смыслу. Потому что в суре 442وَالذَّارِيَات воздушные волнения, воспринимаемые, как случайные и беспорядочные, представляются весьма мудрыми и наделёнными обязанностями, доставляющими во все стороны созидательные повеления Господства (Рубубията) Всевышнего. И подобно этому “Брошюра о частицах” также очень твёрдыми и сильными аргументами доказывает, что движения частиц, воспринимаемые материалистами случайными и хаотичными, являются весьма мудрыми, и эти частицы наделены очень точными обязанностями.

И на “Брошюру о Вознесении”, называемую “Тридцать первым Словом” и находящуюся на этой позиции, которая, разумными аргументами очень логичным и твёрдым образом доказывает истинность “Вознесения Мухаммада (Мир Ему и Благо)”, Имам Али (да будет доволен им Аллах) на тридцать первой позиции, почти явно указывает фразой 

وَ النَّجْمِ اِذَا هَوٰى Клянусь звездой, когда она закатывается” (Коран 53:1) находящейся в начале суры “Звезда”, в начале которой явным образом говорится о Вознесении Ахмада (Мир Ему и Благо), о созерцании и беседе при Каб-ы Каусайн. И то, что он, пропустив суру

وَ الطُّورِ после وَ الذَّارِيَات упоминает суру

وَ النَّجْمِ усиливает это указание. И в отношении “Брошюры о раскалывании луны”, которая мощными доводами доказывает отрицающим истинность этого чуда раскалывания луны и которая, будучи постскриптумом “Брошюры о Вознесении”, находится в конце тридцать первой позиции, Имам Али (да будет доволен им Аллах), заимствуя из суры

اِقْتَرَبَتِ السَّاعَةُ وَ انْشَقَّ الْقَمَرُ явно говорящей о раскалывании луны, сразу после тридцать первого уровня делает почти явный знак фразой

وَ بِاِقْتَرَبَتْ لِىَ الْاُمُورُ تَقَرَّبَتْ Известно, что “Рисале-и Нур” – это в первую очередь тридцать три “Слова”, и упоминается под названием “Слова”. Однако, “Тридцать третье Слово” не является самостоятельным, но состоит из тридцати трёх “Писем”. И упоминается под именем “Письма”. Затем, “Тридцать первое Письмо” также – не самостоятельно, но включает в себя тридцать одно “Сияние” и известно под названием “Сияния”. И “Тридцать первое Сияние” также не стало независимым и тоже, иншааллах, будет состоять из тридцати одного “Луча”. “Великое Знамение” и эта брошюра являются “Седьмым и Восьмым Лучами”. Следовательно, “Слова” завершаются “Тридцать вторым Словом”.

И на трёхраздельную, необыкновенную и содержательную брошюру, называемую “Тридцать вторым Словом”, которая среди звёзд “Рисале-и Нур” воспринимается его учениками, как солнце, и которая в некотором отношении является заключением и содержательным итогом книги “Слова”, Имам Али (да будет доволен им Аллах), желая показать её необычайную важность и ёмкость, на тридцать втором уровне указывает в клятве сразу многими сурами Корана وَ بِسُوَرِ الْقُرْاٰنِ حِزْبًا وَ اٰيَةً .

“Тридцать третье Слово” же, как мы объяснили ранее, – это состоящие из тридцати трёх писем и называемые “Мактубат” (“Письма”) тридцать три книги и более сотни брошюр.

Итак, Имам Али (да будет доволен им Аллах), для того, чтобы на тридцать третьем уровне и в его клятве сразу указать на те сто десять книг и писем, являющихся “Тридцать третьим Словом”, подразумевая сто десять кратких книг, называемых ста десятью свитками, и ища помощи в этих великих святых книгах, говорит:

‌وَاَسْئَلُكَ يَا مَوْلَاىَ بِفَضْلِكَ الَّذٖى

عَلٰى كُلِّ مَا اَنْزَلْتَ كُتْبًا تَفَضَّلَتْ

Известно, что в риторике и в науке изложения, если для указания на далёкие и скрытые смыслы имеется одна из называемых признаком примет и взаимосвязей, то некий далёкий смысл и некое скрытое, косвенное значение, в соответствии с силой признака принимаются подобно прямому и явному смыслу. Так вот, основываясь на этом правиле, также как в каждом из этих косвенных смыслов имеются разнообразные признаки и приметы, так и другие их товарищи смыслы становятся для них признаками. И явные фразы, сообщающие о “Рисале-и Нур” в целом, тоже являются сильными признаками для каждой из этих фраз.

ВТОРОЙ ЗНАК.

На “Седьмой Луч”, являющийся неким вдохновлённым подарком Благородного Рамадана и показывающий великую истину и большое толкование такого Великого Аята (Знамения) Корана, как:

 تُسَبِّحُ لَهُ السَّمٰوَاتُ السَّبْعُ وَالْاَرْضُ وَ مَنْ فٖيهِنَّ وَ اِنْ مِنْ شَىْءٍ اِلَّا يُسَبِّحُ بِحَمْدِهٖ

Прославляют Его семь небес и земля, и те, кто на ней. Нет ничего, что бы не прославляло Его хвалой” (Коран 17:44).

Имам Али (да будет доволен им Аллах), после указания на “Письма”, – глядя на сборник “Лучи” внутри сборника “Сияний”, говорит:

وَ بِالْاٰيَةِ الْكُبْرٰى اَمِنّٖى مِنَ الْفَجَتْ (*)

Содержательная клятва, благородный зов и Величайшее Имя.”

и указывает на это согласно силе многочисленных замаскированных признаков, косвенным смыслом, называемым “переносным значением” и “словесной связью”. И этому удивительному, высокому и великому доказательству единобожия, являющемуся грандиозным знаком и большим толкованием Великого Аята, он даёт название “Великое Знамение”. И этим названием он объявляет и сообщает о величии его источника – Великого Аята, и о необычайной силе “Седьмого Луча”, являющегося великим доказательством Божественного единства и единственности. Если у кого-то есть сомнение в том, что эта брошюра достойна такого большого внимания Имама Али (да будет доволен им Аллах), то пусть хоть раз прочитает её. Если после этого он не назовет её достойной, то пусть скажет мне “тьфу!”.


* Примечание: Этой фразой Имам Али (да будет доволен им Аллах) указывает, что из-за брошюры “Великое Знамение” ученики попадут в некую беду, и с её караматом и благодатью обретут безопасность и благополучие. Да, этот карамат Али (да будет доволен им Аллах) полностью сбылся, так что, попав за эту брошюру в тюрьму, они спаслись с её мощными истинами.

Да, в каждом веку было очень много героев и духовных крепостей Корана, которые противостояли и отражали мстительно приготовленные за тысячу лет возражения безбожников, накопившиеся сомнения неверных философов, распространившиеся сейчас найдя себе путь, а также нападки упрямых иудеев и некоторых надменных христиан, желающих отомстить за мощные удары Корана. Сейчас же нужда возросла от одного-двух до ста. Число защитников же уменьшилось от сотни до двух-трёх.

И поскольку обучение истинам веры посредством науки богословия (каляма) и медресе требует большого времени, то в это время эти двери тоже закрылись. Так что “Рисале-и Нур”, который и быстро, и в понятном для каждого виде обучает самым глубоким истинам, конечно, достоин такого внимания Имама Али (да будет доволен им Аллах).

