Говорит только истина

В книгах «Рисале-и Нур» доказано, что иногда в угнетении проявляется справедливость. То есть человек по какой-нибудь причине подвергается несправедливости и угнетению, он попадает в бедствие, осуждается на тюремное заключение и оказывается брошенным в тюрьму. Эта причина станет несправедливой, а это осуждение — насилием.

Однако это становится средством проявления справедливости: Божественное предопределение, по другой причине, кого-нибудь являющегося заслуживающим наказания и осуждения в этот раз руками злодея наталкивает на наказание и приводит его к несчастью. Это и является своего рода проявлением Божественной справедливости.

Я сейчас думаю: уже двадцать восемь лет, заставляя переходить из области в область, из посёлка в посёлок, направляют меня из суда в суд. На какое моё преступление ссылаются те, кто совершает эти злодейские пытки? Может, на использование религии в политике? Тогда почему они не могут этого доказать? Потому что на самом деле ничего подобного нет. Один суд, стараясь найти мою вину, месяцами, годами пытается осудить меня. Только он оставит меня, как другой суд, опять же по этому вопросу, снова берет меня под следствие. Некоторое время занимается мною, оказывает на меня давление, подвергает меня различным мучениям. И он тоже меня оставляет, не в силах получить результат. В этот раз уже третий хватает меня за ворот. И вот так я иду, волочась от несчастья к несчастью, от бедствия к бедствию. Так прошли двадцать восемь лет моей жизни.

Наконец они и сами поняли, что вина, которую они мне приписали, не является обоснованной. Специально ли они сделали это обвинение, или же они поддались некоему подозрению? Будь то специально, или будь то из-за подозрений, но то, что у меня не было отношения к такой вине, я совершенно точно, несомненно, по совести знаю… И даже весь мир справедливости знает, что я не являюсь тем человеком, который использует религию в политике… И это знают даже те, кто приписал мне эту вину. В таком случае, отчего они упорно продолжали совершение против меня этого насилия? Отчего я, невиновный, подвергся такому продолжительному насилию и настойчивым пыткам? Почему я не избежал этих бед? Не противоречит ли это обстоятельство Божественной справедливости?

Четверть века на эти вопросы я не мог найти ответа. И только теперь я познал истинную причину свершённых надо мною насилия и мучений.