Когда он прохаживался вдоль линии огня, в него попали четыре пули, однако, он не подал вида и, чтобы не сломить храбрость добровольцев, не вошёл в укрытие. Даже услышавшие об этом губернатор Мемдух Бей и командующий Кель Али отправили ему сообщение, чтобы он поберёг себя и не выходил из укрытия; на что Бадиуззаман ответил:

— Пули этих неверных меня не убьют!..

Действительно, хотя три пули попали в те места, где могли нанести смертельные ранения, одна из них пробила кинжал, а другие – портсигар, не нанеся при этом ему самому никакого вреда.

Ночью, когда губернатор, командующий Кель Али и население были спасены, добровольцы и солдаты покинули город, Мулла Саид с некоторыми самоотверженными учениками решили ради небольшого числа бедолаг, оставшихся в Битлисе, пожертвовать собой и не ушли. Утром они вступили в бой с одним вражеским отрядом, и многие из них пали шахидами. Даже его преданный ученик Убейд, приходящийся ему племянником, погиб вместо него. После чего, прорвавшись через три ряда вражеских солдат, с тремя оставшимися в живых учениками он, удивительным образом, укрылся в одном убежище, находившемся на воде. Будучи раненным и с переломом ноги, он тридцать три часа пробыл в воде и грязи. Держа в руках винтовку, в том ужасном положении, когда в комнате над ними находились вражеские солдаты и офицеры, он с совершенным спокойствием и с радостью, что население спасено, утешая своих товарищей, говорил:

— Начнём стрелять тогда, когда против нас соберётся побольше вражеских солдат, даром себя не отдадим. На одного-двух врагов пули тратить не будем…

По удивительной Божественной благосклонности, они в течение тридцати трёх часов оставались незамеченными, хотя вблизи видели русских солдат, и те их искали. В то время Бадиуззаман обратился к своим самоотверженным ученикам-добровольцам:

— Братья! Уходите… Я на вас обиды не держу, оставьте меня, постарайтесь спастись сами.

В ответ на это, те самоотверженные и отважные ученики сказали ему:

— Мы не можем бросить вас в таком состоянии. Если станем шахидами, то пусть это будет в служении вам, – и с этими словами остались.

Затем русские взяли их в плен и отправили в Ван, затем в Джельфу, затем в Тифлис, Кологриф и Кострому.

Армянские патриоты известны; даже про них поговаривают: “Они не выдадут тайны даже если их держать лицом над раскалёнными углями и их глаза лопнут при этом”. Так вот, русские в то время говорили: “Добровольцы Бадиуззамана превзошли армянских патриотов! Поэтому они так успешно били наших казаков”.