И на десятом уровне перечисления Имам Али (да будет доволен им Аллах), говоря об обращённой к Концу Света и к Ночи “Бараат” суре “Дым”:

وَبِسُورَةِ الدُّخَانِ فٖيهَا سِرًّا قَدْ اُحْكِمَتْ

– косвенным смыслом указывает на называемую “Десятым Словом” и находящуюся на десятом уровне “Брошюру о Воскресении из мёртвых”. А вместе с тем, поскольку дым является одним из признаков Конца Света и Воскресения из мёртвых, и в Ночь “Бараат” происходит мудрое разделение и распределение деяний, а также судя по другим признакам, Али (да будет доволен им Аллах) косвенно и знаками сообщает, что эта брошюра является необычайно важной и очень основательной, будучи некой лампадой Ночи “Бараат”, устраняющей туманные мраки того времени.

Да, “Десятое Слово” отвратило очень серьёзную беду. Во времена свободы мысли и сотрясений мировой войны, когда, воспользовавшись моментом, лицемеры, отрицающие воскресный день, начали во многих местах показывать свои ядовитые мысли, вышло, и было напечатано “Десятое Слово”. Тысячи его экземпляров распространились во все стороны. Каждый, кому оно попалось на глаза, прочёл его с полным желанием и интересом. Оно полностью разбило все безбожные мысли еретиков и заставило их замолчать, тем самым доказав свою достойность такого одобрения Имама Али (да будет доволен им Аллах). Если кто-то сомневается в этом, то пусть возьмёт и внимательно его прочитает. Пусть увидит, насколько сильным доказательством Воскресения из мёртвых оно является.

И фразой:

بِسِرِّ حَوَامٖيمِ الْكِتَابِ جَمٖيعِهَا

عَلَيْكَ بِفَضْلِ النُّورِ يَا نُورُ اُقْسِمَتْ

– упоминая в качестве девятнадцатой суры суру “Нур” (“Свет”), для того, чтобы указать на очень сжатое “Девятнадцатое Слово” и на весьма полновесное “Девятнадцатое Письмо”, Имам Али (да будет доволен им Аллах) дважды повторяет слово “нур” (“свет”), чем очень красиво и внимательно сообщает о положении писем, то есть, вновь упоминая на пятнадцатом уровне суру “Нур”, намекает на пропуск “Четырнадцатого Письма”. И говорит, что эти две брошюры являются большими сияниями “Рисале-и Нур”.

Да, касающееся Посланничества Мухаммада (Мир Ему и Благо) “Девятнадцатое Слово” и в трёх отношениях являющееся чудесным и необыкновенным “Девятнадцатое Письмо” – это, поистине, два самых блестящих сияния “Рисале-и Нур”. И в аяте “Нур”, ниспосланном в связи с оправданием Правдивейшей Айши (да будет доволен ею Аллах), в словосочетании:

مَثَلُ نُورِهٖ  Его свет подобен” – местоимение, одной из трёх своих сторон обращено к Мухаммаду (Мир Ему и Благо), по причине чего эта сура “Нур” более связана с Личностью Пророка (Мир Ему и Благо), по этому, двумя словами “нур” (свет) Имам Али (да будет доволен им Аллах) указал на эти две брошюры, которые посредством этой суры доказывают Посланничество Мухаммада (Мир Ему и Благо), а скорее, тремя словами “нур” (свет), он указал также на “Брошюру о Вознесении”, которая опять же доказывает истинность Посланнической миссии Ахмада (Мир Ему и Благо).

Я признаюсь, что забыл о том, что “Четырнадцатое Письмо” осталось пустым. Вспомнил я об этом, когда увидел, что Имам Али дважды повторяет одну и ту же суру. Внимательность в его указаниях меня весьма удивила. Однако, этот повтор считается только в отношении Девятнадцатого “Слова” и “Письма”, в отношении следующих же не считается.

ТРЕТИЙ ЗНАК.

Фразами:

تُقَادُ سِرَاجُ النُّورِ سِرًّا بَيَانَةً ۞ تُقَادُ سِرَاجُ السُّرْجِ سِرًّا تَنَوَّرَتْ

بِنُورِ جَلَالٍ بَازِخٍ وَ شَرَنْطَخٍ ۞ بِقُدُّوسِ بَرْكُوتٍ بِهِ النَّارُ اُخْمِدَتْ

объяснёнными и доказанными в “Двадцать восьмом Сиянии”, Имам Али (да будет доволен им Аллах) сообщает о трёх важных состояниях “Рисале-и Нур”. Исходя из того, что близкие к явным указания и по джифру, и по смыслу этих фраз на “Рисале-и Нур” изложены в “Восемнадцатом Сиянии”, здесь будет рассказано только о трёх неупомянутых там секретах, которые привлекли внимание Имама Али (да будет доволен им Аллах).

Первый. Указывая на то, что “Рисале-и Нур”, достойный того, чтобы распространяться среди мусульман руками объявляющих о нём во всеуслышание глашатаев, к сожалению, вынужден прикрываться и распространяться скрыто, Имам Али (да будет доволен им Аллах), дважды говоря سِرًّا в словах سِرًّا بَيَانَةً и سِرًّا تَنَوَّرَتْ удивительным образом сообщает, что это произведение может распространяться скрыто.

Второй. Поскольку “Рисале-и Нур” появился благодаря проявлению Величайшего Имени Аллаха и с отражением имён Милосердный и Мудрый, его преимущественная особенность, заимствуясь из слов

اَللّٰهُ اَكْبَرُ‌ (Аллах превелик) стоит на величии (джаляль) и грандиозности (кибрия), беря свет от

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!” основывается на милости и сострадании и, используя

وَ هُوَ الْعَزٖيزُ الْحَكٖيمُ И Он Великий, Мудрый” – исходит из мудрости и порядка. Они являются его душой и жизнью. Вместо “ашк” (“любви”) других учений, в учении “Рисале-и Нур” есть сильное сострадание и милосердная любовь. Подобно тому, как Имам Али (да будет доволен им Аллах) в неком ясном виде сообщил фразой

تُقَادُ سِرَاجُ النُّورِ о времени написания и расцвета, а также о названии “Сираджу’н-Нур”, также и фразой

بِنُورِ جَلَالٍ بَازِخٍ وَ شَرَنْطَخٍ … اِلٰى اٰخِرِ – он говорит об основах “Сираджу’н-Нура”. Потому что جَلَالٍ بَازِخٍ – это слава, величие и грандиозность.

На сурьяни شَرَنْطَخٍ – означает Рауф (Сострадательный), а بَرْكُوتٍ – Рахим (Милосердный). Следовательно, Имам Али (да будет доволен им Аллах) описывает “Сираджу’н-Нур”. Говоря, что “свою жизнь и свет он берёт от величия, грандиозности, сострадательности и милосердия”, – излагает его знаменитые особенности.

Третий. В этой фразе, предложением بِهِ النَّارُ اُخْمِدَتْ – Имам Али (да будет доволен им Аллах) говорит: “В тысяча триста пятьдесят четвёртом, посредством “Сираджу’н-Нура” – то есть света “Рисале-и Нур” – иншааллах, потухнет агрессивный огонь заблуждения. То есть, огонь религиозной смуты или будет удержан от разрушений, или будут отражены его дальнейшие нападения.

