Начало жизни

Бадиуззаман Саид Нурси родился в 1877 году на востоке Турции, в селе Нурс Испаритской волости, входящей в Хизанский уезд Битлисского вилайета. Его отца звали Мирза, а мать – Нурия. С шести лет он проявлял тягу к знаниям, отличался врождённой смышлёностью, феноменальной памятью и активностью. До девяти лет он жил с родителями. Он восхищался достоинствами и всесторонней развитостью своего старшего брата, Муллы Абдуллаха, которые тот приобрёл благодаря знаниям и которые отличали его от не учившихся деревенских детей. Это воодушевило его, и он в девять лет поступает в медресе села Таг Испаритской волости. Однако основное образование он получил позже, в местности Догубаязит, где всего за три месяца полностью освоил учебную программу тогдашних медресе. За этот срок ему удалось изучить более восьмидесяти фундаментальных трудов, входящих в образовательную систему медресе того времени, после чего он получил иджаза – диплом и разрешение на преподавательскую деятельность. Позднее, в Битлисе, Саид Нурси участвует в традиционных на то время научных диспутах, по итогам которых защищает полученный в 15 лет иджаза и подтверждает свою учёную степень, за что учёные того времени назвали его ,,Бадиуззаман” – «удивительный, необыкновенный человек своего времени, чудо эпохи».

Дом в селении Нурс, где родился Саид Нурси

Будучи наслышанным о славе молодого учёного, Хасан Паша, губернатор вилайета Ван, приглашает Бадиуззамана в Ван. Бадиуззаман жил там на протяжении пятнадцати лет, занимаясь наставнической и просветительской деятельностью среди населения. Общаясь с губернатором и чиновниками региона Ван, он пришёл к убеждению, что в этом веке для ответов на сомнения, возражения и вызовы в отношении Ислама недостаточно калама (богословия) в его прежней форме и увидел необходимость изучения современных наук. За короткий срок он осваивает такие науки, как история, география, математика, геология, физика, химия и астрономия. В период своего нахождения в регионе Ван, Бадиуззаман, рассмотрев имевшиеся на тот момент идеи, исследования, методики религиозного и научного преподавания, а также приняв во внимание потребности того времени, разрабатывает собственную преподавательскую методику, состоящую в том, чтобы просвещать учеников посредством прямого доказательства религиозных истин, излагая их и объясняя новым методом, соответствующим пониманию наступившего века.

От учёных тех мест Бадиуззамана Саида Нурси отличали некоторые особенности.

Во-первых, он ни от кого не принимал ни денег в подарок, ни подношений, ни даже жалования, хотя на протяжении жизни не владел никаким имуществом, жил в бедности и одиночестве, подвергался бедам и несчастьям, много лет провёл в ссылках и тюрьмах.

Во-вторых, он не задавал вопросов ни одному учёному. Сам же он, в течение двадцати лет только отвечал на вопросы людей, объясняя это так: “Я не отрицаю знания учёных, поэтому считаю, что излишне задавать им вопросы. Если же кто-либо сомневается в моих знаниях, то пусть спрашивает, и я отвечу”.

В-третьих, своим ученикам, как и самому себе, он не позволял брать закят (милостыню) и подарки, побуждая их усердствовать только ради довольства Всевышнего. 

В-четвёртых, он никогда не создавал семью, не привязывался ни к чему мирскому. Бадиуззаман говорил: “Всё своё имущество я должен суметь унести в одной руке”. Когда его спрашивали о причине этого, он отвечал: “Настанет час, когда каждый будет завидовать моему положению. К тому же, имущество и богатство не приносят мне наслаждения, ведь я смотрю на этот мир как на временную обитель”.

Живя в городе Ван, Бадиуззаман вместе с губернатором Тахиром Пашой следили за последними известиями, публиковавшимися в некоторых газетах. Особое внимание они обращали на события, связанные с Исламом. Таким образом, за время своего нахождения в г. Ван, Саид Нурси в некоторой степени изучил состояние дел в мусульманском мире. 

В один из дней Тахир Паша сообщил ему ужасную новость о том, что британский министр по делам колоний, во время своего выступления в английском парламенте, держа в руках Благородный Коран, произнёс следующие слова: ,,Пока этот Коран находится в руках мусульман, мы не сможем властвовать над ними. Поэтому необходимо приложить все усилия, чтобы отнять у них его или же отдалить их от него”.

Это чудовищная весть произвела на Саида Нурси огромное впечатление. В душе Бадиуззамана пробудилось сильное намерение доказать и показать всему миру, что Коран является негаснущим духовным солнцем, и он начал претворять это в жизнь.

