Некоторые защитительные речи, произнесённые Бадиуззаманом Саидом Нурси в суде города Денизли.

Да, мы– общество, и наше общество такое, что каждый век в нём состоит триста пятьдесят миллионов человек. И каждый день они пятикратным намазом с совершенным почтением демонстрируют свою связь с принципами этого священного общества и своё служение им. Согласно святой программе:

 اِنَّمَا الْمُؤْمِنُونَ اِخْوَةٌ  Ведь верующие — братья” (Коран 49:10), – они молитвами и духовными обретениями спешат на помощь друг другу. Так вот, мы являемся членами этого святого и величественного общества. И наша особая обязанность состоит в том, чтобы достоверным образом довести до верующих людей истины веры, содержащиеся в Коране, и тем самым спасти их и себя от вечной казни и нескончаемого загробного, одиночного заключения. С другими мирскими, политическими и интриганскими обществами и комитетами, и с какой-то вымышленной бессмысленной организацией, в тайном создании которой нас обвиняют, у нас нет абсолютно никакой связи, и мы до этого не опустимся..

………………………………………………………………………………………

Если бы у нас было желание вмешаться в мирские дела, то оно бы не проявилось тихо, как жужжание мухи, а громыхнуло бы, как пушечный снаряд. Обвинять человека, сурово и вызывающе защищавшегося перед Чрезвычайным Военным Трибуналом и в президиуме правительства перед гневом Мустафы Кемаля, в том, что он на протяжении восемнадцати лет, не заметно ни для кого, плетёт мирские интриги, конечно, может лишь питающий в отношении него враждебные замыслы.

В этом вопросе “Рисале-и Нур” не может быть подвергнуть нападению из-за недостатков моей личности или личностей некоторых моих братьев. Он связан непосредственно с Кораном, а Коран – с Великим Аршем. Кому по-силам дотянуться до туда и оборвать эти мощные связи?!

И “Рисале-и Нур”, ставший причиной материальной и духовной благодати в этих краях, проделавший здесь необычайное служение и подтверждённый указаниями тридцати трёх аятов Корана, тремя караматами Имама Али (да будет доволен им Аллах) и несомненными сообщениями Гавса Азама Гейляни, не ответственен за наши простые, личные недостатки, он не может и не должен за них отвечать. Иначе, эти края потерпят непоправимый духовный и материальный ущерб. (Прим.)


Примечание: Это заявление было написано за двадцать дней до землетрясения в Кастамону. С благодатью “Рисале-и Нур” в отличии от других вилайетов он был более сохранён. Сейчас началась беда и подтвердила наше заявление!