Если это число по хиджре, то произошедшая два года назад остановка наступления ужасных представлений, которые, воспользовавшись случаем отделения религии от мира, продвигались во вред религии и Корану, конечно, имела место по причине встречи некой мощной стены. Этой стеной же, судя по многим признакам, видятся отточенные доказательства и твёрдые доводы “Рисале-и Нур”. И знаки Али (да будет доволен им Аллах) в этой второй вероятности также подтверждают данное утверждение.(*)


* Примечание: И тайна Поистине, Мы даровали” (Коран 108:1)  – тоже частично сбылась. Потому что самый мощный и ужасный из четырёх столпов суфьянства полностью отошёл от дел. Несёт наказание в могиле. И самый большой из них тоже, на деле, утратил свою связь, став подвластным инструментом масонского комитета, занимается их проблемами. Правит лишь его тень. Вместе с тем, что не продвигается вперёд, частично отступает. Оставшиеся двое, насколько будет в их руках возможности, постараются восстановить.

Да, по джифру фраза بِهِ النَّارُ اُخْمِدَتْ – составляет: خ – шестьсот, ت – четыреста, ر – двести, удвоенная ن – сто, م – сорок, د и три ا – семь, в بِهِ : ب два, ه – пять, в сумме всё получается, тысяча триста пятьдесят четыре. Слава Аллаху, есть ещё много брошюр, подобных “Великому Знамению” из “Сираджу’н-Нура”. Каждая из них, словно сильная лампа указывает прямой путь, подтверждая тем самым сообщение Имама Али (да будет доволен им Аллах).

В связи с этим третьим секретом, находящейся в конце “Эрджузе” фразой

فَاسْئَلْ لِمَوْلَاكَ الْعَظٖيمِ الشَّانِ

يَا مُدْرِكًا لِذٰلِكَ الزَّمَانِ

بِاَنْ يَقٖيكَ شَرَّ تِلْكَ الْفِتْنَةِ

وَ شَرَّ كُلِّ كُرْبَةٍ وَ مِحْنَةٍ

которая подобно предыдущей фразе بِهِ النَّارُ اُخْمِدَتْ – по джифру опять же обращена к тысяча триста пятьдесят четвёртому году, а также косвенно и по-имени намекает на два известных прозвища Саида и повелевает ему “защищать себя”, сообщая, что в том году он больше других подвергнется различным опасностям, Имам Али (да будет доволен им Аллах) говорит: “О Саид Курди! Если доживёшь до тысяча триста пятьдесят четвёртого года, то молись и взывай к своему Великому Господу о защите от зла и смут того времени”.

Да, в “Восемнадцатом Сиянии”, в объяснении первого карамата Али изложены находящиеся в касыде “Эрджузе” скрытые указания на “Рисале-и Нур” и на его автора. Там доказано, что разговор ведётся с одним учеником, постоянно занятым шестью известными именами Аллаха, называемыми “Величайшим Именем” и “Сакиной”, что ему даётся утешение, и что по многим признакам и приметам этим учеником является Саид. И в той Касыде Имам Али говорит тому ученику:

اَحْرُفُ عُجْمٍ سُطِّرَتْ تَسْطٖيرًا بِتَّ بِهَا الْاَمٖيرُ وَالْفَقٖيرَا

То есть, в тысяча триста сорок восьмом будут внедрены иностранные буквы и, женщины и дети, начальники и нищие принуждены будут изучать их на ночных уроках.

Да, фраза: سُطِّرَتْ تَسْطٖيرًا : две ت – восемьсот, две س – сто двадцать, две ر – четыреста, две ط – восемнадцать, одна ى – десять, – в сумме полностью точно образует тысяча триста сорок восемь. В том же году на ночных уроках принудительно изучали латинские буквы.

Затем Имам Али (да будет доволен им Аллах) обращается к Саиду, занятому “Сакиной”, и разговаривает с ним.

В конце говорит: يَا مُدْرِكًا لِذٰلِكَ الزَّمَانِ . Обращаясь к своему ученику, которому судя по сильному указанию имеющемуся в двух трёх местах, он дал имя Саид, со словами: «Молясь посредством “Сакины”, старайся уберечь себя», – где по многим признакам и приметам, после возгласа “Йа” (“О”) стоит Саид. Следовательно, получается так:

يَا سَعٖيدُ مُدْرِكًا لِذٰلِكَ الزَّمَانِ

Подобно тому, как эта фраза, словом مُدْرِكًا , по буквам и по джифру обращена к прозвищу “Алькурди”. Потому что без буквы م слово دركًا содержит слово “Курд” (*). Буква م же полностью соответствует буквам ل и ى . И точно также, слово “аззаман” намекает на являющееся вторым именем прозвище “Бадиуззаман”. А вместе с тем, образуя по джифру тысячу триста пятьдесят четыре или пятьдесят пять, эта фраза полностью разъясняет и излагает настоящее состояние Саида, его необычное положение и многие мольбы о защите и покровительстве, а также его уединение и затворничество, так что в этой касыде Имам Али (да будет доволен им Аллах) почти явным образом утешающе указывает на него. Также здесь он аплодирует и “Рисале-и Нур”, удостоенному смысла:

بِهِ النَّارُ اُخْمِدَتْ

Да будет известно, что в отношении

اَلْقَسَمُ الْجَامِعُ وَالدَّعْوَةُ الشَّرٖيفَةُ وَالْاِسْمُ الْاَعْظَمُ

Содержательная клятва, благородный зов и Величайшее Имя.”

– являющегося основой и душой “Джалджалутии”, самый серьёзный и самый внимательный “заочный” ученик Имама Али (да будет доволен им Аллах), являющийся самым знаменитым и блестящим доводом Ислама, – Имам Газали (да будет доволен им Аллах) – говорит следующее: «Когда они в виде откровения были ниспосланы Пророку (Мир Ему и Благо), он повелел Имаму Али: “Пиши!”. Он их записал, а после зарифмовал».

Имам Газали (да будет доволен им Аллах) говорит:

اِنَّ هٰذِهِ الدَّعْوَةَ الشَّرٖيفَةَ وَ الْوِفْقَ الْعَظٖيمَ وَ الْقَسَمَ الْجَامِعَ وَ الْاِسْمَ الْاَعْظَمَ

وَ السِّرَّ الْمَكْنُونَ الْمُعَظَّمَ بِلَا شَكٍّ كَنْزٌ مِنْ كُنُوزِ الدُّنْيَا وَ الْاٰخِرَةِ 

Поистине, эта благородный зов, содержательная клятва, Величайшее Имя и секреты великих законов, несомненно, являются сокровищницами этого и вечного миров.”

Имам Газали, получив урок от Имама Нуреддина, разъяснил и слова на языке сурьяни, и ценность, и достоинства этой “Джалджалутии”.


* Т.е при прочтении наоборот.

ЧЕТВЁРТЫЙ ЗНАК.

После сообщения о “Сираджу’н-Нуре”, Имам Али (да будет доволен им Аллах), на языке сурьяни вновь перечисляя тридцать три, а в некотором отношении тридцать два имени, делает сильное указание на самые мощные и ценные части “Рисале-и Нур” – на “Брошюру о Чудесах Корана” и на “Тридцать второе Слово”, а также, косвенно, намёком или знаком показывает и другие части.

