ВОСЬМАЯ НАДЕЖДА. В то время, когда волосы мои покрыла седина, являющаяся признаком старости, эти углубляющие и без того глубокий сонмолодости – суматоха мировой войны, неразбериха моего плена и то славное и почётное положение, в котором я оказался по прибытию в Стамбул, возникшее от того что начиная от Халифа, Шейхульислама и Главнокомандующего, и до учеников медресе, все оказали мне гораздо больше благосклонности и симпатий, чем я заслуживаю, что настолько углубило опьянение молодости и исходящее от него духовное состояние, и тот сон, что я почти видел уже этот мир неизменным, а себя – навечно слившимся с ним…

И вот в те времена, с наступлением Благородного месяца Рамадана, я пошёл в благословенную Стамбульскую мечеть “Баязит”, чтобы послушать там искренних чтецов Корана. С высокой небесной проповедью Коран-Чудоизлагающий языками хафизов очень мощно объявил повеление:

كُلُّ نَفْسٍ ذَٓائِقَةُ الْمَوْتِ извещающее о тленности человека и смерти всех живых. Войдя в уши и дойдя до моего сердца, то повеление разорвало на куски те очень толстые слои беспечности, сна и опьянения. Я вышел из мечети. Ещё несколько дней в моей голове, которая уже давно находилась в той старой беспутной спячке, бушевал ураган и некий дымный огонь. Я ощущал себя неким кораблём со сбившимся компасом. Когда в зеркале я увидел свои волосы, седина сказала мне: “Будь внимателен!”. И вот, благодаря напоминанию этих седых волос, ситуация прояснилась. Я увидел, что молодость на которую я так полагался и чьими удовольствиями был так увлечён, говорит мне: “Прощай!”. И что мирская жизнь, с которой я был так связан любовью, начинает угасать. И этот мир, с которым я тоже был слишком связан, и в который почти влюбился, говоря мне: “Счастливого пути!” – напоминает о моём уходе из этой гостиницы. А также и сам он, говоря: “До свидания!” – тоже готовится уходить. В содержательной сути аята:

كُلُّ نَفْسٍ ذَٓائِقَةُ الْمَوْتِ  Каждая душа вкусит смерть…” (Коран, 3:185)  моему сердцу открылся один такой указательный смысл: “Человеческий род – некая душа, которая умрёт для того, чтобы ожить. И земной шар – это душа, которая тоже умрёт, чтобы войти в некий вечный вид. Весь мир – также некая душа, которая тоже умрёт, дабы преобразоваться в мир иной!”…

И вот в том состоянии я посмотрел на своё положение и увидел, что молодость, являющаяся основой наслаждений, уходит, и на её место приходит старость, являющаяся источником грусти; и уходит очень блестящая и светлая жизнь, а её место готовится занять внешне мрачная и страшная смерть… И этот мир, очень милый и предполагаемый неизменным, являющийся возлюбленным беспечных, очень быстро стремится к исчезновению.