Турецкий вариант этого трактата находится в «Девятнадцатом Слове» собрания «Рисале-и Нур».

Три трактата, находящиеся в начале «Месневи» и не относящиеся к произведениям Прежнего Саида, являются, по выражению самого Устаза, трудами Нового Саида. Некоторые произведения Прежнего Саида были включены в сборник «Рисале-и Нур», а часть трудов, написанных на арабском языке, вошли в арабский вариант «Месневи».

3 – ОСОБЕННОСТИ

Этот трактат, касающийся веры в воскрешение из мёртвых, является основой «Десятого Слова» из собрания «Рисале-и Нур». Он появился на свет в один из тех весенних дней, когда Устаз, созерцая произведения милости Аллаха в садах Барлы, непреднамеренно, около сорока раз прочёл благородный аят:

فَانْظُرْ اِلٰٓى اٰثَارِ رَحْمَتِ اللّٰهِ كَيْفَ يُحْيِى الْاَرْضَ بَعْدَ مَوْتِهَا اِنَّ ذٰلِكَ لَمُحْيِى الْمَوْتٰى وَهُوَ عَلٰى كُلِّ شَىْءٍ قَدٖيرٌ

«Посмотри на следы милости Аллаха, на то, как Он оживляет землю после ее смерти. Воистину, Он способен оживить мертвых и способен на всякую вещь» (Коран 30:50)

Этот труд имеет очень большую ценность, и в наше время весьма важен. На корню уничтожая идею отрицания воскрешения из мёртвых, убеждает в его – воскрешении – истинности даже самый простой рассудок! И это несмотря на то, что такой гений, как Ибн Сина, говорил, что в воскрешение необходимо верить, но разумом его не осознать. В этом труде показаны тысячи видимых на поверхности земли примеров воскрешения, и доказано, что эту истину подтверждают как большинство Божественных Имён, так и сама человеческая суть.

Следуя прекрасному правилу, в начале этого труда, как и во всех других, приводятся восхваление Аллаха, а также благословение и приветствие, обращённые к Славному Пророку (мир ему и благо). Поскольку между верой в Аллаха, верой в Пророка, верой в воскрешение и созерцанием Вселенной имеются полная взаимосвязь и насущная взаимная зависимость, то этот трактат, коротко коснувшись истин единобожия и пророческой миссии, переходит к основному вопросу – вопросу воскрешения.

Этот трактат, являющийся второй частью «Двадцать восьмого Слова», лишь спустя двадцать лет вновь попал в руки нашего Устаза.