Да, взирая на “Рисале-и Нур”, Имам Али (да будет доволен им Аллах), размещая имена на языке сурьяни, говорит:

и заканчивает мольбой. Имам Али (да будет доволен им Аллах), вначале явно сообщая о “Рисале-и Нур”, ясно показав его на первом уровне и назвав “Сираджу’н-Нур” и “Сираджу’с-Сурдж”, перечисляя далее и дойдя до двадцать пятого уровня, говорит: ‌بِتَمْلٖيخِ اٰيَاتٍ شَمُوخٍ تَشَمَّخَتْ . Чем указывает на самую знаменитую и блестящую часть “Рисале-и Нур” – “Брошюру о чудесах Корана”, называемую “Двадцать пятым Словом”, излагающую чудеса коранических аятов и с семи всецелых сторон доказывающую, что Коран в сорока отношениях является чудом. Потому что, во-первых, учитывание на первом уровне “Сираджу’н-Нура”, и нахождение во фразе ‌بِتَمْلٖيخِ اٰيَاتٍ слова اٰيَاتٍ с упоминанием его на двадцать пятом уровне – это сильный признак того, что переносный смысл данных слов обращён к “Двадцать пятому Слову”, которое, приводя большое множество аятов, излагает их смысл и чудесность. А также и то, что при перечислении сур, на двадцать пятом уровне сменив обороты и словно начиная с начала, он говорит:

بِحَقِّ تَبَارَكَ – показывает важность этого “Двадцать пятого Слова”, являющегося самым благословенным и благодатным в “Рисале-и Нур”.

Затем, на двадцать шестом и двадцать седьмом уровнях он говорит

اَبَاذٖيخَ بَيْذُوخٍ وَ ذَيْمُوخٍ بَعْدَهَا

Затем, говоря на тридцатом и тридцать первом уровнях:

بِبَلْخٍ وَ سِمْيَانٍ وَ بَازُوخٍ بَعْدَهَا

– он вновь меняет оборот и употребляет слово بَعْدَهَا . Таким образом, весьма явным и сильным признаком он делает сильное указание на очень важный и ценный, касающийся сахабов – сподвижников Пророка (Мир Ему и Благо) постскриптум “Двадцать седьмого Слова”, говорящего об иджтихаде, и на очень нужный и значимый, повествующий о раскалывании Луны постскриптум “Тридцать первого Слова”, касающегося “Вознесения”, словно показывая их словом بَعْدَهَا . Я признаюсь, что забыл об этих постскриптумах. И вспомнил о них только с этим напоминанием Имама Али (да будет доволен им Аллах). “Раскалывание Луны” я написал раньше. Сейчас, в данный момент освежил в памяти постскриптум о сахабах. Итак, поскольку в риторике и в науке об изложении выразить переносный смысл можно даже одним знаком; и если с одной-единственной связью будет иметься указание на некое одно значение, то это значение принимается, как некий указательный смысл. Конечно, даже не принимая во внимание множество явных признаков и примет, только то, что в этих двух местах, по-счёту стоящих точно там, где находятся постскриптумы, повторно, со сменой оборота употреблены имеющие смысл постскриптума слова بَعْدَهَا – является полным признаком того, что Досточтимый Али (да будет доволен им Аллах), кроме прямого смысла, желает выразить также некий переносный и указательный смысл.

Затем, на двадцать девятом уровне, неким благоговейным образом он говорит: خَمَارُوخٍ يَشْرُوخٍ بِشَرْخٍ تَشَمَّخَتْ . Повторением слова تَشَمَّخَتْ проходящего на двадцать пятом уровне и имеющего смысл “постигать тайны”, он сильным признаком указывает на необыкновенное “Двадцать девятое Слово”, о котором мы говорили ранее.

Затем, на тридцать втором уровне, в перечислении сур, для того, чтобы вновь сильно привлечь внимание к содержательной брошюре – “Тридцать второму Слову” – на которую он с важностью указывает, Али (да будет доволен им Аллах) говорит: ذَيْمُوخٍ اَشْمُوخٍ بِهِ الْكَوْنُ عُمِّرَتْ а в одном экземпляре:

بِهِ الْكَوْنُ عُطِّرَتْ . То есть: “С проявлением Божественных имён Справедливый и Судия, со справедливостью и взвешенностью, с порядком и мудростью мир исправляется, спасается от разрушения”. Во втором экземпляре же: “С прекрасным ароматом этих двух имён, с их очень приятными запахами мир обретает хороший запах. Подобно магазину духов источает благовония”.

Таким образом, Досточтимый Али (да будет доволен им Аллах) указывает и переносным смыслом говорит о “Тридцать втором Слове”, подобном блестящему зеркалу и толкованию Божественных имён Справедливый и Судия.

Повторением слова ذَيْمُوخٍ он намекает, что, хотя “Слов” тридцать три, но один уровень состоит из “Писем”, и “Тридцать второе Слово” находится на последнем уровне. Поскольку я не могу полностью знать все смыслы выражений языка сурьяни, и так как Имам Газали (да будет доволен им Аллах) тоже полностью их не объяснил, то указания этих слов Имама Али (да будет доволен им Аллах) на другие брошюры сейчас я пропускаю.

ПЯТЫЙ ЗНАК.

Поскольку “Джалджалутия” была ниспослана в откровении Пророку (Мир Ему и Благо) и излагает смыслы со знанием Знающего Сокровенное…

И поскольку “Джалджалютия” в таких фразах, как اَقِدْ كَوْكَبٖى и تُقَادُ سِرَاجُ النُّورِ – переносным смыслом ясно указывает на доказывающий истины этой Касыды “Рисале-и Нур” и косвенно сообщает о тринадцати его важных брошюрах, а вместе с тем, фразой

فَيَا حَامِلَ الْاِسْمِ الَّذٖى جَلَّ قَدْرُهُ – намёком, знаком и указанием переносного смысла говорит о много занимающемся

اَلْاِسْمُ الْمُعَظَّمُ Великим Именем” и берущем от него помощь авторе “Рисале-и Нур” и о тринадцати важных событиях его жизни…

И поскольку в отношении переносного смысла и для выражения указательного значения достаточно некого слабого признака, скрытого намёка и одной-единственной связи…

И поскольку указания на “Рисале-и Нур”, на его части и на его автора с его состояниями являются признаками для друг друга. А скорее, по причине единственности дела, все указания вместе с признаками представляют собой друг для друга некий сильный признак и мощную примету…

Конечно, мы можем сказать, что Имам Али (да будет доволен им Аллах), также как он вначале сказал:

بَدَئْتُ بِبِسْمِ اللّٰهِ رُوحٖى بِهِ اهْتَدَتْ اِلٰى كَشْفِ اَسْرَارٍ بِبَاطِنِهِ انْطَوَتْ

