ШЕСТНАДЦАТАЯ НАДЕЖДА. Однажды, во время старости, я вышел после года заключения из Эскишехирской тюрьмы. Меня сослали в город Кастамону. На два-три месяца сделали меня гостем в полицейском участке. Будет понятно, сколько мучений переносит в подобных местах такой человек, как я, живущий отшельником и томящийся от встречи даже с верными друзьями, и который не в силе выдержать смены стиля одежды. Так вот, когда я находился в том отчаянии, вдруг мне на помощь пришла благосклонность Всевышнего. И комиссар, и полицейские того участка стали для меня словно верными друзьями. Также как они ни разу не сказали мне о том, чтобы я надел на голову шляпу, так и, словно моя прислуга, выводили меня на прогулку по городу, когда бы я ни пожелал.

Затем я поселился в Кастамонское “Медресе Нура”, находящееся напротив того участка, начал там писать “Рисале-и Нур”. Такие его героические ученики, как Фейзи, Эмин, Хильми, Садык, Назиф и Салахаддин постоянно занимались в том медресе размножением и распространением этих книг. С ними мы в более блестящем виде проводили ценные научные беседы, чем я это делал со своими учениками в молодости.

Затем наши скрытые враги заронили сомнения насчёт нас среди некоторых чиновников и части самолюбивых мулл и шейхов. Стали причиной того, что в Денизлинской тюрьме – в том “Медресе Юсуфа” – с нами собрались ученики “Рисале-и Нур” из пяти-шести областей. Подробным разъяснением этой “Шестнадцатой Надежды” являются маленькие письма, отправленные мной из Кастамону и вошедшие в приложения, а также записки скрыто отправляемые мною в Денизлинской тюрьме моим находящимся там братьям, а также брошюра, посвящённая защите в суде, они блестяще показывают истину излагаемую в этой “Надежде”. Передавая им подробности, здесь сделаем лишь весьма короткое указание.

Важные и конфиденциальные сборники, особенно брошюры касающиеся Суфьяна и караматов “Рисале-и Нур”, я спрятал под дровами и углём, успокоившись на том, что они распространятся после моей смерти или же когда лица, стоящие во главе, прислушаются к истине и одумаются. Но вдруг сыщики с помощником прокурора нагрянули в моё жилище с обыском. Они вытащили из-под дров те секретные и важные брошюры. И арестовав меня, больного отправили в тюрьму города Испарта. Когда я был очень опечален и страшно огорчён от того вреда, случившегося с “Рисале-и Нур”, нам на помощь поспела благосклонность Всевышнего. Государственные лица, очень нуждающиеся в прочтении тех спрятанных и очень важных брошюр, начали с полными интересом и вниманием их читать, с чем высокие официальные круги превратились в некую школу “Рисале-и Нур”. Желая критиковать, стали одобрять. Даже в городе Денизли очень много официальных и неофициальных лиц прочитали, скрыто напечатанную без нашего ведома, брошюру “Великое Знамение”, укрепили благодаря ей свою веру. Чем свели на нет наши тюремные тяготы.