* * *

Саида Нурси очень беспокоили бедствия и проблемы Востока. Он был убеждён, что выходом из этого кризиса является образование. В связи с этим, он начинает прилагать большие усилия по созданию университета, где преподавались бы как религиозные, так и светские дисциплины. В своём труде под названием “Диспуты” он пишет: “Светом совести являются религиозные знания; cветом разума – научные дисциплины. В их совокупности проявится истина. На этих двух крыльях усердие ученика устремится ввысь. С разделением же первое приведёт к фанатизму, а второе – к заблуждениям и сомнениям”. Дабы донести эти мысли до властей и реализовать этот проект, в 1907 году он приезжает в Стамбул, где встречается с видными стамбульскими учёными. На двери отеля, в котором он остановился, он вешает табличку с надписью “Здесь даются ответы на любые вопросы, но не задают вопросов”. Таким образом Бадиуззаман хотел привлечь внимание правящей элиты, научных кругов и жителей Стамбула к просветительской и научной деятельности Восточной Анатолии. Он отвечает на все вопросы учёных, группами приходящих к нему. Его необыкновенное состояние и поведение, а также то, что он, несмотря на свой молодой возраст, отвечает на все без исключения вопросы, делая это крайне убедительно и красноречиво, изумляет учёных Стамбула и побуждает их к признанию того, что он по праву достоин звания “Бадиуззаман”. 

Примерно в это же время Стамбул посещает шейх Бахит Эфенди – один из ведущих учёных египетского университета “Аль-Азхар”. Учёные Стамбула, оказавшись бессильными в диспуте с Бадиуззаманом, прибывшим из Курдистана – края крутых гор и отвесных склонов, – обратились к шейху Бахиту Эфенди с просьбой одержать верх в диспуте с Саидом Нурси. Шейх принял их предложение и стал искать удобный случай. И вот, в один из дней, выйдя после намаза из мечети “Айя-София”, они зашли в чайхану. Воспользовавшись моментом, шейх Бахит Эфенди, в присутствии учёных, обратился к Бадиуззаману:

مَا تَقُولُ فٖى حَقِّ الْاَوْرُوبَائِيَّةِ وَ الْعُثْمَانِيَّةِ

,,Каково Ваше мнение относительно Европы и Османского государства?”

Вопрос не ставил целью испытать очевидные обширные познания и молниеносную проницательность Бадиуззамана – целью было понять степень дальновидности Саида Нурси и его способность к анализу мировой политики. На этот вопрос Бадиуззаман ответил следующим образом:

اِنَّ الْاَوْرُوبَا حَامِلَةٌ بِالْاِسْلَامِيَّةِ فَسَتَلِدُ يَوْمًا مَا وَ اِنَّ الْعُثْمَانِيَّةَ حَامِلَةٌ بِالْاَوْرُوبَائِيَّةِ فَسَتَلِدُ يَوْمًا مَا

“Европа беременна Исламом, и однажды родит его. В свою очередь, Османское государство беременно Европой, и когда-нибудь породит европейское государство”.

Услышав это, шейх Бахит произнёс: ,,С этим молодым человеком не поспоришь. Я придерживаюсь того же мнения, но только Бадиуззаман смог выразить его так сжато и красноречиво”.

Спустя некоторое время Турция переняла множество европейских законов и обычаев, превратившись в светское государство. В свою очередь, в Европе возникли симпатии и интерес к Корану и Исламу. Всё это подтвердило слова Саида Нурси.

Далее, Бадиуззаман подаёт заявление во дворец султана, в котором излагает свою инициативу о создании университета на востоке Турции, однако условия того времени не позволяют ему достичь результата.

В 1910 году он покидает Стамбул и возвращается в г. Ван. Следуя в Ван через Батуми, по пути он посещает Тифлис (Тбилиси, – прим.пер.), где поднимается на холм имени Шейха Санана. В то время, когда он внимательно осматривал окрестности, к нему подошёл русский полицейский и спросил:

— Что ты так внимательно рассматриваешь?

— Строю план своего медресе.

— А откуда ты?

— Из Битлиса, – ответил Бадиуззаман.

— Но это же Тифлис!

— Битлис и Тифлис – братья.

— Как это понимать?

— В Азии, в исламском мире, друг за другом начинают проявляться три света; у вас же, один за другим, начнут рассеиваться три мрака. Этот занавес деспотии разорвётся, и тогда я приду и построю здесь своё медресе.

— Увы… Я удивляюсь твоей надежде, – сказал полицейский.

— А я удивляюсь твоему разуму! Можешь ли ты допустить, что эта зима будет продолжаться вечно? За каждой зимой приходит весна, а за каждой ночью – день.

— Но исламский мир раздроблен!

— Разошлись получать образование. Так, Индия – способный ребёнок Ислама – занимается в английской средней школе; Египет – смышлёный наследник Ислама – обучается в английской школе публичного управления; Кавказ и Туркестан – два отважных сына Ислама – учатся в русской военной школе и т. д. Итак, каждый из этих благородных потомков, получив свой диплом, возглавит один из регионов и, водрузив на горизонте совершенства знамя Ислама, являющегося их великим и справедливым отцом, в соответствии с извечным предопределением, наперекор судьбе, они огласят тайну извечной мудрости, заложенную в человеческом роде.

