Один изумительный нрав Бадиуззамана

Опубликовано в газете “Ахл-и Сунна” за 15 октября 1948 года. Статья владельца газеты, который также является адвокатом.

Во время Первой Мировой Войны я в районе Битлиса был ранен и попал в плен. В тот же день в плен попал Бадиуззаман. Он был отправлен в Сибирь и находился в самом большом лагере для военнопленных. В один из дней в лагерь для инспекции прибыл Николай Николаевич. Обходя лагерь он прошёл перед Бадиуззаманом. Тот не придал этому значения и не двинулся с места. Это привлекло внимание Главнокомандующего. Найдя какой-то повод он снова прошёл перед ним. Бадиуззаман опять не пошевелился. В третий раз он встал перед ним и, посредством переводчика, между ними произошёл следующий разговор:

― Он меня не узнал?

― Узнал, вы – Николай Николаевич, дядя Царя, Главнокомандующий Кавказским фронтом.

― В таком случае почему оскорбляет?

― Нет, я не оскорблял. Я сделал то, что мне велят мои святыни.

― Святыни что велят?

― Я – мусульманский учёный. В моём сердце есть вера. Тот, у кого есть вера, лучше того, у кого её нет. Если бы я встал перед ним, то проявил бы неуважение к своим святыням. Потому и не встал.

― В таком случае, называя меня неверующим, он оскорбляет и меня, и мою армию, и мой народ, и царя. Пусть немедленно отвечает перед военным трибуналом.

Согласно этому приказу был созван военный трибунал. Турецкие, немецкие и австрийские офицеры, присутствующие в месте его проведения, по отдельности обращаясь к Бадиуззаману, пытаются уговорить его извиниться перед Главнокомандующим. Его ответ им был таков:

― Я хочу переселится в края Иного мира и прийти к Посланнику Аллаха. Для этого мне нужен паспорт. Я не могу сделать то, что противоречит моей вере.

Против этого никто возразить не может, все ждут результата. Допрос заканчивается. За оскорбление Русского Царя и Русской армии трибунал выносит приговор – смертную казнь. Офицеру, возглавляющему команду солдат, пришедших для исполнения приговора, Бадиуззаман в радостном оживлении говорит: “Прошу вас дать мне пятнадцать минут, я исполню свою обязанность”, – и с этими словами совершает омовение и читает два ракаата намаза. В это время появляется Николай Николаевич и обращается к нему со словами: “Простите меня! Я думал, что вы так поступаете для того, чтобы оскорбить меня и сделал то, что положено по закону. Однако сейчас понимаю, что причина вашего поступка лежит в вашей вере, и вы исполняете повеления того, что для вас свято. Ваш приговор отменён, за ваше религиозное благочестие вы достойны одобрения. Я причинил вам беспокойство, ещё раз и ещё раз прошу вас простить меня.”

Об этой религиозной твёрдости и высоком нраве, достойном быть примером для всех мусульман, поведал, опираясь на увиденное им самим, один капитан из его товарищей. Когда я это услышал, мои глаза невольно наполнились слезами.

Абдуррахим

Хотя наш Устаз не говорил писать эту газетную статью, но, поскольку она является очень интересной, очень поучительной и весьма волнующей, то была помещена сюда.

Хусрев

***