Пятнадцатая Надежда” из сборника “Сияния”, в которой ­Бадиуззаман сам описывает свою жизнь в Эмирдаге и Афьёне.

Пятнадцатая Надежда (Прим.)

Однажды, когда я был в ссылке в городе Эмирдаг, находясь один, словно в одиночной камере, оттого что слежкой и угнетением, которые очень тяжелы для меня, мне доставили много страданий, я устал от жизни и пожалел, что вышел из тюрьмы. Сердцем и душой я захотел вернуться в Денизлинскую тюрьму и пожелал войти в могилу. Когда со словами: “Тюрьма и могила лучше, чем такая жизнь”, – я решил или сесть в тюрьму, или лечь в могилу, на помощь подоспела благосклонность Всевышнего: в руки учеников “Медресетуз Зехра”, чьи перья подобны множительной технике, дала новую множительную машину. Сразу из каждой части ценного собрания “Рисале-и Нур” было размножено по пятьсот экземпляров одного почерка. Начало их победоносного шествия пробудило во мне любовь к этой моей тоскливой жизни, побудило меня произнести: “Да пребудет бесконечная хвала Аллаху!”

Через некоторое время скрытые враги “Рисале-и Нур” не смогли перенести победы “Нура” и натравили на нас власть. И снова жизнь стала для меня отягощаться. Вдруг снова проявилась благосклонность Всевышнего. Больше других нуждающиеся в “Рисале-и Нур” чиновники, связанные с ним в силу своих обязанностей, с совершенным интересом и вниманием изучили конфискованные книги. Однако “Рисале-и Нур” сделал их сердца своими сторонниками. С их одобрением, вынесенным вместо критики, школа “Нура” весьма расширилась; наши тоскливые опасения исчезли.

Затем скрытые лицемерные враги привлекли внимание властей к моей личности, напомнили им о моей прошлой политической жизни. Пробудили подозрения и в кругах правосудия, и образования, и у полиции, и у министерства внутренних дел. Через политику и с подстрекательством анархистов, скрывающихся под маской коммунистов, эти подозрения увеличились. Нас стали притеснять, задерживать и конфисковывать попадающие к ним в руки книги. В деятельности учеников “Рисале-и Нур” наступил застой. С намерением опорочить мою личность, некоторые официальные чиновники приписывали мне невероятные вещи. Старались распространить обо мне весьма поразительную клевету. Однако никого не смогли заставить поверить в неё.


Примечание: Поскольку написание “Рисале-и Нур” было закончено три года назад, эта “Пятнадцатая Надежда” была написана, чтобы в будущем быть источником для завершения написания “Брошюры для Пожилых” одним из учеников Нура.