* * *

Зимой того же года он отправляется в Дамаск. По настоянию учёных Дамаска он читает хутбу (проповедь, речь, – прим. пер.) в известной ,,Мечети Омейядов” перед десятитысячной аудиторией, среди которой было около сотни учёных-богословов. В своей речи он освещает проблемы исламского мира. Текст этой хутбы был издан в Дамаске в 1911 году под названием “Дамасская Проповедь”. 

“Дамасская проповедь” представляет собой очень ценный, несущий радостную весть и основанный на разумных доказательствах урок, обращённый ко всем мусульманам и даже ко всему человечеству. Она сообщает, каковы болезни мусульманского мира и по каким причинам он подвергся упадку и порабощению. Далее в хутбе показаны пути выхода из этой ситуации, и разумными аргументами доказано, что Ислам во всём мире продемонстрирует высочайший материальный и духовный прогресс и что исламская цивилизация проявит себя в полном величии. В начале своей проповеди Саид Нурси говорит:

,,Я получил урок в медресе общественной жизни человечества этого времени и земли, из которого понял, что в отличие от скачка в будущее, совершённого европейцами в развитии, нас сдерживают, не давая в материальном отношении выйти из средневековья, шесть болезней. Болезни эти таковы:

первая – возникновение среди нас отчаяния и безнадёжности;

вторая – смерть правдивости в общественно-политической жизни;

третья – любовь к вражде;

четвёртая незнание светлых связей, объединяющих людей веры друг с другом;

пятая – деспотизм, распространяющийся подобно всяким заразным болезням;

шестая – ограничение усердия рамками личной выгоды.

Лекарства же от этих шести ужасных болезней я изложу в шести «словах», которым научился в «аптеке» Корана на «медицинском факультете» нашего общества. Шесть этих слов я считаю основами лечения…”

В этом же году, в связи с поездкой султана Решада в Румелию, Бадиуззаман Саид Нурси присоединился к его свите от имени восточных вилайетов. Тогда должно было состояться открытие университета в Ускуп (Скопье, Балканы, – прим. пер.). По причине Балканской войны этот проект отложили, и Саиду Нурси удалось убедить султана перенести его на Восток. Затем, в 1912 году, он возвращается из Стамбула в Ван. В 1913 году, при участии губернатора региона Ван, он закладывает фундамент университета, названного им “Медресет уз-Зехра”. Но начинается Первая Мировая война, и Саид Нурси, вместе с группой своих учеников, добровольцем отправляется на фронт, а создание университета, ради которого он так старался, было отложено.

На фронте Бадиуззаман пишет тафсир (толкование) Благородного Корана под названием “Ишарат уль-И’джаз”. Многие его ученики погибают, а сам он в 1916 году попадает в плен к русским, и его отправляют в лагерь для военнопленных. Здесь произошёл следующий достойный внимания случай. Однажды в лагерь приехал с проверкой главнокомандующий русской армии. Во время проверки, Бадиуззаман не встаёт в приветствии перед ним. Главнокомандующий рассердился и, подумав, что тот его, возможно, не узнал, ещё раз прошёл перед ним. Когда же Бадиуззаман вновь не сдвинулся с места, главнокомандующий через переводчика спросил:

— Должно быть, не узнали меня?

— Узнал. Вы – Николай Николаевич, – ответил Бадиуззаман.

— В таком случае, Вы оскорбляете русскую армию, а значит и русского царя.

— Я не оскорбляю. Я – мусульманский учёный. Верующий человек выше того, кто не знает Всевышнего Аллаха. Поэтому перед тобой я не встану.

За это Бадиуззамана отдают под трибунал. Несколько его товарищей-офицеров попросили его извиниться, дабы предотвратить печальный исход, на что Бадиуззаман, не придав этому никакого значения, с полным достоинством и мужеством сказал:

— Смертный приговор, вынесенный ими, это паспорт в вечный мир.

В итоге, выносится решение о казни. Перед приведением приговора в действие Саид Нурси просит позволить ему совершить намаз. Во время намаза, главнокомандующий подошёл,  а затем, извиняясь, сказал: ,,Я убедился в том, что этот ваш поступок объясняется вашей преданностью тому, что для Вас свято. Прошу простить меня”. После этих слов он отменил приговор.

Бадиуззаман провёл в костромском плену два с половиной года. Всю свою жизнь посвятивший довольству Всевышнего и служению, он и здесь просвещает и наставляет окружающих, даёт уроки пленным. Однажды русский командир стал свидетелем того, как Бадиуззаман давал урок девяти десяткам пленных и, сочтя этот урок политическим, запретил. Однако узнав, что его уроки носят религиозный, духовный характер, отменил запрет. 

Татарская община Костромы поручается за Бадиуззамана и поселяет его в мечети на берегу Волги. 

В результате, после более двух лет, проведённых в плену, ему удалось бежать, воспользовавшись смутой, возникшей после революции 1917 года. В итоге, в 1918 году, через Петербург, Варшаву, Берлин, Вену и Софию он возвращается в Стамбул. 

Ниже приведён отрывок из трудов Бадиуззамана, описывающий его нахождение в плену.