Восьмая часть

Жизнь в Испарте

После 1950 года

В одно сентябрьское утро 1949 года Устаз Саид Нурси был освобождён из Афьёнской тюрьмы. Два комиссара на фаэтоне привезли его в один из домов. Там были и присматривающие за ним ученики. После Афьёнского заключения в жизни Устаза и в служении “Нура” наблюдается следующее развитие. До этого времени Устаз никого не оставлял в своём доме на ночь. С вечера и до восхода солнца его двери были заперты. После Афьёнской тюрьмы же некоторые из преданных учеников оставались для ухода за ним. У Устаза всегда была отдельная комната. К нему могли зайти только когда нужно было чем-нибудь помочь.

После Афьёнской тюрьмы Устаз – по собственному выражению – видел себя уже неким “Третьим Саидом”. Потому что с этого времени служение “Нура” проявилось уже на других стадиях, началось некое всеобщее развитие. Больше других спешила помочь Устазу и приходила к нему для служения “Нура” учащаяся молодёжь. Божественная Милость во многих отношениях обратила несчастье Афьёнского заключения во благо.

Одна из сторон этого блага заключалась в следующем: в дни суда собравшиеся из разных вилайетов и районов ученики Нура смогли познакомиться друг с другом, поделиться между собой сведениями относительно Устаза, “Рисале-и Нур” и служения “Нура”, а также обрести потусторонние и религиозные духовную силу и искреннее братство, исходящие от служения “Нура” на пути Божественного довольства. В дни суда Устаз с учениками шествовали в суд, словно некая колонна героев, что пробуждало в сердцах верующих некую бесконечную любовь к ним ради Аллаха и чувство близости. Эти суды стали неким воодушевляющим средством в деле служения вере и Исламу. Вопреки желанию врагов религии, эта беда породила самоотверженных героев, которые взяли на себя обязанность служения вере посредством “Рисале-и Нур”, сделав это целью своей жизни. Появились новые, просвещённые ученики Нура.