ОТРЫВОК ИЗ РАЗГОВОРА С МИНИСТРОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

………………………………………………………………………………………

Я подвергся таким притеснениям и в десяти отношениях незаконной жестокости и давлениям, каких ещё не было в истории. А именно:

Когда этот бедный Саид болен от отравления, полученного в результате жестокого покушения на его жизнь; и является слабым, семидесятиоднолетним стариком; и находится на одинокой, горькой чужбине; и пребывает в нищете, вынужденный содержать себя, продав своё пальто, нательную рубаху и башмаки; и по причине двадцати пяти лет жизни в изоляции, став нелюдимым и боязливым, может видеться только с одним полностью преданным человеком из тысячи; и признан невиновным тремя судами и экспертами из Анкары, которые кропотливейшим образом исследовали все его произведения и жизнь за последние двадцать лет, после чего единодушно оправдали его и постановили, что его книги безвредны и полезны для страны и народа; и является сыном отечества, серьёзным образом послужившим ему во время Первой Мировой Войны; и сейчас патриотически старается всеми своими силами и действенными произведениями, которые у всех на виду, спасти эту страну и народ от анархии и разрушений со стороны зарубежных сил; и, как было доказано семьюдесятью свидетелями в суде, является безвредным человеком, который за двадцать пять лет не читал ни одной газеты и не интересовался ими, и уже семь лет, как не обращает внимания на Мировую Войну, не знает о ней и не спрашивает, и в своих произведениях мощными доводами доказал, что оборвал все связи с политикой, и при этом правосудие официально признало его невмешательство в ваш мир; и, чтобы не повредить своей вечной жизни и искренности он строго избегает всеобщих симпатий и уклоняется от похвал и хорошего мнения в свой адрес от своих братьев, не одобряя этого; но несмотря на это какой прок есть в том, что в первую очередь ты – являющийся Министром Внутренних Дел – натравив на меня Губернатора Афьёна и Эмирдагскую полицию, каждый день вынуждаешь меня переносить мучения целого месяца одиночного заключения и заставляешь жить в полной изоляции, совершенно одиноким? Какой закон позволяет такую страшную жестокость?

Я задаю этот вопрос Министру Внутренних Дел, посредством самого высшего органа юстиции, призванного охранять всеобщие права.

Несправедливо лишённый всех     

гражданских и человеческих прав,

и даже права на жизнь            

Саид Нурси                        

* * *