Второе Сияние

بِسْمِ اللّٰهِ الرَّحْمٰنِ الرَّحٖيمِ

اِذْ نَادٰى رَبَّهُٓ اَنّٖى مَسَّنِىَ الضُّرُّ وَاَنْتَ اَرْحَمُ الرَّاحِمٖينَ

«Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!»

«…Когда он воззвал к своему Господу: «Постигла меня беда, а Ты – Милосерднейший из милосердных!»» (Коран, 21:83).

Эта молитва героя терпения Пророка Айюба (мир ему) и благословенна, и очень действенна. Но, заимствуя из этого аята, в нашей молитве к Творцу нам следует обращаться так:

رَبِّ اِنّٖى مَسَّنِىَ الضُّرُّ وَاَنْتَ اَرْحَمُ الرَّاحِمٖينَ

«О Господи! Постигла меня беда, а Ты – Милосерднейший из милосердных!».

Краткий смысл знаменитого предания о Пророке Айюбе таков:

Несмотря на свою долгую тяжёлую болезнь, на свои многочисленные раны, думая о великом воздаянии за эту болезнь, он переносил её с великим терпением. Когда черви, появившиеся из его ран, коснулись его языка и сердца, являющихся местами поминания и познания Творца, с мыслью о том, что это помешает этому долгу поклонения Творцу, не ради своего покоя, а ради поклонения Ему он обратился к Всевышнему: «О Господи! Зло коснулось меня, мешает поминать Тебя языком, поклоняться Тебе сердцем». Всевышний в чудесной форме принял эту искреннюю, чистую молитву, совершённую лишь ради Него, наделив его здоровьем, удостоил его различным проявлениям Своей Милости.

Итак, в этом Сиянии имеется пять пунктов:

ПЕРВЫЙ ПУНКТ.

В сравнении с внешними ранами и болезнью пророка Айюба, мы имеем внутренние духовные болезни и раны. Если вывернуть нас на изнанку, то мы покажемся на много больней чем Пророк Айюб. Потому что каждый совершаемый нами грех или сомнение, пришедшее на ум, открывают раны в нашем сердце и на душе. Раны Пророка Айюба несли опасность его короткой мирской жизни. Наши духовные раны же угрожают очень длинной вечной жизни. И мы в тысячу раз больше нуждаемся в произнесённой Пророком Айюбом молитве. Особенно, подобно тому, как черви, появившиеся из ран Пророка Айюба, достигли его сердца и языка, наши, нанесённые грехами, духовные раны порождают сомнения, которые (да упаси Аллах) добираясь до глубины сердца, где хранится вера, ранят её и, вредя духовному вкусу языка, выразителя этой веры, отвращают и отдаляют нас от поминания Всевышнего.