То есть: «Начал я с

 بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!” – являющимся сокровищницей тайн. Душа моя с ним раскрыла эту сокровищницу.» – Таким образом, по указанию других признаков, в виде некого указательного смысла и некого переносного знака, он намекает, а точнее обозначает, а ещё точнее указывает на называемую “Первым Словом” брошюру بِسْمِ اللّٰهِ являющуюся начальным “Бисмиллях” и “Фатихой” “Рисале-и Нур”, коротко и очень мощно излагающей великий секрет слов “Бисмиллях”. И точно также, судя по признаку и связи других указаний, то, что он тонким знаком, сменив выражения, в неком образе, напоминающем суть восьми маленьких брошюр, названных “Восемь Знаков” и говорящих о тайнах букв Корана, начинает молить о помощи Всевышнего посредством таинства букв и в конце большой ду’а и молитвы, после содержательной клятвы, взывающей о помощи к Аллаху и после указаний на “Слова” и “Письма” фразой:

بِوَاحِ الْوَحَا بِالْفَتْحِ وَالنَّصْرِ اَسْرَعَتْ намекает и даже указывает на привлёкшие внимание этого богатыря исламских побед – Имама Али (да будет доволен им Аллах) – самые важные из восьми маленьких брошюр, называемых “Восемь знаков”, и брошюры “Фатх” (Победа) и “Наср” (Помощь), излагающие таинства суры

اِذَا جَٓاءَ نَصْرُ اللّٰهِ وَ الْفَتْحُ Когда пришла помощь Аллаха и победа” (Коран 110:1) в которой предсказывается завоевание Мекки, Шама, Иерусалима и Стамбула, а также на очень ценную маленькую брошюру, носящую имя “Аят Фатх”, которая излагает и доказывает пять сторон чуда самого важного и самого последнего аята суры “Фатх” (Победа), и я в этом убеждён. Если кто-то и не разделяет этого убеждения, то и возражать не должен.

ШЕСТОЙ ЗНАК.

Поскольку Али, основываясь на уроке, полученном от своего святого учителя, сообщает о будущих событиях, связанных с Кораном. И, говоря “спросите у меня”, даёт многочисленные и верные предсказания, доказывая этими караматами, что он является Шахом Велаята (Царём Святости)…

И поскольку в этом веку, когда европейские безбожники и лицемеры из заблудших ужасным образом нападают на Коран, “Рисале-и Нур”, противостоя этим течениям заблуждения, раскрывает секреты Корана и оберегает его истины…

И поскольку фразой

اَقِدْ كَوْكَبٖى بِالْاِسْمِ نُورًا وَ بَهْجَةً مَدَى الدَّهْرِ وَ الْاَيَّامِ يَا نُورُ جَلْجَلَتْ

как было доказано в “Двадцать восьмом Сиянии”, почти явным образом сделано указание на “Рисале-и Нур”, а вместе с этим указано на знак в отношении “Рисале-и Нур” содержащийся в аяте “Нур”, из одноимённой с ним суры…

И поскольку фраза اَقِدْ كَوْكَبٖى بِالْاِسْمِ نُورًا – по джифру и по смыслу полностью соответствует “Рисале-и Нур”.

Конечно, мы можем сказать, что в находящихся в конце этой фразы строках:

بِاٰجٍ اَهُوجٍ جَلْمَهُوجٍ جَلَالَةٍ  جَلٖيلٍ جَلْجَلَيُّوتٍ جَمَاهٍ تَمَهْرَجَتْ

بِتَعْدَادِ اَبْرُومٍ وَ سِمْرَازِ اَبْرَمٍ  وَ بَهْرَةِ تِبْرٖيزٍ وَ اُمٍّ تَبَرَّكَتْ

согласно признаку اَقِدْ كَوْكَبٖى двенадцать слов этих строк на языке сурьяни являются отдельными указаниями на двенадцать маленьких брошюр, которые в первое время “Рисале-и Нур” получили распространение и прославились под названием “Двенадцать Слов”. Хотя находящийся в моих руках экземпляр “Джалджалутии” является самым достоверным и надёжным. И многие имамы, такие, как Имам Газали (да будет доволен им Аллах), объяснили “Джалджалутию”. Однако, поскольку я до конца не знаю смысла этих слов на сурьяни, и поскольку в разных экземплярах есть разночтения, так как сейчас я не знаю указательную сторону и взаимосвязь каждого из них, то оставляю это.

Вывод. Имам Али (да будет доволен им Аллах) один раз, фразой

اَقِدْ كَوْكَبٖى молясь, просит Аллаха о появлении “Рисале-и Нур” в Конце Времён. И поскольку в начале он состоял из двенадцати брошюр, то указывает только на них. Второй раз, фразой تُقَادُ سِرَاجُ النُّورِ – Али (да будет доволен им Аллах) с похвалами более явным образом показывает “Рисале-и Нур” и, указывая на его завершение, косвенно сообщает обо всех “Словах”, “Письмах” и “Сияниях”.

И также, как эти маленькие брошюрки, очень распространившиеся под названием “Двенадцать Слов”, подобно словам этой фразы, по названию и по форме похожи друг на друга, так и каждая из них, в подходящей слову “Джальджалутия”, имеющему смысл “Бади”, форме, на красивых примерах весьма феноменально излагают и доказывают большую и глубокую истину Корана.

Если со стороны некого упрямца будет сказано: “Имам Али (да будет доволен им Аллах) не подразумевал все эти переносные смыслы”.

Мы же ответим: “Если даже представить, что Имам Али (да будет доволен им Аллах) их не подразумевал, однако слова всё же на них указывают. И судя по силе признаков, переносными и скрытыми указаниями берёт их в совокупность смыслов. И поскольку эти переносные смыслы и указательные понятия истинны, правильны, соответствуют действительности, достойны этих благоволений и признаки сильны. То конечно, если предположить, что Имам Али (да будет доволен им Аллах) не подразумевал всех этих указательных смыслов, однако, поскольку Джальджалутия является откровением, то обширный взгляд её истинного владельца – учителя Имама Али (да будет доволен им Аллах) нашего Славного Пророка (Мир Ему и Благо) и всеохватное знание Великого Учителя обращены к ним и подразумевают их. Причина моего личного сильного и убеждённого мнения в этом вопросе состоит в следующем:

При написании в очень тяжелых условиях тафсира “Великого Аята” – “Седьмого Луча”, я испытал много трудностей, в это время я нуждался в священном утешении и поддержке. Обычно в таких состояниях всегда приходила на помощь милость Аллаха. И когда я закончил написание “Седьмого Луча” вдруг внезапно проявился этот карамат Имама Али, хотя я и не думал об этом. Что не оставило у меня сомнений в том, что это тоже одна из помощей молостивого Аллаха, подобно Его помощи в другие времена. Помощь милости Всевышнего же не обманет и ложной быть не может. ”

СЕДЬМОЙ ЗНАК.

Также, как первой фразой из отрывка:

وَ بِالْاٰيَةِ الْكُبْرٰى اَمِنّٖى مِنَ الْفَجَتْ

وَ بِحَقِّ فَقَجٍ مَعَ مَخْمَةٍ يَا اِلٰهَنَا

وَ بِاَسْمَائِكَ الْحُسْنٰى اَجِرْنٖى مِنَ الشَّتَتْ

حُرُوفٌ لِبَهْرَامٍ عَلَتْ وَ تَشَامَخَتْ

وَ اسْمُ عَصَا مُوسٰى بِهِ الظُّلْمَتُ انْجَلَتْ

Имам Али (да будет доволен им Аллах) сделал указание на “Седьмой Луч”. Так и этой же фразой он указал на “Двадцать девятое арабское Сияние”, представляющее собой некую высокую книгу размышления и постижения касательно единобожия.

