Первое пламя

Это пламя имеет “Три Луча”.

ПЕРВЫЙ ЛУЧ.

Самая чудесная степень изложения речи – это степень красноречия Корана. Это красноречие вытекает из чистоты произношения и твёрдости его стихов, из оригинальности, необычайности и красоты его стиля, и из величественности, превосходности и чистоты его речи, из истинности и прочности его смыслов, и из чёткости и плавности его выражений, и это такое сверхъестественное, поразительное красноречие, что приглашает к спору и бросает вызов самым выдающимся поэтам и писателям, самым красноречивым ораторам и самым эрудированным учёным из сыновей Адама (Мир Ему). Это сильно задевает их чувства. И в то время как эти гении, у которых гордыня и высокомерие доходит до небес, приглашаются к спору, они не могут даже раскрыть рта в ответ, и в изумительном унижении опускают головы.

Итак, мы укажем на чудотворность в красноречии Корана двумя способами.

Первый способ. Чудотворность в красноречии Корана есть и она налицо. Оттого что в те времена население Аравийского Полуострова, в своём абсолютном большинстве, было неграмотным и невежественным, то в силу этой неграмотности, вместо развития письменности они оберегали и хранили предметы своей гордости, свои исторические события и свои поговорки, которые помогли бы им в воспитании добронравия, в форме запоминания стихов и красноречивых слов. Некое содержательное выражение, в силу притягательности своего красноречия и стиха, оставалось в памяти и передавалось из поколения в поколение. И результатом этой естественной потребности было то, что на духовных рынках этого народа самым ходовым товаром, имеющим спрос, было красноречие, выразительность и изящество речи. И к тому же, самого красноречивого поэта какого-либо племени почитали, как самого большого героя, и более всего гордились им. И вот, после зарождения Ислама, этот умный народ, который стал управлять миром за счёт своей проницательности, опережал народы мира и занимал самое высокое место по красноречию, которое было для них объектом гордости и к которому они испытывали очень сильную нужду. Красноречие ценилось до такой степени, что всего из-за одного слова поэта два племени начинали большую войну, и одним его словом заключали перемирие. Даже среди них было семь поэтов, стихи которых, под названием “Семь вывесок” (Муаллакаты себ’а), были написаны на стенах Каабы золотом, и они гордились ими.