Второй пример. Если в такой многокупольной мечети, как Ая-Софья, кладку камней в купола и удержание их в висячем положении поручить одному мастеру, то он легко может это сделать. Если же самим камням поручить принять такое положение, то для того, чтобы они смогли, сомкнув головы оставаться на весу, каждый камень должен будет стать для других камней и абсолютным повелителем, и абсолютным подчинённым. В таком состоянии, для того чтобы решить задачу, которую мог легко выполнить один мастер, нужно будет сделать столько дел, сколько не сделает и сотня мастеров, и лишь тогда можно будет достичь результата.

Третий пример. Земной шар является одним слугой, одним рядовым Одного-Единого Творца. И поскольку этот рядовой слушает приказ одного Творца, то для достижения таких результатов, как смена сезонов, существование времён дня и ночи, показ высоких и величавых движений в небесах и, словно в кинотеатре, обновление небесных картин, этот рядовой, получив одно-единственное повеление своего Творца, в неком экстазе, появляющемся от радости исполнения той обязанности, вращаясь подобно вдохновлённому мевлеви, становится средством для получения и появления всех тех величественных результатов. Словно этот один рядовой командует великими манёврами на полигоне вселенной.

Если же не придать всё Одному-Единому Творцу, чьё Божественное правление и забота охватывают всю вселенную, и чья власть и повеление распространяется на всё сущее, тогда для получения тех результатов, тех небесных манёвров и земных сезонов нужно будет миллионам звёзд и планет, которые в тысячи раз больше Земного шара, каждые двадцать четыре часа и каждый год преодолевать дистанцию длиной в миллионы лет.

Итак, такой служащий, как Земной шар, рождая своими двумя вращениями подобно вдохновлённому мевлеви – вокруг оси и по орбите – такие величественные результаты, является одним примером того, какая бесконечная лёгкость имеется в Единобожии; и вместе с этим показывая в какой степени трудным, а скорее невозможным является получение тех же результатов в миллионы раз более сложными движениями и бесконечно более длинными путями, он является примером того, насколько нереальные и пустые вещи находятся на пути многобожия и неверия.

Посмотри на невежество поклоняющихся причинам и обожествляющих природу через такой пример: Если думать, что: “Некто после того, как он своим необыкновенным искусством очень точно подготовил части и детали некой чудесной фабрики или удивительных часов, или же величественного дворца, или некой прекрасной книги, не запустит их в работу просто собрав те детали, а вместо этого с очень большими затратами сделает из каждой той детали, части, шестерни, даже из бумаги и пера некие отдельные удивительные машины, чтобы они вместо мастера работали сами по себе и собрали эту фабрику, дворец и часы, или написали ту книгу. И эти мастерство и искусство, посредством которых ему очень хочется показать свои умения и совершенства, он отдаст им”, – ты поймёшь, насколько это будет неразумно и невежественно. И точно также те, которые приписывают созидание причинам и природе, впадают в удвоенное невежество. Потому что над природой и причинами есть весьма чёткий след искусства. Они так же, как и другие создания, являются сотворёнными. Тот, Кто создал их таковыми, создаёт также и их результаты, и показывает их всех вместе одновременно. Создающий косточку создаёт над ней и дерево, и создающий дерево сотворяет также и плоды на нём. Иначе, для обретения существования разных причин и природ, опять же потребуются другие точные причины и природы. И так далее, чем глубже, тем больше потребуется принять существование бесконечной, бессмысленной и невероятной цепи воображений. Это же среди невежеств является самым редким.