Второй фразой, словами: بِاَسْمَائِكَ الْحُسْنٰى اَجِرْنٖى مِنَ الشَّتَتْ – он указывает на следующую за “Двадцать девятым Сиянием”, называемую “Тридцатое Сияние”, брошюру о шести особенностях имён, весьма высоким образом излагающую и доказывающую истины шести знаменитых имён, зовущихся “Величайшим Именем” и “Сакиной”; после чего, в конце, фразой

حُرُوفٌ لِبَهْرَامٍ عَلَتْ وَ تَشَامَخَتْ – указав на следующий за брошюрой об именах “Первый Луч” “Тридцать первого Сияния”, который отмечает указания на “Рисале-и Нур” тридцати трёх аятов Корана и в связи с подсчётом по джифру, от начала до конца выглядит, как брошюра по науке о буквах, представляя собой некое чудо Корана, сразу после этого, словами

وَ اسْمُ عَصَا مُوسٰى بِهِ الظُّلْمَتُ انْجَلَتْ – указывает на следующую за брошюрой о буквах и состоящую из “Великого Знамения” и других частей “Рисале-и Нур”, самую последнюю на сегодня книгу, получившую название “Посох Мусы”, которая подобно Посоху Мусы (мир ему) устраняет колдовские чары заблуждения и многобожия. И вместе с этим указанием Имам Али даёт радостную весть о том, что этот “Посох Мусы” рассеет духовные мраки.

Да, также как указание слов وَ بِالْاٰيَةِ الْكُبْرٰى на “Седьмой Луч” подтверждено сильными признаками, так эти же слова, другим своим смыслом, согласно правилу “смысловой связи”, обращены к “Двадцать девятому Сиянию”, которое, поистине, подобно великому знамению “Рисале-и Нур” и вбирает в себя дух большинства его частей, будучи написанным на арабском языке. Так что мы можем сказать, что Имам Али (да будет доволен им Аллах) указывает этой фразой и на него.

И по признакам других указаний, после “Писем” намекая другой формой оборотов на “Сияния”, для того, чтобы в суровое время написания самого блестящего из “Сияний” спастись от темницы и казни, обретя благополучие и безопасность, Имам Али (да будет доволен им Аллах) использует свой язык от имени находящегося в великой опасности автора этого “Сияния” и молится за него:

وَ بِالْاٰيَةِ الْكُبْرٰى اَمِنّٖى مِنَ الْفَجَتْ . То есть, говорит: “О Господи! Спаси меня, дай мне благополучие и безопасность!”. Таким образом, эти слова, по признаку совпадения, переносно и косвенно указывают на положение написанного в Эскишехирской тюрьме, под угрозой казни или длительного заключения, “Двадцать девятого Сияния”, и на его обладателя. Поэтому мы можем сказать, что Имам Али (да будет доволен им Аллах) указывает этим также и на это Сияние. И глядя на называемую “Тридцатым Сиянием” и состоящую из шести частей брошюру об именах, сказав

وَ بِاَسْمَائِكَ الْحُسْنٰى – по признаку других указаний и по примете следования за “Двадцать девятым Сиянием”, а также в словах названий и имён, в обоих близкое совпадение, и так как с благодатью написания этой брошюры, находящийся в разбитом состоянии на тоскливой чужбине и впавший в расстройство её автор обрёл утешение и стойкость, и поскольку в отношении переносного смысла, молитва произносимая языком Али (да будет доволен им Аллах):

وَ بِاَسْمَائِكَ الْحُسْنٰى اَجِرْنٖى مِنَ الشَّتَتْ означающая: “Господи, с благодатью этой брошюры об именах, являющихся Великим Именем, убереги меня от разбитости и расстройства”, – полностью совпадает с положением этой брошюры и её автора, то мы можем сказать, что эти слова косвенно указывают на них, а Имам Али (да будет доволен им Аллах) делает скрытый знак.

И поскольку основой “Джалджалутии” является откровение, и она полна таинств, и обращена к будущему времени, и сообщает о событиях будущего…

И поскольку в отношении Корана этот век ужасен, и “Рисале-и Нур” в это мрачное время представляет собой важное событие относительно Корана…

И поскольку по многим признакам и приметам, достигающим степени явности, “Рисале-и Нур” вошёл в “Джалджалутию”, заняв в ней самое важное место…

И поскольку “Рисале-и Нур” и его части такого положения достойны, и они заслуживают одобрительного взгляда, похвалы и сообщения о них Имама Али (да будет доволен им Аллах).

И поскольку после того, как Али (да будет доволен им Аллах) явным образом известил о “Сираджу’н-Нуре”, его слова и он сам тайным образом указывают на “Слова”, затем на “Письма”, а затем на “Сияния”, с сохранением их порядка и нумерации, что доказано и имеет сильные подтверждения…

И поскольку начало:

بَدَئْتُ بِبِسْمِ اللّٰهِ رُوحٖى بِهِ اهْتَدَتْ اِلٰى كَشْفِ اَسْرَارٍ بِبَاطِنِهِ انْطَوَتْ

обращено к являющейся началом “Рисале-и Нур” и “Первым Словом” брошюре “Бисмиллях”, и подобно этому, в конце великих содержательных клятв просматривается такой стиль изложения, словно они обращены к последним частям “Рисале-и Нур”, коими являются последние “Сияния” и “Лучи”, особенно необычайное “Двадцать девятое Сияние” на арабском, являющееся великим знамением единобожия, а также шесть имён и брошюра об указаниях букв Корана, и особенно этот последний “Луч” и “Посох Мусы”, имеющий сущность, способную устранить всё духовное колдовство, и в каком-то смысле получивший имя “Великое Знамение”…

И поскольку признаки и приметы, имеющиеся в одном вопросе, по причине единства того вопроса, придают друг другу силу, и даже слабая струйка прибавляется к общему источнику…

Конечно, опираясь на эти шесть основ, мы говорим:

Также, как Имам Али (да будет доволен им Аллах) указал на известные “Слова” с их порядком, и по порядку обозначил некоторые из “Писем” и наиболее важные из “Сияний”… Так и фразой

بِاَسْمَائِكَ الْحُسْنٰى اَجِرْنٖى مِنَ الشَّتَتْ

– он одобрительно смотрит на “Тридцатое Сияние”, то есть, на самое последнее из самостоятельных “Сияний”, коей является брошюра “Шесть Имён”. А также словами

حُرُوفٌ لِبَهْرَامٍ عَلَتْ وَ تَشَامَخَتْ

– он, высоко оценив, подтверждает своим указанием следующую за “Тридцатым Сиянием” “Брошюру об указаниях букв Корана”. И предложением

وَ اسْمُ عَصَا مُوسٰى بِهِ الظُّلْمَتُ انْجَلَتْ

– он также говорит в таком образе, словно восхваляюще показывает знаком самый последний на сегодня сборник “Рисале-и Нур”, который подобно Посоху Мусы (мир ему) является чудесным и мощным аргументом в руках веры и единобожия. Из чего мы без сомнений заключаем, что Имам Али (да будет доволен им Аллах) прямым и переносным смыслом, указательно, косвенно, намёками и знаками сообщает и о “Рисале-и Нур”, и о многих его важных частях. Если у кого-то есть сомнения, то пусть один раз внимательно посмотрит указанные брошюры. Если у него есть совесть, то я думаю, сомнений у него не останется. Здесь самый красивый и тонкий признак указательного смысла и переносных указаний состоит в связи имён, данных с сохранением их последовательности. Например, на двадцать девятом, тридцатом, тридцать первом и тридцать втором уровнях перечисления с весьма подходящими именами указано на “Двадцать девятое”, “Тридцатое”, “Тридцать первое” и “Тридцать второе Слова”. И в самом начале, посредством того же секрета “Бисмиллях”, показано начало “Слов”, коим является “Первое Слово”. А в конце, вновь присваивая показывающее сущность и подходящее имя, обозначена брошюра, на сегодня являющаяся последней. Что хоть и не явно, но очень красиво и изящно.

Я признаюсь, что ни в каком отношении не заслуживаю того, чтобы удостоиться такого приемлемого произведения. Однако Божественное Могущество действует так, что из маленькой, ничтожной косточки создаёт огромное, как гора, дерево. Это является Его обычаем и доказательством величия.

Я клятвенно заверяю, что целью моего восхваления “Рисале-и Нур” является укрепление, доказательство и распространение истин Корана. Бесконечно благодарю моего Милосердного Создателя за то, что Он не дал мне понравиться самому себе. Показал мне недостатки и срамоту моего нафса. И у меня не осталось желания заставлять других одобрять мой нафс. Если человек, стоящий в дверях могилы, станет лицемерно смотреть на находящийся за его спиной тленный мир, то это будет прискорбной глупостью и ужасным убытком. Итак, в таком состоянии души я расскажу лишь об одной красивой связи, касающейся только того, что “Рисале-и Нур”, представляющий собой выразителя истин веры, является верным и справедливым. Итак:

Джалджалутия” на языке сурьяни означает “феномен” (“бади”). И употребляется в этом смысле. Так как “Рисале-и Нур”, обороты речи которого феноменальны, занял важное место в “Джалджалутии” и его отголоски слышны в большинстве её мест, то этой Касыде дано имя, словно обращённое к “Рисале-и Нур”. И я сейчас понимаю, что данное мне с давних пор прозвище “Бадиуззаман” (Феномен времени), которого я не заслуживаю, моим не было. Скорее, оно было неким духовным именем “Рисале-и Нур” и лишь заимообразно, под ответственное хранение прикреплено его внешнему выразителю. Теперь же это вверенное имя вернулось к его настоящему обладателю. Значит, как я предполагаю, имеющее на языке сурьяни смысл “Феномен” и, по причине повторения в этой касыде, данное ей имя “Джалджалутия”, неким указательным образом, с точки зрения смысла, названия и выражений, даёт почувствовать связь с феноменальностью, с “Рисале-и Нуром” являющемся Бадиульбаяном (Феноменально излагающим) и Бадиуззаманом (Феноменом времени), появившимся во времена еретических новшеств. И это показывает, что данное название частично обращено и к нему, и, поскольку “Рисале-и Нур” занимает много места в носителе этого названия, то заработал это право.

رَبَّنَا لَا تُؤَاخِذْنَٓا اِنْ نَسٖينَٓا اَوْ اَخْطَاْنَا

Господи, не взыщи с нас, если мы забыли или погрешили”.

ВОСЬМОЙ ЗНАК.

Перед изложением этого “знака” будет написан ответ на два самых важных вопроса.

Первый вопрос: “Что послужило причиной того, что среди всех ценных книг, “Рисале-и Нур” удостоился знака и внимания Корана, одобрения и похвалы Имама Али (да будет доволен им Аллах), а также благоволения и радостного сообщения о нём Гаус’уль-Азама Гейляни? Какова мудрость того, что эти две личности своими караматами придали “Рисале-и Нур” такую ценность и важность?”

Ответ. Известно, что порой бывают времена, когда одна минута обретает важность одного часа, или даже дня, или даже многих годов,.. и один час приносит результат и становится таким же значимым, как целый год, или даже как целая жизнь. Например, человек, ставший шахидом в течении минуты, обретает некую степень святости. И во время, когда можно замёрзнуть от сурового мороза и есть угроза нападения врагов, один час несения караула может обратиться в целый год поклонения.

И точно также важность, придаваемая “Рисале-и Нур”, исходит из серьёзности эпохи, от ужаса разрушений, нанесённых в этом веку Шариату Мухаммада (Мир Ему и Благо) и его символам и традициям, а также по причине того, что вся Исламская Умма с давних пор просила в молитвах о защите от смуты этого последнего времени. И поскольку “Рисале-и Нур” спасает веру верующих от нападений этой смуты, то он обрёл такую важность, что Коран оказал ему внимание своим сильным знаком. И Имам Али (да будет доволен им Аллах) благовествовал о нём тремя караматами. И Гаус уль-Азам Гейляни, сообщив о нём чудесным образом, подбодрил его выразителя.

Да, поскольку перед ужасом этого века опорные крепости подражательного вероубеждения содрогнулись, удалились и скрылись, каждому уверовавшему, для того, чтобы в одиночку выстоять против общественной атаки заблуждения, нужна придающая ему стойкости очень сильная убеждённая, осознанная вера. И “Рисале-и Нур” в самый суровый период, в самое нужное и деликатное время, в понятном для каждого образе, весьма сильными аргументами доказывая самые глубокие и тонкие истины веры и Корана, а также несущие эту убеждённую, осознанную веру его искренние и преданные ученики, в отношении служения вере словно отдельные кутбы – полюса волостей, уездов и городов, в которых они находятся, будучи духовными точками опоры верующих, несмотря на свою неизвестность и незаметность, подобно смелым служителям духовной силы вероубеждения, дают её сердцам верующих, и таким образом исполняют эту обязанность, придавая уверовавшим стойкость и смелость.

Второй вопрос: “Почему ты, не смотря на то, что карамат лучше не придавать огласке, объявляешь о нём?”

Ответ. Это не карамат принадлежащий мне. Скорее, это некий дар Всевышнего и Божественная милость для нас и для носителей веры, сцеженные из духовного чуда Корана в виде карамата некого особого его тафсира. Конечно, чудо Корана и сияние этого чуда нужно показывать. Что же касается дара, то объявлять о нём с намерением отблагодарить, то это некое возвещение о милости, которое повелевается аятом

وَ اَمَّا بِنِعْمَةِ رَبِّكَ فَحَدِّثْ Клятвенно заявляю, что у меня нет каких-то достоинств и заслуг, которые бы могли стать почвой для моей гордости и высокомерия. Я, словно семечко, сгнил и высох. Знаю, что вся ценность, жизнь и почёт перешли к этому выросшему из того семечка дереву “Рисале-и Нур” и духовному чуду Корана. И поскольку я в этом убеждён, то веду показ ради чуда Корана. Вся ценность находится в являющемся чудом Корана “Рисале-и Нур”. Даже имя “Бадиуззаман”, которое я носил с давних пор, было его… И теперь оно вернулось обратно к нему. “Рисале-и Нур” принадлежит Корану и несёт его смысл. Касательно этого есть много признаков и примет подтверждающих моё личное убеждение и относящихся ко мне. Но, поскольку я не могу доказать их другим, то и писать о них тоже не могу. Есть уместность лишь указать на два-три из них.

Первый. Когда я читал “Джалджалутию”, то, в отличие от других мунаджатов, ощущал, что молюсь со своими собственными чувствами. В этом не было подражания языку других, и это для меня стало очень естественной и связанной с моими бедами почвой для духовного осмысления. Через несколько лет я увидел карамат этой касыды и её связь с “Рисале-и Нур”, из чего понял, что то состояние исходило из этой связи.

Второй. Имам Али (да будет доволен им Аллах), говоря в начале:

رُوحٖى بِهِ اهْتَدَتْ اِلٰى كَشْفِ اَسْرَارٍ بِبَاطِنِهِ انْطَوَتْ

И в середине:

وَاَمْنِحْنٖى يَا ذَا الْجَلَالِ كَرَامَةً ۞ بِاَسْرَارِ عِلْمٍ يَا حَلٖيمُ بِكَ انْجَلَتْ

И в конце:

مَقَالُ عَلِىٍّ وَ ابْنِ عَمِّ مُحَمَّدٍ ۞ وَ سِرُّ عُلُومٍ لِلْخَلَائِقِ جُمِّعَتْ

– показывает, что эта касыда является некой сокровищницей знаний. Между тем, внешне она – лишь некая молитва-мунаджат. Даже в ней не просматривается настоящей связи с таинстваенными знания, как в других источающих истину касыдах и познаниях и во всех остальных мунаджатах Имама Али (да будет доволен им Аллах). Моё личное убеждение таково, что “Джалджалутия”, поскольку она вобрала в себя “Рисале-и Нур”, и положив его себе на грудь, приняла, как своё духовное детище, то, конечно, фразой وَ سِرُّ عُلُومٍ لِلْخَلَائِقِ جُمِّعَتْ показав в качестве свидетеля это произведение, которое в конце времён распространяет некоторые бриллианты из её сокровищницы, она говорит о том, что достойна настоящей похвалы, как сокровищница знаний и кладезь наук.

Третий. Известно, что порой один маленький признак с вмешательством некоторых условий становится неким очень сильным аргументом. Приносит убеждение в степени явности. Из множества примеров, дающих мне такую убеждённость, для меня достаточно даже одного вышеизложенного пункта. А именно:

Имам Али (да будет доволен им Аллах), фразой:

تُقَادُ سِرَاجُ النُّورِ – показав “Рисале-и Нур” по его дате и названию, сути и основам, служению и обязанности, после этого молитвой на языке сурьяни перечисляет имена его частей. В тридцати двух или тридцати трёх именах он дважды повторяет слово بَعْدَهَا . Один раз – в двадцать седьмом говорит:

وَ ذَيْمُوخٍ بَعْدَهَا , другой – в тридцать первом:

وَ بَازُوخٍ بَعْدَهَا Итак, соответствуя этому мунаджату, в “Рисале-и Нур” есть тридцать три, а в некотором отношении тридцать два “Слова”. И брошюр, названных “Письма” тоже тридцать две, а в некотором отношении тридцать три. И только как отдельные брошюры, есть два постскриптума. И из этих постскриптумов один – это важный постскриптум Двадцать Седьмого Слова, другой – ценный постскриптум Тридцать Первого Слова. И эти два постскриптума имеют самостоятельную степень и номера. И слово بَعْدَهَا тоже стоит в тех же местах и имеет тот же смысл. Это совпадение, как “дважды два четыре”, убеждает меня в том, что Имам Али (да будет доволен им Аллах) сделал так для того, чтобы неким ассоциативным смыслом и указательным значением обратить внимание на “Рисале-и Нур” и даже на его постскриптумы. Ещё есть много примет и связей, указывающих на каждое “Слово”. Однако, поскольку они являются скрытыми и тонкими, то упомянуты не были.(*)


* Примечание: Например, на двадцать восьмом уровне, словами

وَ بِسُورَةِ التَّهْمٖيزِ указывается на очень сильный аргумент темы об Аде в конце “Двадцать восьмого Слова”, но, поскольку указание на находящееся в начале повествование касательно двух-трёх вопросов и ответов о Рае сделано в другом месте, то связь сокрылась.

И, например, поскольку на втором уровне слово: يٰسٓ обращено и ко “Второму Слову”, и ко “Второму Письму”, и ко “Второму Сиянию”, и ко “Второму Лучу”, то связь расширилась и сокрылась.

И, например, поскольку нахождение на пятом уровне букв Корана كٓهٰيٰعٓصٓ , то есть:

وَ كَافٍ وَ هَا يَاءٍ وَ عَيْنٍ وَ صَادِهَا , обращено и к “Пятому Слову”, и к “Пятому Письму”, и к “Пятому Сиянию”, и к “Четвёртому Лучу” коим является брошюра “Аят Хасбия”, и к “Третьему Лучу” коим является “Мунаджат”, то связь расширилась и сокрылась. С этим можно сравнить и другие примеры.

لَا يَعْلَمُ الْغَيْبَ اِلَّا اللّٰهُ ۞ وَاللّٰهُ اَعْلَمُ بِالصَّوَابِ

اَستَغْفِرُ اللّٰهَ مِنْ خَطَائٖى وَخَطٖيئَاتٖى وَ مِنْ سَهْوٖى وَغَلَطَاتٖى وَالْحَمْدُ لِلّٰهِ عَلٰى نِعْمَةِ الْاٖيمَانِ

وَ الْقُرْاٰنِ بِعَدَدِ حَاصِلِ ضَرْبِ حُرُوفِ رَسَائِلِ النُّورِ الْمَقْرُوئَةِ وَ الْمَكْتُوبَةِ

وَ الْمُتَمَثِّلَةِ فِى الْهَوَاءِ فٖى عَاشِرَاتِ دَقَائِقِ حَيَاتٖى

فِى الدُّنْيَا وَ الْبَرْزَخِ وَ الْاٰخِرَةِ

اَللّٰهُمَّ صَلِّ وَ سَلِّمْ عَلٰى مُحَمَّدٍ وَ عَلٰى اٰلِهٖ وَ اَصْحَابِهٖ بِعَدَدِهَا وَارْحَمْنَا وَ ارْحَمْ طَلَبَةَ رَسَائِلِ النُّورِ بِعَدَدِهَا اٰمٖينَ

وَ الْحَمْدُ لِلّٰهِ رَبِّ الْعَالَمٖينَ

 سُبْحَانَكَ لَا عِلْمَ لَنَٓا اِلَّا مَا عَلَّمْتَنَٓا اِنَّكَ اَنْتَ الْعَلٖيمُ الْحَكٖيمُ

Никто не знает скрытого, кроме Аллаха. И Аллах знает истину”. “Да простит Аллах мои ошибки и погрешности, и хвала Аллаху за дар веры и Корана по числу секунд моей мирской, загробной и последней жизни, помноженным на число прочитанных, написанных и распространившихся в воздухе букв “Рисале-и Нур”. О Аллах! По числу этих букв благослови и приветствуй нашего Господина Мухаммада, его семью и сподвижников. И по их числу прояви милость к ним и к ученикам “Рисале-и Нур”. Амин! И вся хвала Аллаху – Господу миров!” “Хвала Тебе, мы знаем только то, чему Ты нас научил, поистине, Ты – Знающий, Мудрый!”.

***